Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      XI. КОГДА толпа перестала кричать и шуметь, потребовал  слова  Коминий.
"Братья по оружию, - сказал он, -  вам  нельзя  заставить  человека  принять
награду, если он не принимает ее и не желает принять. Дадим же ему  награду,
от  принятия  которой  он  не  может  отказаться,  -  пусть  он   называется
Кориоланом, если только раньше нас его подвиг не дал ему этого прозвища".  С
тех пор  Марций  стал  называться  третьим  именем  -  Кориолана.  Из  этого
совершенно ясно, что личное его имя было  Гай,  второе  родовое,  -  Марций.
Третье имя получали не сразу, и оно должно было напоминать подвиг,  счастье,
наружность  или  же  нравственные  качества.  Так,  греки  давали  в  память
каких-либо подвигов прозвища Сотера или Каллиника, за наружность  -  Фискона
или Грипа, нравственные  качества  -  Эвергета  или  Филадельфа,  счастье  -
Эвдемона, прозвище, которое носил  Батт  II.  Некоторые  из  царей  получали
прозвища даже в  насмешку  -  Антигон  Досон  и  Птолемей  Латир.  Еще  чаще
встречались подобного рода прозвища у римлян. Один из  Метеллов  был  назван
Диадематом за то, что раненый долго ходил с повязкой  на  голове,  другой  -
Целером за то, что успел всего через несколько дней после смерти отца дать в
честь умершего гладиаторские игры, удивив тою быстротою  и  поспешностью,  с
какою умел устроить их. Некоторым римлянам до сих  пор  еще  дают  прозвища,
смотря по тому, когда они родились, - сыну,  родившемуся  во  время  отъезда
отца, - Прокла, после смерти его - Постума. Одного из близнецов, пережившего
брата,  зовут  Вописком.  Равным  образом  даются  прозвища  и  по  телесным
недостаткам и притом не только такие, как Сулла, H игр или Руф, но и Цек или
Клодий. Римляне поступают прекрасно, приучая не стыдиться и насмехаться  над
слепотою или другим телесным недостатком, но  видеть  в  них  не  более  как
отличительные признаки.  Впрочем,  этим  вопросом  занимаются  другого  рода
сочинения.
     XII. КОГДА война кончилась,  народные  вожаки  снова  стали  возбуждать
волнения. Они не имели для этого нового повода или справедливого основания -
они  только  взваливали  на  патрициев  те   несчастия,   которые   являлись
необходимым следствием их  прежних  раздоров  и  волнений.  Почти  все  поля
оставались  незасеянными  и  неубранными,  между  тем  война  не   позволяла
запастись хлебом из-за границы. Нужда в хлебе  была  очень  велика,  поэтому
вожаки, видя, что его нет, а если бы он и был, - народу  не  на  что  купить
его, стали распускать клевету относительно богатых, будто они устроили  этот
голод по своей ненависти к народу.
     В это время приехали послы из Велитр, которые желали присоединить  свой
город к римским владениям и просили дать им колонистов: чума, бывшая у  них,
действовала  так  опустошительно,  сгубила  столько  народу,  что  от  всего
населения осталась едва  десятая  часть.  Умные  люди  думали,  что  просьба
велитрцев и их желание как нельзя более кстати, -  вследствие  недостатка  в
хлебе республика нуждалась в своего рода  облегчении  -  вместе  с  тем  они
надеялись на  прекращение  несогласий,  если  город  освободится  от  крайне
беспокойной, нарушавшей вместе со своими  вожаками  порядок  толпы,  как  от
чего-то вредного, опасного. Консулы вносили  в  список  имена  таких  лиц  и
намерены были отправить их в качестве колонистов, других  назначали  в  ряды
войска, которое должно было идти в поход против вольсков, - желая прекратить
волнения внутри государства в надежде, что, служа в одном войске и  находясь
в одном лагере, бедняки и богачи, плебеи  и  патриции  не  будут  с  прежней
ненавистью относиться друг к другу, станут жить в большем согласии.
     XIII. ОДНАКО народные вожаки Сициний и Брут восстали против  их  плана.
Они кричали, что консулы  хотят  назвать  красивым  именем  "переселения"  в
высшей степени бессердечный поступок; что они  толкают  бедняков  как  бы  в
пропасть, высылая их в город,  где  свирепствует  чума  и  грудами  валяются
непогребенные трупы,  -  чтобы  они  жили  там,  подвергаясь  мщению  чужого
божества; что им мало того, что одних из граждан они морят  голодом,  других
посылают на жертву чуме, - они начинают еще по собственному  желанию  войну;
пусть граждане испытают все бедствия за то, что не хотели идти  в  кабалу  к
богачам!.. Под впечатлением их слов народ отказывался идти в солдаты,  когда
консулы объявили набор, и не хотел и слышать о переселении.
     Сенат не знал,  что  делать,  Марций,  в  то  время  уже  высокомерный,
уверенный в себе, уважаемый самыми влиятельными из граждан, был  самым  ярым
противником черни. Те, кому выпал жребий идти в качестве колонистов, все  же
были отправлены под  страхом  строгого  наказания,  зато  другие  решительно
отказались идти в поход. Тогда Марций взял  с  собою  своих  клиентов  и  из
других граждан - тех, кого ему удалось склонить на свою  сторону,  и  сделал
набег на владения антийцев. Он захватил массу хлеба, взял огромную добычу из
скота и людей, но себе не оставил  ничего  и  вернулся  в  Рим,  причем  его
солдаты и везли, и несли множество различного рода  вещей,  вследствие  чего
другие раскаивались и завидовали разбогатевшим солдатам, но  были  озлоблены
против Марция и недовольны тем, что он пользовался известностью и  влиянием,
возраставшими, по мнению недовольных, во вред народу.
     XIV.  ВСКОРЕ  Марций  выступил  кандидатом  на  консульскую  должность.
Большинство  было  на  его  стороне.  Народ  стыдился  оскорбить   человека,
выдававшегося среди других своих происхождением и храбростью,  обидеть  его,
когда он оказал государству стольких важных услуг. В  то  время  не  было  в
обычае, чтобы кандидаты на консульскую должность просили содействия граждан,
брали их за руку, расхаживая по форуму в одной тоге, без  туники  для  того,
быть может, чтобы своею скромною внешностью расположить в пользу  исполнения
их просьбы, или же для того,  чтобы  показать  свои  шрамы  как  знак  своей
храбрости, - у кого они были. Римляне желали,  чтобы  просители  ходили  без
пояса и туники не потому, конечно, что подозревали их в  раздаче  денег  для
подкупа избирателей, - подобного  рода  купля  и  продажа  появились  позже,
спустя долгое время; тогда только деньги стали играть роль при голосовании в
Народном собрании. Отсюда взяточничество перешло в суды и войско  и  привело
государство к единовластию: деньги поработили оружие. Совершенно справедливо
сказал кто-то, что первым отнял у народа свободу человек, выставивший народу
угощение и раздавший подарки. Вероятно,  в  Риме  зло  это  распространялось
тайно, постепенно, и обнаружилось не сразу. Кто подал пример подкупа  народа
или судей в Риме, я не знаю, но в Афинах первым подкупил судей, говорят, сын
Антемиона, Анит, преданный суду по обвинению в государственной измене, из-за
Пилоса уже под конец Пелопоннесской войны, когда на римском форуме  был  еще
золотой век нравственности.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1066 сек.