Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      XIX.  Здесь они  стали  готовиться  к новому сражению; но их остановило
необыкновенное,  не поддающееся описанию  зрелище. Со всех  сторон появились
бежавшие с криком и  воплями, через оружие  и трупы к своим мужьям и  отцам,
точно  исступленные, похищенные дочери  сабинцев,  одни  с  грудными детьми,
которых они прижимали к  груди, другие с распущенными волосами;  но все  они
называли самыми нежными именами то сабинцев, то римлян.  Те  и  другие  были
растроганы и  дали  им  место в своих  рядах. Их  рыдания слышали  все.  Они
возбуждали к себе сострадание одним своим видом, но еще более своими речами,
которые  они  начали защитой  своих прав и увещаниями  и кончили мольбами  и
просьбами. "Чем  оскорбили мы вас, -- говорили они, -- чем провинились перед
вами, что  нам пришлось  уже  вытерпеть лютое горе  и приходится терпеть его
теперь?  Нас  похитили насильно,  противозаконно  те, кому мы принадлежим  в
настоящее время;  но, когда нас  похитили,  наши  братья, отцы и близкие так
долго не вспоминали о нас, что мы принуждены были соединиться самыми тесными
узами  с предметом  нашей  жесточайшей ненависти  и теперь должны бояться за
тех, кто увел нас, поправ законы, -- когда они сражаются, и  плакать по ним,
когда они  умирают! --  Вы не явились  мстителями нашим оскорбителям за нас,
девушек,  теперь  же  лишаете жен  -- мужей,  детей  -- их  матерей. Помощь,
которую  вы   оказываете  теперь  нам,  несчастным,  хуже  вашего   прежнего
равнодушия к нашей судьбе и предательства. Вот как любили нас они, и вот как
жалеете нас  вы!  Если  бы  даже вы вели  войну из-за чего-либо другого,  вы
все-таки должны были прекратить ее, так как сделались благодаря нам зятьями,
дедами и ближними родственниками; но,  если война ведется из-за нас, уведите
нас  с  вашими  зятьями  и  нашими  детьми  и  верните  нам  наших  отцов  и
родственников, не отнимайте от нас  наших  детей и  мужей! Заклинаем вас, не
заставляйте нас снова делаться рабами!.."
     Так горячо просила Герсилия;  ее просьбы поддержали и  другие  женщины.
Было заключено  перемирие.  Предводители вступили в переговоры. В  это время
женщины водили  своих мужей  к своим отцам  и братьям,  брали с собой детей,
носили нуждавшимся  пищу и питье, раненых приносили  к себе в дом и окружали
их  своими попечениями, позволяли  им убедиться,  что они хозяйки у  себя  в
доме,  что их мужья оказывали им всяческое внимание и  уважали их и  любили,
как только умели.
     По условию  мирного  договора,  каждая  женщина  могла  остаться,  если
желала, у своего мужа, но, как сказано выше, должна  была  быть  свободна от
всякого  труда и всякой черной работы, кроме пряжи шерсти; римляне и сабинцы
обязаны  жить в городе  вместе; последний  должен называться  в честь Ромула
Римом,  но  все  римляне  --  "квиритами" в  честь  родины  Татия; власть  и
начальство должны быть разделены между обоими царями.
     Место, где  заключен  был  этот  договор,  до сих  пор  еще  называется
Комитием, от латинского "комйре" -- "собираться".

     XX.  Население  города увеличилось,  вследствие чего  из  сабинцев было
избрано сто новых патрициев. Число солдат легиона увеличилось до шести тысяч
пехоты и шести сотен конницы. Было составлено три трибы, названные: первая в
честь Ромула --  "Рамны",  вторая  -- "Татии", в  честь  Татия, и  третья --
"Лукеры", по  имени  священной рощи,  куда спасались многие,  искавшие  себе
убежище и  получившие затем права гражданства:  "роща"  яо-латыни -- "лукос"
[lucus]. Что  триб было  столько, видно  из самого их  имени: до сих пор еще
наши  филы  римляне называют трибами,  филархов  -- трибунами. Каждая  триба
состояла из десяти курий, названных, как уверяют  некоторые, именами женщин,
о которых говорено  выше. Но этому трудно верить: многие  из них имеют имена
различных местностей.
     Женщинам оказаны были и многие другие знаки уважения; например, мужчины
должны  были  уступать  им  дорогу,  не  говорить в обществе  женщин  ничего
неприличного, не показываться перед ними голыми; они не могли быть обвиняемы
в убийстве; они, как  и их  дети,  носили на шее "буллу",  названную так  по
сходству с пузырем, и тогу с красною каймой.
     Цари  совещались  не сразу вместе, друг с другом, -- каждый имел сперва
отдельные  совещания  с  сенаторами,  и затем все собирались вместе на общий
совет.
     Татий жил там,  где в настоящее время стоит храм Юноны-Монеты, Ромул --
у "лестницы Кака". Она находится  при спуске с Палатинского холма  в Большой
Цирк. Здесь же росло, говорят, священное кизиловое дерево, с которым связано
следующее предание.  Желая  испытать  свои  силы,  Ромул  бросил  однажды  с
Авентинского холма  свое копье с  древком из кизила.  Копье  ушло  глубоко в
землю. Несмотря на усилия многих, никто не мог вытащить его. Древко осталось
в земле,  принялось в  ней,  дало  сучья и  превратилось  в огромный  ствол.
Преемники Ромула смотрели на него  как на  нечто в высшей степени священное,
берегли его, чтили и окружили стеною. Если кому-либо из прохожих  он казался
вянущим, зелень его -- не свежей, но как бы чахнущей от недостатка  питания,
он тотчас же громко заявлял об этом попадавшимся ему навстречу. Те, точно на
пожаре, с криком требовали воды и сбегались со всех сторон к месту с полными
воды кувшинами.  Говорят, когда  Гай Цезарь Калигула приказал  ремонтировать
лестницу,  рабочие,  роя  поблизости  землю,  нечаянно  повредили все  корни
дерева, и оно засохло.

     XXI.  Сабинцы  приняли  римские  названия  месяцев,   о  чем  я  привел
необходимые  замечания в  жизнеописании  Нумы, Ромул же ввел в  войске  щиты
употреблявшегося  у  них  образца  и  переменил  вооружение как  свое, так и
римских солдат, носивших раньше щиты аргосского  образца. Праздники и жертвы
были  у них установлены общие, причем оба народа удержали те из них, которые
существовали раньше, и учредили новые, например, Матроналии, в честь женщин,
содействовавших окончанию войны, и Карменталии.  Одни говорят,  что Кармента
-- парка, виновница человеческого рождения, вследствие чего ее особенно чтут
матери,  другие  --  что  Карментой была названа вещая жена аркадского  царя
Эвандра, облекавшая свои предсказания в стихотворную  форму: "стихотворение"
по-латыни -- "кармен". Настоящее ее имя было Никострата. С этим  объяснением
согласны все. Некоторые,  однако,  дают  имени Карменты более правдоподобное
объяснение и  переводят  его  "безумная",  так  как  в  исступлении теряется
рассудок. "Не иметь  чего-либо" по-латыни --  "карере",  "ум" --  "мене".  О
празднике Палилий было сказано выше.
     Праздник   Луперкалий,  судя  по  времени,  в  которое  его  справляют,
принадлежит к числу очистительных: он  происходит в "несчастные" дни февраля
месяца, "очистительного" месяца в переводе. День праздника назывался издавна
"фебрата".   У  греков  ему   соответствует  праздник  Ликеи,   что   служит
доказательством, что в глубокой древности празднование его перенесли сюда из
Аркадии  товарищи  Эвандра.  Мнение  это  разделяется  всеми: имя  праздника
происходит от "волчицы".  Мы видим, по крайней  мере, что "луперки" начинают
бежать  от  того места, где, по преданию,  был брошен  Ромул; но то, что они
делают, трудно объяснимо.  Они убивают коз, затем  один из них дотрагивается
окровавленным ножом до лба двух присылаемых к ним мальчиков хороших фамилий,
другие  начинают стирать кровь  клочком  шерсти, омоченной  в молоке.  Когда
мальчикам стирают кровь,  они должны смеяться.  Затем из козьей кожи луперки
выкраивают  ремни и бегают потом  голыми, но в передниках,  по улицам и бьют
прохожих ремнями. Молодые женщины не уклоняются от ударов, думая что они при
беременности облегчают роды. Особенность праздника  состоит также в том, что
луперки приносят в  жертву собаку.  Бутас, написавший в элегическом  размере
сборник легенд  о происхождении римских обычаев,  говорит, что, когда  Ромул
убил со своими  товарищами Амулия, они в восторге  побежали  туда, где его с
братом  малолетками  нашла волчица;  что  названный  праздник  установлен  в
подражание их бегу и что молодые люди бегут,
     Встречным наносят удары; так некогда, Альбу покинув,
     Юные Ромул и Рем мчались с мечами в руках.
     Окровавленным ножом  дотрагиваются до лба, по  его объяснению,  в  знак
того, что тогда совершено  было убийство и убийцам угрожала опасность, кровь
же обтирают  молоком в память  того, что  братья были вскормлены им. Историк
Гай Ацилий говорит,  что еще до основания города, Ромул с товарищами потерял
свои стада.  Они помолились Фавну и  побежали искать  их, раздевшись донага,
чтоб  не  устать  вспотевши. Вот почему луперки  бегают голыми. Если  жертва
очистительная,  они приносят в жертву собаку в видах очищения,  как и греки,
при очистительных жертвах, убивают собак и часто совершают "перискилакисмы";
но если же жертва  благодарственная --  волчице,  за  воспитание  и спасение
Ромула,  -- принесение  в жертву собаки вполне естественно:  собака  -- враг
волка, если  только луперки не наказывают это животное за то, что оно кусает
их, когда они бегают.

     XXII.  По  преданию,  Ромул  первый  установил культ  священного огня и
учредил  должность  весталок.  Некоторые  приписывают  это  Нуме.  Известно,
однако,  что  Ромул  был очень  благочестив, затем,  что  владел  искусством
прорицания и носил при гаданиях "литюон" [lituus]  --  кривую палку, которою
авгуры  очерчивают  в  воздухе  четырехугольник  для  своих  наблюдений.  Он
хранился  на Палатине, но  исчез  во время  взятия города  галлами. Когда же
неприятели были  прогнаны,  его нашли  под  глубоким  слоем пепла.  Огонь не
тронул его, хотя все другое было истреблено, уничтожено пожаром.
     Ромул издал также некоторые законы. Самый суровый из них состоит в том,
что  женщина не имеет права уйти от мужа; но муж  может  прогнать жену, если
она оказалась  виновной в  отравлении или подмене детей  или была поймана  в
прелюбодеянии.  Кто  отсылал  жену по  другой причине,  должен был  половину
своего состояния отдать жене, половину -- посвятить Церере. Кто разводился с
женой, обязан был принести жертву подземным богам.
     Замечательно, что царь не издал никаких законов, карающих отцеубийство,
и назвал  каждое человекоубийство "отцеубийством", так как первое обрекалось
проклятию,  второе  считалось  вовсе  невозможным.  Долго  не  было примеров
подобного  рода преступления,  в Риме  никто  не  решался  совершить  его  в
продолжение почти шестисот лет. Первым отцеубийцей называют Луция Гостия. Он
совершил  это  преступление  после  Второй  Пунической  войны.  Но  об  этом
довольно.

     XXIII.  В  пятый   год  царствования  Татия   кто-то  из  его  близких,
родственники  его встретили направлявшихся в  Рим лаврентских послов, напали
на них в дороге  с целью отнять  у них деньги и убили,  так как те не хотели
отдать  их,  защищались.  Когда  преступление  было совершено,  Ромул  желал
немедленно наказать виновных; но  Татий медлил,  откладывал дело.  Это  было
единственным случаем,  из-за которого у царей вышла  явная размолвка  друг с
другом.  В  остальном  между  ними царствовало  единодушие,  и они в  полном
согласии управляли государством. Между  тем  родственники убитых, не получая
от  Татия  законного  удовлетворения, напали  на него, когда  он приносил  в
Лавинии  жертву  вместе  с Ромулом,  и  убили, Ромула же  проводили до дому,
прославляя  его справедливость.  Он  с почетом похоронил Татия -- его могила
находится возле Армилустрия, на Авентине, -- и совершенно забыл об убийстве.
Некоторые  историки  рассказывают,  что  испуганные  лаврентцы выдали  убийц
Татия, но Ромул отпустил их, сказав, что "убийство искуплено убийством". Эта
фраза заставила говорить о себе и возбудила подозрение, что ему было приятно
избавиться от  товарища по управлению. Все это не повлекло, однако, за собою
никаких  беспорядков; сабинцы оставались спокойны: одни  любили царя, другие
боялись  его  власти,  третьи  смотрели  на  него  почти как  на  бога,  что
обеспечивало ему всегдашнюю преданность и уважение с их стороны.
     Ромула  уважали  многие  и  не  его  подданные.  Так  древние  латиняне
отправили  к нему  послов с  предложением  дружбы  и  союза.  Напротив,  ему
пришлось  взять Фидены, соседний  с Римом город, неожиданным нападением, как
рассказывают некоторые, --  он послал вперед конницу  и, приказав  ей  сбить
петли у  городских ворот,  внезапно появился  потом сам. Другие говорят, что
фиденцы  напали первыми, взяли добычу и страшно  опустошили страну вплоть до
предместья города.  Ромул устроил им засаду, нанес огромные потери и взял их
город.  Он  не разрушил его, не  разорил, но превратил в  римскую колонию --
послал туда, в апрельские иды, две с половиною тысячи колонистов.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0678 сек.