Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      XLVII. АЛЕКСАНДР боялся,  что  македоняне  падут  духом  и  не  захотят
продолжать поход. Не тревожа до времени остальное войско, он обратился к тем
лучшим из лучших,  которые  были  с  ним  в  Гиркании,  -  двадцати  тысячам
пехотинцев и трем тысячам всадников. Он говорил,  что  до  сих  пор  варвары
видели македонян как бы во сне, если же теперь, едва  лишь  приведя  Азию  в
замешательство, македоняне решат уйти  из  этой  страны,  варвары  сразу  же
нападут на них,  как  на  женщин.  Впрочем,  тех,  кто  хочет  уйти,  он  не
собирается удерживать. Но  пусть  боги  будут  свидетелями,  что  македоняне
покинули его с немногими друзьями и добровольцами на произвол судьбы, - его,
который стремится приобрести для македонян  весь  мир.  Примерно  в  тех  же
выражениях Александр пересказывает эту речь в письме  к  Антипатру;  там  же
царь пишет, что, когда он кончил говорить, все воины закричали, чтобы он вел
их хоть на край света. После того, как Александр добился успеха у этой части
войска, было уже нетрудно убедить все остальное  множество  воинов,  которые
добровольно выразили готовность следовать за царем.
     С этих пор он стал  все  больше  приспосабливать  свой  образ  жизни  к
местным обычаям, одновременно сближая их с македонскими,  ибо  полагал,  что
благодаря такому смешению и сближению он добром, а  не  силой  укрепит  свою
власть на тот случай, если отправится в далекий поход. С этой  же  целью  он
отобрал  тридцать  тысяч  мальчиков  и  поставил  над  ними   многочисленных
наставников, чтобы выучить их греческой грамоте и  обращению  с  македонским
оружием. И его брак с Роксаной, красивой и цветущей девушкой, в  которую  он
однажды влюбился, увидев ее в хороводе на пиру, как  всем  казалось,  вполне
соответствовал его замыслу, ибо брак этот сблизил Александра с варварами,  и
они прониклись к нему доверием и горячо полюбили его за то, что  он  проявил
величайшую  воздержность  и  не  захотел   незаконно   овладеть   даже   той
единственной женщиной, которая покорила его.  Когда  Александр  увидел,  что
один из его ближайших друзей, Гефестион, одобряет его сближение с  варварами
и сам подражает ему в этом,  а  другой,  Кратер,  остается  верен  отеческим
нравам, он стал вести дела с варварами через Гефестиона, а  с  греками  и  с
македонянами - через Кратера. Горячо любя первого и глубоко уважая  второго,
Александр часто говорил, что Гефестион - друг Александра, а  Кратер  -  друг
царя. Из-за этого Гефестион и Кратер питали скрытую вражду друг  к  другу  и
нередко ссорились. Однажды в Индии ссора их дошла до того, что они  обнажили
мечи. К тому и к другому бросились на помощь друзья, но Александр, пришпорив
коня, подъехал к ним и при всех обругал Гефестиона,  назвал  его  глупцом  и
безумцем, не желающим понять, что он был бы ничем, если бы кто-нибудь  отнял
у него Александра. Кратера он сурово разбранил с глазу  на  глаз,  а  потом,
приведя их обоих к себе и примирив друг с другом, поклялся Аммоном  и  всеми
другими богами, что никого из людей не любит так, как их двоих, но  если  он
узнает когда-нибудь, что они опять ссорятся, то  непременно  убьет  либо  их
обоих, либо зачинщика. Рассказывают, что после этого они  даже  в  шутку  ни
словом, ни делом не пытались поддеть или уколоть друг друга.
     XLVIII. ФИЛОТ, сын  Пармениона,  пользовался  большим  уважением  среди
македонян. Его считали мужественным и твердым человеком, после Александра не
было никого, кто был бы столь же  щедрым  и  отзывчивым.  Рассказывают,  что
как-то один из его друзей попросил  у  него  денег,  и  Филот  велел  своему
домоуправителю выдать их. Домоуправитель отказался, сославшись  на  то,  что
денег нет, но  Филот  сказал  ему:  "Что  ты  говоришь?  Разве  у  тебя  нет
какого-нибудь  кубка  или  платья?"   Однако   высокомерием   и   чрезмерным
богатством, слишком тщательным уходом за своим телом, необычным для частного
лица образом жизни, а также тем, что гордость свою он  проявлял  неумеренно,
грубо и вызывающе, Филот возбудил к себе недоверие и зависть. Даже отец его,
Парменион, сказал ему однажды: "Спустись-ка, сынок, пониже". У Александра он
уже давно был на дурном счету. Когда  в  Дамаске  были  захвачены  богатства
Дария, потерпевшего поражение в Киликии, в  лагерь  привели  много  пленных.
Среди них находилась женщина по имени Антигона, родом из Пидны, выделявшаяся
своей красотой. Филот взял ее себе. Как это свойственно молодым людям, Филот
нередко,  выпив  вина,  хвастался  перед   возлюбленной   своими   воинскими
подвигами, приписывая величайшие из деяний себе  и  своему  отцу  и  называя
Александра мальчишкой, который им обоим обязан  своим  могуществом.  Женщина
рассказала об этом одному из своих приятелей, тот, как водится,  другому,  и
так молва дошла до слуха Кратера, который вызвал эту женщину и тайно  привел
ее  к  Александру.  Выслушав  ее  рассказ,  Александр  велел  ей  продолжать
встречаться с Филотом и обо всем, что бы она ни узнала, доносить ему лично.
     XLIX. НИ О  ЧЕМ  не  подозревая,  Филот  по-прежнему  бахвалился  перед
Антигоной и в пылу раздражения говорил о царе неподобающим образом. Но, хотя
против Филота  выдвигались  серьезные  обвинения,  Александр  все  терпеливо
сносил - то ли потому,  что  полагался  на  преданность  Пармениона,  то  ли
потому, что страшился славы и силы этих людей. В это время один  македонянин
по имени Димн, родом из Халастры, злоумышлявший против Александра, попытался
вовлечь  в  свой  заговор  юношу  Никомаха,  своего  возлюбленного,  но  тот
отказался участвовать в заговоре и рассказал обо всем своему брату Кебалину.
Кебалин пошел к Филоту и просил его отвести их с братом  к  Александру,  так
как они должны сообщить царю о деле важном и неотложном.  Филот,  неизвестно
по какой причине, не повел их к Александру, ссылаясь на то, что  царь  занят
более значительными делами. И  так  он  поступил  дважды.  Поведение  Филота
вызвало  у  братьев  подозрение,  и  они  обратились  к  другому   человеку.
Приведенные этим человеком к Александру, они сначала рассказали о  Димне,  а
потом мимоходом упомянули и о Филоте,  сообщив,  что  он  дважды  отверг  их
просьбу. Это чрезвычайно ожесточило Александра. Воин,  посланный  арестовать
Димна, вынужден был убить его, так как Димн оказал сопротивление, и это  еще
более усилило тревогу Александра: царь полагал, что смерть Димна лишает  его
улик, необходимых для раскрытия заговора. Разгневанный на Филота,  Александр
привлек к себе тех людей,  которые  издавна  ненавидели  сына  Пармениона  и
теперь открыто говорили, что  царь  проявляет  беспечность,  полагая,  будто
жалкий халастриец Димн по  собственному  почину  решился  на  столь  великое
преступление. Димн, утверждали эти люди, - не более как исполнитель,  вернее
даже орудие, направляемое чьей-то более  могущественной  рукой,  а  истинных
заговорщиков надо искать среди  тех,  кому  выгодно,  чтобы  все  оставалось
скрытым. Так как царь охотно прислушивался к таким речам, враги  возвели  на
Филота еще тысячи других обвинений. Наконец, Филот был схвачен и приведен на
допрос. Его подвергли пыткам в присутствии  ближайших  друзей  царя,  а  сам
Александр слышал все, спрятавшись за  занавесом.  Рассказывают,  что,  когда
Филот жалобно застонал и стал униженно молить Гефестиона о пощаде, Александр
произнес: "Как же это ты, Филот, такой слабый и трусливый, решился на  такое
дело?"
     После смерти Филота Александр сразу же  послал  в  Мидию  людей,  чтобы
убить Пармениона - того самого, Пармениона,  который  оказал  Филиппу  самые
значительные услуги и который был, пожалуй, единственным из  старших  друзей
Александра, побуждавшим царя к походу на Азию. Из  трех  сыновей  Пармениона
двое погибли в сражениях на глазах у отца, а вместе с третьим сыном погиб он
сам.
     Все  это  внушило  многим  друзьям  Александра  страх  перед  царем,  в
особенности же - Антипатру, который,  тайно  отправив  послов  к  этолийцам,
заключил с ними союз. Этолийцы очень боялись Александра из-за того, что  они
разрушили Эниады, ибо, узнав о гибели  города,  царь  сказал,  что  не  дети
эниадян, но он сам отомстит за это этолийцам.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1104 сек.