Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      XVI. МЕЖДУ тем полководцы Дария собрали большое войско и построили  его
у переправы через Граник. Сражение было неизбежно, ибо здесь находились  как
бы ворота Азии, и, чтобы начать вторжение, надо было биться за право  входа.
Однако многих пугала глубина реки, обрывистость и крутизна  противоположного
берега, который предстояло брать  с  боем.  Некоторые  полагали  также,  что
следует считаться с обычаем, установившимся в отношении месяца десия: в этом
месяце македонские цари обыкновенно не начинали  походов.  Однако  Александр
поправил дело, приказав называть этот месяц вторым  артемисием.  Пармениону,
который настаивал на том, что в такое позднее время  дня  переправа  слишком
рискованна, Александр ответил, что  ему  будет  стыдно  перед  Геллеспонтом,
если, переправившись через пролив, он убоится Граника, и с тринадцатью илами
всадников царь бросился в  реку.  Он  вел  войско  навстречу  неприятельским
копьям и стрелам на обрывистые скалы, усеянные  пехотой  и  конницей  врага,
через реку, которая течением сносила коней и накрывала всадников с  головой,
и казалось, что им руководит не разум, а безрассудство и что  он  действует,
как безумец. Как бы то ни было, Александр упорно продолжал переправу и ценой
огромного  напряжения  сил  овладел  противоположным   берегом,   мокрым   и
скользким,  так  как  почва  там  была  глинистая.  Тотчас  пришлось  начать
беспорядочное  сражение,  воины  по-одному  вступали  в  рукопашный  бой   с
наступавшим противником, пока, наконец,  удалось  построить  войско  хоть  в
какой-то боевой порядок. Враги нападали с криком, направляя  конницу  против
конницы; всадники пускали в ход копья, а когда копья сломались, стали биться
мечами. Многие устремились на Александра, которого легко было узнать по щиту
и по султану на шлеме: с обеих сторон  султана  было  по  перу  удивительной
величины и белизны. Пущенный в царя дротик пробил сгиб панциря, но  тела  не
коснулся.  Тут  на  Александра   одновременно   бросились   два   персидских
военачальника, Ресак и Спитридат. От одного  царь  увернулся,  а  на  Ресака
напал первым и ударил его копьем, но копье от удара о панцирь  сломалось,  и
Александр взялся за меч. Спитридат, остановив коня сбоку  от  сражавшихся  и
быстро приподнявшись в  седле,  нанес  Александру  удар  персидской  саблей.
Гребень шлема с одним из перьев отлетел и шлем едва выдержал удар,  так  что
острие сабли коснулось волос Александра.  Спитридат  снова  приподнялся,  но
перса опередил Клит,  по  прозвищу  Черный,  пронзив  его  насквозь  копьем.
Одновременно упал и Ресак, пораженный мечом Александра.
     Пока конница Александра вела  этот  опасный  бой,  македонская  фаланга
переправилась  через  реку   и   сошлась   с   пехотой   противника.   Персы
сопротивлялись вяло  и  недолго;  в  скором  времени  все,  кроме  греческих
наемников, обратились в бегство. Эти  последние,  сомкнув  ряды  у  подножия
какого-то холма, были готовы сдаться при условии, если Александр обещает  им
безопасность. Однако, руководясь  скорее  гневом,  чем  расчетом,  Александр
напал на них первым и при этом потерял своего коня, пораженного в бок  мечом
(это был не Букефал, а другой конь). Именно  в  этой  схватке  больше  всего
македонян  было  ранено  и  убито,  так  как  сражаться  пришлось  с  людьми
воинственными и отчаявшимися в  спасении.  Передают,  что  варвары  потеряли
двадцать  тысяч  пехотинцев  и  две  тысячи  пятьсот  всадников.   Аристобул
сообщает, что в войске Александра погибло всего тридцать четыре человека, из
них девять  пехотинцев.  Александр  приказал  воздвигнуть  бронзовые  статуи
погибших; статуи эти изваял Лисипп. Разделяя честь победы  с  греками,  царь
особо выделил афинянам триста захваченных у  врага  щитов,  а  на  остальной
добыче  приказал  от  имени  всех  победителей   сделать   гордую   надпись:
"Александр, сын Филиппа,  и  греки,  за  исключением  лакедемонян,  взяли  у
варваров, населяющих Азию". Кубки, пурпурные ткани и другие  вещи  подобного
рода, захваченные у персов,  за  небольшим  исключением,  Александр  отослал
матери.
     XVII. ЭТО СРАЖЕНИЕ сразу изменило положение дел в пользу Александра,  и
он занял Сарды -  главную  твердыню  приморских  владений  варваров.  Многие
города  и  области  также  подчинились  ему,  сопротивление  оказали  только
Галикарнас и Милет. Овладев силой этими городами и подчинив окрестные земли,
Александр стал думать, что делать дальше, и много раз менял свои решения: то
он хотел поскорее встретиться с Дарием для решающей битвы, то останавливался
на мысли сперва  воспользоваться  богатствами  приморских  областей  и  лишь
потом, усилившись, идти против царя.
     Недалеко от города Ксанта, в Ликии, есть  источник,  который,  говорят,
как раз в это время без всякой видимой причины пришел в волнение, разлился и
вынес из глубины  медную  таблицу  со  следами  древних  письмен.  Там  было
начертано,  что  персидскому  государству  придет  конец  и  что  оно  будет
разрушено греками.  Вдохновленный  этим  предсказанием,  Александр  поспешил
освободить от персов приморские области вплоть до Финикии и Киликии. Быстрое
продвижение  македонян  через  Памфилию  дало  многим  историкам  живописный
материал для вымыслов  и  преувеличений.  Как  они  рассказывают,  море,  по
божественному  изволению,  отступило  перед  Александром,  хотя  обычно  оно
стремительно катило свои волны на берег, лишь изредка  оставляя  обнаженными
небольшие  утесы  у  подножия  крутой,  изрезанной  ущельями  горной   цепи.
Несомненно, что именно этот неправдоподобный рассказ  высмеивает  Менандр  в
одной из своих комедий:

               Все, совсем как Александру, удается мне. Когда
               Отыскать хочу кого-то, сразу он найдется сам.
               Если надо мне за море, я и по морю пройду.

     Между тем сам Александр не  упоминает  в  своих  письмах  о  каких-либо
чудесах  такого  рода,  но  говорит,  что  он  двигался  по  так  называемой
"Лестнице" и прошел ее, выйдя из Фаселиды. В этом городе он провел несколько
дней и видел там стоявшую на рыночной площади статую  недавно  скончавшегося
Теодекта (он был родом  из  Фаселиды).  После  ужина  Александр,  пьяный,  в
сопровождении веселой компании, направился к  памятнику  и  набросал  к  его
подножию много венков.  Так,  забавляясь,  он  воздал  дань  признательности
человеку, с которым познакомился благодаря Аристотелю и занятиям философией.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0535 сек.