Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      XVII. ДЛИННАЯ речь Марция сообщила такое  же  сильное  воодушевление  и
молодым сенаторам, и почти  всем  богачам.  Они  кричали,  что  единственный
человек в республике,  непобедимый  и  чуждый  лести,  -  он.  Некоторые  из
стариков сенаторов возражали ему, боясь последствий.  Действительно,  ничего
хорошего из этого не вышло. Присутствовавшие в заседании трибуны, видя,  что
мнение Марция одерживает верх, с криком выбежали к народу  и  стали  просить
чернь собраться и помочь им. Состоялось шумное  Народное  собрание.  Трибуны
передали ему содержание речи Марция. Раздраженный народ едва не  ворвался  в
заседание сената. Но трибуны обвиняли  одного  Марция  и  отправили  за  ним
служителей, чтобы он мог оправдаться; но он,  выйдя  из  себя,  прогнал  их.
Тогда трибуны явились вместе с эдилами,  чтобы  взять  его  силой.  Они  уже
схватили его; но патриции окружили его и выгнали  трибунов,  а  эдилов  даже
избили.
     Наступивший вечер положил  конец  беспорядкам.  Ранним  утром  началось
страшное возбуждение среди народа. Видя, что он стекается отовсюду, консулы,
в страхе за судьбу города, созвали заседание сената и предложили ему решить,
какими благожелательными речами и мягкими  постановлениями  можно  водворить
тишину и спокойствие среди народных масс.  Они  говорили,  что  в  настоящую
минуту не время проявлять свое честолюбие или спорить  о  почестях,  -  дела
находятся в опасном, обострившемся  положении;  необходима  власть  умная  и
снисходительная. Большинство согласилось с ними.  Тогда  консулы  явились  в
Народное собрание и обратились к народу с речью, - какая  всего  более  была
необходима. Они старались успокоить его, вежливо отвергали возводимую на них
клевету, не  выходя  из  границ  умеренности,  советовали  ему  исправиться,
порицали его поведение и уверяли, что относительно цены  при  продаже  хлеба
сенат будет действовать вместе с народом.
     XVIII. НАРОД, за немногими исключениями, соглашался с ними.  Порядок  и
тишина, с какою он держал себя, доказывали ясно, что он слушает их, разделяя
их мнение, и успокаивается. Но тут вмешались в дело трибуны.  Они  объявили,
что народ будет слушаться умных решений  сената  во  всем,  что  может  быть
полезно, но требовали Марция  для  оправдания  в  его  действиях:  разве  он
возбуждал сенаторов и отказался явиться по приглашению трибунов не для того,
чтобы произвести в государстве смуты и уничтожить демократию? Обрушив  удары
и брань на эдилов,  он  желал  возжечь,  насколько  это  от  него  зависело,
междоусобную войну, заставить граждан взяться за  оружие...  Их  речь  имела
целью унизить Марция, если бы он начал, в противоположность  своему  гордому
характеру, льстить народу, или же, когда бы остался верен своему  характеру,
вооружить против него народ до последней степени, - на что они  всего  более
рассчитывали, прекрасно изучив его.
     Обвиняемый явился  как  бы  для  оправдания.  Народ  умолк;  воцарилась
тишина. Ожидали, что Марций станет молить о прощении, он же начал  говорить,
не только ничем не стесняясь, но и обвинял народ  более,  чем  то  позволяла
откровенность, и своим голосом и наружностью показывал мужество, граничившее
с презрением и пренебрежением. Народ пришел в бешенство, явно выказывал свое
неудовольствие  и  раздражение  вследствие  его  речей.  Самый  дерзкий   из
трибунов, Сициний, посоветовавшись немного с товарищами по должности, громко
объявил затем, что трибуны произносят Марцию смертный приговор,  и  приказал
эдилам вести его на вершину Тарпейской скалы и оттуда немедленно сбросить  в
пропасть. Эдилы схватили его; но даже  народу  поступок  трибунов  показался
чем-то ужасным и наглым, что же касается патрициев,  они,  в  исступлении  и
ярости, кинулись на крик Марция о помощи. Одни толкали тех, кто хотел  взять
его, и окружили его, другие протягивали с мольбой  руки  к  народу.  Речи  и
отдельные слова пропадали в  таком  страшном  беспорядке  и  шуме.  Наконец,
друзья и родственники  трибунов,  убедившись,  что  Марция  можно  отнять  и
наказать, только убив множество патрициев,  посоветовали  трибунам  отменить
необыкновенное наказание для  подсудимого,  смягчить  его,  не  убивать  его
насильно, без суда, но подвергнуть суду народа. После этого поднялся Сициний
и спросил патрициев, почему они отнимают Марция  у  желающего  наказать  его
народа. В свою очередь, последние спрашивали  их:  "Для  чего  и  почему  вы
желаете без суда наказать самым жестоким и  беззаконным  образом  одного  из
первых людей в Риме?" - "Не считайте это предлогом для вашего  несогласия  и
вражды с народом: он исполнит ваше требование,  обвиняемый  будет  судим,  -
отвечал Сициний. - Тебе, Марций мы приказываем  явиться  в  третий  рыночный
день и убедить граждан в своей невиновности. Они будут твоими судьями".




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1219 сек.