Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      XXVII. ПОМОЩЬ, которую оказывало божество  Александру  в  этом  трудном
походе, внушила людям больше веры в него, чем оракулы,  полученные  позднее;
мало того, именно эта помощь, пожалуй, и породила доверие к оракулам. Начать
с того, что посланные Зевсом обильные  и  продолжительные  дожди  освободили
людей от страха перед муками жажды. Дожди охладили раскаленный песок, сделав
его влажным и твердым, и очистили воздух, так что стало легко дышать. Затем,
когда оказалось, что вехи, расставленные в помощь проводникам, уничтожены  и
македоняне блуждали без дороги, теряя друг друга, вдруг появились  вороны  и
стали указывать путь. Они быстро летели впереди, когда люди шли за ними сле-
дом,  и  поджидали  медливших  и  отстававших.   Самое   удивительное,   как
рассказывает Каллисфен, заключалось в том, что ночью птицы криком  призывали
сбившихся с пути и каркали до тех пор, пока люди снова не находили дорогу.
     Когда пустыня осталась позади и царь  подошел  к  храму,  жрец  Аммона,
обратившись к Александру, сказал ему, что бог  Аммон  приветствует  его  как
своего сына. Царь спросил, не избег ли наказания кто-либо из убийц его отца.
Но жрец запретил Александру кощунствовать и сказал, что отец  его  -  не  из
числа смертных. Тогда царь изменил  форму  вопроса  и  осведомился,  все  ли
убийцы Филиппа понесли наказание, а затем спросил о себе, будет ли ему  дано
стать властителем всех людей. Бог ответил, что это будет,  ему  дано  и  что
Филипп отомщен полностью. Царь принес богу великолепные дары, а людям роздал
деньги.
     Так пишет об ответах оракула большинство историков. Сам же Александр  в
письме к матери говорит, что он получил некие тайные предсказания, о которых
по возвращении расскажет ей  одной.  Некоторые  сообщают,  что  жрец,  желая
дружески  приветствовать  Александра,  обратился  к  нему  по-гречески:   "О
пайдион!" ("О, дитя!"), но из-за своего варварского  произношения  выговорил
"с" вместо "н",  так  что  получилось  "О  пай  Диос!"  ("О,  сын  Зевса!").
Александру пришлась по душе эта оговорка, а отсюда ведет  начало  рассказ  о
том, что бог назвал его сыном Зевса. Говорят также, что Александр  слушал  в
Египте Псаммона; из всего сказанного философом ему больше всего  понравилась
мысль о том, что всеми людьми управляет бог, ибо руководящее начало в каждом
человеке - божественного происхождения. Сам Александр по этому поводу  судил
еще более мудро и говорил, что бог - это общий отец всех людей,  но  что  он
особо приближает к себе лучших из них.
     XXVIII. ВООБЩЕ Александр держал себя  по  отношению  к  варварам  очень
гордо - так, словно был совершенно убежден, что он происходит от богов и сын
бога; с греками же он вел себя сдержаннее и менее настойчиво требовал, чтобы
его признавали богом. Правда, в письме к афинянам по поводу Самоса он пишет:
"Я бы не отдал вам этот свободный и прославленный город, но уж владейте  им,
раз вы получили его от того, кто был тогда  вашим  властелином  и  назывался
моим отцом". При этом он имел в  виду  Филиппа.  Позднее,  однако,  раненный
стрелой и испытывая жестокие  страдания,  Александр  сказал:  "Это,  друзья,
течет кровь, а не

             Влага, какая струится у жителей неба счастливых!"

     Однажды,  когда  раздался  сильный  удар  грома   и   все   испугались,
присутствовавший при этом софист Анаксарх обратился к Александру:  "Ты  ведь
не можешь сделать ничего похожего, сын Зевса?" "И не хочу. Зачем мне внушать
ужас своим друзьям, как ты это советуешь? - ответил Александр смеясь. - Тебе
ведь не нравится мой обед потому, что ты видишь на столах рыб, а  не  головы
сатрапов". В самом деле, говорят,  что,  увидев  рыбешек,  присланных  царем
Гефестиону,  Анаксарх  сказал  нечто  подобное,  желая  высмеять  тех,  кто,
подвергая себя опасностям, ценой  великих  усилий  добивается  славы,  но  в
наслаждениях  и  удовольствиях  мало  или  почти  совсем  не  отличается  от
обыкновенных людей. Из всего сказанного ясно, что Александр сам не  верил  в
свое божественное происхождение и не чванился им, но лишь  пользовался  этим
вымыслом для того, чтобы порабощать других.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1084 сек.