Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

    XCIII. Вообще Олимпиада по свидетельстам  многих  историков  проявила
себя в Македонии еще более жестокой, чем ее сын в Александрии. Природную
горячность и мстительный нрав она обратила теперь,  когда  представилась
возможность, против знатных македонян, из коих едва ли не каждый  второй
был некогда во враждебной ей партии при дворе Филиппа. Все они были уби-
ты по приказу Олимпиады за мнимую принадлежность к  заговорщикам.  Тогда
же царица погубила и Арридея, слабоумного брата  Александра,  рожденного
от фессалийской танцовщицы. Сама Олимпиада вновь, как много  лет  назад,
поселилась в Пелле и управляла страной от имени царя. В Македонии  оста-
лись только отряды, составленные из фракийцев и азиатов, македонские во-
ины были либо распущены по домам с запретом иметь оружие, либо отправле-
ны в отдаленные сатрапии. Теперь уж никто не смел и слова плохого вымол-
вить о царе-таков был страх перед иноплеменниками-солдатами, да эксатро-
выми сикофантами, которые во множестве появились по всей стране.
   XCIV. Когда казни наконец прекратились и Александр почувствовал  себя
в безопасности, он появился перед александрийцами на празднике  в  честь
Зевса. Многие историки утверждают, что Аммон-принятое у египтян имя  бо-
га, которого мы называем Зевсом, других же различий между  ними  нет.  Я
скорее склонен согласиться в этом вопросе с Дифридом, который в трактате
"О божествах разных народов" приводит убедительные доказательства разли-
чия этих двух богов. Так, например, до сих пор в  Александрии  есть  от-
дельные храмы Аммона и Зевса, праздники в честь этих богов справляются в
различные дни и по-разному, да и деяния, приписываемые им, ни в  чем  не
сходны. Аммон, иначе называемый Ра, походит скорее на Гелиоса, который и
вовсе не бог, а титан. Известна однако особая приверженность  Александра
Аммону, которого он, видимо, все же считал подобием Зевса,  почему  я  и
счел уместным познакомить читателя со своим мнением на этот счет.
   Итак, Александр появился на площади перед храмом и,  принеся  жертву,
направился было назад во дворец, когда был встречен толпой горожан,  ко-
торая, к немалому его удивлению, с радостью приняла его  приход  и  при-
ветствовала пожеланиями здоровья и восхвалениями, называя его между про-
чим "отцом народа", чем привела Александра в полный восторг. Между тем в
такой радости александрийцев нет  ничего  удивительного,  ибо  их  город
всегда был у царя на особом счету и благодаря этому ни в чем не  испыты-
вал недостатка, так что у его жителей были все основания беспокоиться  о
здоровье своего благодетеля, о котором, как я уже говорил, ходили весьма
тревожные слухи, и радоваться его возвращению. К этому  можно  добавить,
что во время казней горожане почти совсем не пострадали, смерти же  сол-
дат, которые лишь приносили в их жизнь тревоги от  соседства  с  военным
лагерем, не могли ухудшить отношения александрийцев к царю. Черезвычайно
довольный поведением горожан, Александр повелел провести в  городе  игры
по случаю своего спасения и раздать каждому жителю  города  по  золотому
дарику, с тех же пор он приказал именовать себя, помимо прочих  титулов,
отцом народа. XCV. После этого случая Александр,  ободренный  тем,  что,
как он заключил, люди одобряют его действия, и освободившийся  на  время
от страхов и недобрых предчувствий, вернулся наконец  к  государственным
делам и предпринял все меры к тому, чтобы укрепить свое положение. Преж-
де всего царь послал для борьбы с отложившимися сатрапами армию во главе
с Hеархомпоследним, кому он безоглядно доверял, а также и другую  армию,
под начальством Леонната и Селевка-против восставших бактрийцев,  согдов
и индийцев. Каждому из этих двоих он строго наказал следить за товарищем
и, не удовлетворившись этим, приставил к ним под видом разного рода  по-
мощников множество соглядатаев дабы предотвратить измену. Также поступал
царь и при управлении сатрапиями, стремясь разделить  власть  между  как
можно большим числом сатрапов, гипархов и стратегов, тех же  из  прежних
сатрапов, о ком ему донесли что-либо, по его мнению, подозри тельное, он
вызвал в Александрию, чтобы казнить одних и изгнать на отдаленные остро-
ва других. Обе посланные Александром армии имели успех-Hеарх  уже  через
год одержал победу и вернул обе порученные ему сатрапии царю,  поход  же
Леонната и Селевка продлился четыре года, при этом они  повторили  путь,
проделанный незадолго до того самим Александром. Им однако пришлось зна-
чительно легче, ибо всюду они пользовались поддержкой городов,  основан-
ных Александром, население которых, состоявшее в большинстве из греков и
македонян, приветствовало воинов Леонната и Селевка как  избавителей  от
ярости варваров, последние же, пав духом при одном известии о  том,  что
Александр жив, присмирели и успокоились.
   XCVI. С посланными на восток армиями ушли последние воины из тех, кто
начинал когда-то поход в Азию под началом царя. С этого  времени  войско
Александра изменилось, а именно-в нем не осталось больше людей,  которые
добровольно шли в бой, побуждаемые к тому  более  высокими  помыслами  о
мести варварам и славе Греции, нежели корыстью. Армия царя  составлялась
теперь почти только из одних наемников, продающих свою службу тому,  кто
больше заплатит, и, следовательно, смотрящих на войну лишь как на способ
наживы. Такая армия, конечно, сражается  лучше  привычного  нам  войска,
состоящего из обычных граждан какого-либо города, ибо она составлена  из
мужей, которые, сделав войну своим основным занятием, несомненно  лучшие
бойцы, чем люди, занимающиеся любым другим делом. Однако боевой дух  та-
кой армии и мужество ее воинов, сражающихся за собственное  благополучие
и объединенных лишь стремлением ограбить  вражеский  город  или  лагерь,
несравненно ниже доблести тех, кто идет в бой плечом к плечу  со  своими
соотечественниками, одушевляемый благородными мыслями о  благе  отчизны.
Таково мое мнение о том,  какой  способ  формирования  армии  предпочти-
тельней.
   XCVII. В эти дни Александр вновь обратился к Стасикрату и другим мас-
терам, на время им позабытым. Теперь царь вернулся к мыслям о  том,  как
прославиться в веках, оставив подобно Периклу после себя  величественные
сооружения, которые людская память связывала бы с его  именем.  Подобные
помыслы внушило Александру зрелище пирамид, которые он миновал во  время
одной из своих поездок вверх по Hилу. Царь предложил мастерам  выстроить
еще одну пирамиду, которая красотой и великолепием превзошла бы все про-
чие. Мастера согласились и приступили было к созданию плана,  как  вдруг
на третий день после этог боги явили знамение,  которое  переменило  ход
событий, установленный людьми. Море внезапно поднялось и затопило  берег
на глубину в сто оргий, а через два часа вода столь же внезапно отхлыну-
ла. Hа обнажившейся земле остались различные морские животные, тела  ко-
торых образовали в одном месте подобие гигантской буквы "П". Прорицатели
единодушно истолковали знамение как гнев Посейдона, который, столько лет
пренебрегаемый людьми ради Ареса, Афины и других богов, напоминал о  се-
бе. Тотчас после этого Стасикрат явился к царю и  предложил  ему  вместо
пирамиды выстроить в гавани огромный маяк, посвятив его Посейдону, чтобы
умилостивить владыку морей. Великолепие замысла,  соединявшего  дерзость
со своевременностью и благочестием поразило Александра. По приказу  царя
строительство маяка началось в том же месяце.
   XCVIII. Маяк был выстроен на острове Фарос, который, прикрывая  Алек-
сандрию со стороны моря, образует обширную гавань этого города. Царь  не
покидал Александрии, пока постройка не была завершена. Излюбленным заня-
тием Александра в это время было посещение места строительства,  где  он
находился часами, наблюдая за ходом работ.
   Этот маяк, известный как маяк Посейдона, доныне поражает  величием  и
дерзновенностью замысла мастеров, сумевших с небывалой быстротой  испол-
нения возвести сооружение замечательной красоты. Маяк представляет собой
башню, украшенную статуями, изображающими обитателей моря, и  великолеп-
ными барельефами и увенчанную золотой статуей Посейдона работы  Лисиппа,
которой придано сходство с Александром. Повелитель моря изображен воссе-
дающим на троне, в правой руке он держит фонарь. Этот фонарь и дает свет
от маяка. Он содержит внутри сложную машину, которая при сгорании масла,
приготовленного особым способом, испускает такой яркий свет, что по сви-
детельству моряков он заметен в море на расстоянии  пятисот  стадиев.  В
высоту башня вместе со статуей насчитывает четыреста футов.
   Рассказывают, что когда восставшие греки хотели  разрушить  маяк,  то
александрийцы воспротивились и не допустили этого, говоря,  что  следует
видеть в подобном сооружении не идол, построенный тираном, но  достойное
Посейдона подношение и памятник умению мастеров. Вот таким образом  выш-
ло, что из всех известных нам великих построек  Александра  один  только
Посейдонов маяк дошел до нас в целости.
   XCIX. Многие авторы полагают, что именно с того времени у  Александра
вошло в обычай устраивать по  самому  незначительному  поводу  роскошный
пир, длившийся иной раз несколько дней подряд, так что гости вставали  с
лож только затем, чтобы поспать. Впрочем, не возбранялось и спать  прямо
у стола, чем многие охотно пользовались, уподобляясь в  своем  убожестве
свиньям, которые спят не отходя от корыта. Александр сам давал сотрапез-
никам пример неумеренности в питье, те же, кто по  простоте,  а  кто  из
страха, не отставали от царя, и часто пиры превращались в настоящие  ор-
гии, когда чудовищные фантазии, порожденные затуманенным вином  разумом,
воплощались по приказу Александра в явь. Так однажды одного из слуг зас-
тавили проглотить живую змею, чтобы посмотреть, выползет ли она обратно,
в другой раз царь приказал каждому из пирующих возлечь с тем,  кто  ока-
зался на ложе напротив, не разбирая пола и возраста. Писать  о  подобном
неприятно и тягостно настолько же, насколько и читать, поэтому я, упомя-
нув о таких случаях в жизни Александра, дабы меня не смогли упрекнуть  в
намеренном их умолчании, с облегчением перехожу к  описанию  других  дел
царя, о которых можно хотя бы говорить без неловкости.
   C. Последним значительным  государством  на  западе,  независимым  от
Александра, оставалась Карфагенская держава. Hекогда Карфаген был  осно-
ван финикийцами, но затем обрел независимость и покорил многие  соседние
с ним царства и народы. Hо теперь и карфагеняне  трепетали  перед  Алек-
сандром, осознавая свою слабость по сравнению с его  царством.  Стремясь
отвратить от своего государства гнев Александра, они присылали  в  Алек-
сандрию одно за другим посольства с богатыми дарами и заверениями в веч-
ной дружбе с царем. Впрочем, с равным успехом они могли бы ничего подоб-
ного не предпринимать, так как давнее намерение царя совершить поход  на
запад ни для кого не было секретом, а явные свидетельства того, что  за-
падные народы опасаются такого похода, лишь  укрепляли  решимость  Алек-
сандра. Вскоре после завершения постройки маяка  Александр  открыто,  не
таясь от карфагенян, начал собирать войско и строить флот. Всего на этот
раз было набрано семьдесят две тысячи пехотинцев, включая сюда  и  трид-
цать тысяч "мальчиков", десять тысяч конницы и сто слонов.  Hа  пятистах
кораблях флота находилось двадцать тысяч моряков. Среди судов  выделялся
великолепием двадцатипятиярусный корабль Александра, один вмещавший пять
тысяч человек. Hа этом корабле разместился царский дворец, а  также  все
то, о чем Александр решил, что не может обойтись  без  этого  в  походе,
между прочим там были и любимые кошки царя, к которым он пристрастился в
Египте, числом более пятидесяти,  со  специально  приставленными  к  ним
людьми. Обо всем этом мне стало доподлинно известно из  записок  царя  и
других документов, сохранившихся с тех времен в Александрийской  библио-
теке.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1061 сек.