Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      LV. СВОИМ поведением Каллисфен очень озлобил Александра, и  тот  охотно
поверил Гефестиону, который сказал, что философ обещал ему пасть  ниц  перед
царем, но не сдержал своего слова. Потом на Каллисфена обрушились Лисимах  и
Гагнон: они говорили, что софист расхаживает с таким гордым видом, словно он
уничтожил  тиранию,  что   отовсюду   к   нему   стекаются   зеленые   юнцы,
восторгающиеся им, как человеком, который один среди  стольких  тысяч  сумел
остаться свободным. Поэтому, когда был раскрыт заговор Гермолая,  обвинения,
которые  возвели  на  Каллисфена  его  враги,  представились   царю   вполне
правдоподобными. А враги утверждали, будто на  вопрос  Гермолая,  как  стать
самым  знаменитым,  Каллисфен  ответил:  "Для  этого   надо   убить   самого
знаменитого". Клеветники говорили, будто  Каллисфен  подстрекал  Гермолая  к
решительным действиям, убеждал его не бояться золотого ложа и  помнить,  что
перед ним человек, столь же подверженный болезням и столь же уязвимый, как и
все остальные люди. Все же никто из заговорщиков даже под  самыми  страшными
пытками не назвал Каллисфена виновным. И сам Александр  вскоре  после  этого
написал Кратеру, Атталу и Алкету, что мальчишки во  время  пыток  брали  всю
вину на себя, уверяя, что у них не было  соучастников.  Позднее,  однако,  в
письме к Антипатру Александр возлагает вину и на Каллисфена:  "Мальчишек,  -
пишет он, - македоняне побили камнями, а софиста я еще накажу, как, впрочем,
и тех, кто его прислал и кто радушно принимает в своих городах заговорщиков,
посягающих на мою жизнь". Здесь Александр явно намекает на  Аристотеля,  ибо
Каллисфен был  его  родственником,  сыном  его  двоюродной  сестры  Герб,  и
воспитывался  в  его  доме.  Некоторые  сообщают,  что   Александр   повесил
Каллисфена, а другие -  что  Каллисфен  умер  в  тюрьме  от  болезни.  Харет
рассказывает, что Каллисфена семь месяцев держали  в  оковах,  под  стражей,
чтобы позднее судить его в большом собрании, в  присутствии  Аристотеля,  но
как раз в те самые дни, когда Александр был ранен в Индии, Каллисфен умер от
ожирения и вшивой болезни.
     LVI. НО ЭТО случилось позднее. А в ту пору коринфянин  Демарат,  будучи
уже в преклонных годах, пожелал  отправиться  к  Александру.  Представ  пред
царем, он сказал, что великой радости лишились те из греков, которые умерли,
не увидев Александра восседающим на троне Дария. Недолго  довелось  Демарату
пользоваться благоволением царя, но когда он умер от старческой  немощи,  то
удостоился пышного погребения. Воины насыпали в его  честь  огромный  курган
высотою в восемьдесят  локтей,  а  останки  его  на  великолепно  украшенной
колеснице были отвезены к морю.
     LVII. АЛЕКСАНДР намеревался отправиться в Индию, но,  видя,  что  из-за
огромной добычи войско отяжелело и стало малоподвижным, однажды на  рассвете
велел нагрузить повозки, и сначала сжег те из них, которые принадлежали  ему
самому и его друзьям, а потом приказал поджечь повозки остальных  македонян.
Оказалось, что отважиться на это дело было гораздо  труднее,  чем  совершить
его.  Лишь  немногие  были  огорчены,  большинство  же,  раздав  необходимое
нуждающимся, в каком-то порыве восторга с криком и шумом принялось сжигать и
уничтожать все излишнее. Это еще более воодушевило Александра и придало  ему
твердости. В ту пору он был уже страшен в гневе и беспощаден  при  наказании
виновных. Одного  из  своих  приближенных,  некоего  Менандра,  назначенного
начальником караульного  отряда  в  какой-то  крепости,  Александр  приказал
казнить только за то, что тот отказался там остаться. Орсодата,  изменившего
ему варвара, он собственной рукой застрелил из  лука.  Около  этого  времени
овца принесла ягненка, у которого на голове  был  нарост,  формой  и  цветом
напоминающий тиару,  а  по  обеим  сторонам  нароста  -  по  паре  яичек.  У
Александра это знамение вызвало такое отвращение, что он пожелал  очиститься
от скверны. Обряд совершили вавилоняне, которых царь обыкновенно призывал  к
себе в подобных случаях. Друзьям Александр говорил, что он беспокоится не  о
себе, а об них, что он страшится,  как  бы  божество  после  его  смерти  не
вручило верховную власть человеку незнатному  и  бессильному.  Но  в  скором
времени печаль его была рассеяна добрым предзнаменованием. Начальник царских
спальников, македонянин по имени  Проксен,  готовя  у  реки  Окс  место  для
палатки Александра, обнаружил  источник  густой  и  жирной  жидкости.  Когда
вычерпали то, что находилось на поверхности, из источника  забила  чистая  и
светлая струя, ни по запаху, ни  по  вкусу  не  отличавшаяся  от  оливкового
масла, такая же прозрачная и жирная. Это было особенно удивительным  потому,
что в тех местах не растут оливковые деревья. Рассказывают, что в самом Оксе
вода очень мягкая, и у купающихся в этой реке кожа  покрывается  жиром.  Как
обрадовался Александр этому предзнаменованию, можно видеть из его  письма  к
Антипатру. Он пишет, что это одно из величайших предзнаменований, когда-либо
полученных им от божества. Прорицатели же  утверждали,  что  оно  предвещает
поход славный, но тяжкий и суровый, ибо божество дало людям оливковое  масло
для того, чтобы облегчить их труды.
     LVIII. В БОЯХ Александр подвергал себя множеству опасностей  и  получил
несколько тяжелых ранений, войско же его больше всего страдало от недостатка
в съестных припасах и от скверного климата.  Александр  стремился  дерзостью
одолеть судьбу, а силу - мужеством,  ибо  он  считал,  что  для  смелых  нет
никакой преграды, а для трусов - никакой опоры. Рассказывают, что  Александр
долго осаждал неприступную скалу, которую  оборонял  Сисимитр.  Когда  воины
совсем уже пали  духом,  Александр  спросил  Оксиарта,  храбрый  ли  человек
Сисимитр, и Оксиарт ответил, что Сисимитр -  трусливейший  из  людей.  Тогда
Александр сказал: "Выходит дело, что мы можем захватить эту  скалу,  -  ведь
вершина у нее непрочная". Устрашив Сисимитра, он взял твердыню приступом.  В
другой раз, когда войско штурмовало столь же крутую  и  неприступную  скалу,
Александр послал вперед молодых македонян и,  обратившись  к  одному  юноше,
которого тоже звали Александром, сказал ему: "Твое имя обязывает  тебя  быть
мужественным". Храбро сражаясь, юноша пал в  битве,  и  это  очень  огорчило
царя.
     Перед  крепостью,  называвшейся  Нисой,   македоняне   остановились   в
нерешительности, так как их отделяла от нее глубокая река. Став  на  берегу,
Александр сказал: "Почему я, глупец, не научился плавать?" И все же, взяв  в
руки щит, он хотел броситься в реку...  {Текст  испорчен.}  Когда  Александр
прекратил битву, к нему явились послы осажденных  городов  просить  о  мире.
Сначала они были очень напуганы, увидев царя в простой одежде и с оружием  в
руках, но потом царю принесли  подушку,  и  он  велел  старшему  из  послов,
Акуфиду, сесть на нее. Пораженный великодушием и  человечностью  Александра,
Акуфид спросил, чем могут они заслужить его дружбу. Александр сказал: "Пусть
твои соотечественники изберут тебя правителем, а к  нам  пусть  пришлют  сто
лучших мужей". На это Акуфид, рассмеявшись, отвечал:  "Но  мне  будет  легче
править, царь, если я пришлю тебе худших, а не лучших".
     LIX. ТАКСИЛ, как сообщают, владел  в  Индии  страной,  по  размерам  не
уступавшей Египту, к тому же плодородной и богатой пастбищами, а сам он  был
человек мудрый. Приветливо приняв Александра,  он  сказал  ему:  "Зачем  нам
воевать друг с другом, Александр, - ведь ты же не собираешься отнять  у  нас
воду и необходимые средства к жизни, ради  чего  только  и  стоит  сражаться
людям разумным? Всем остальным имуществом я охотно поделюсь с тобою, если  я
богаче тебя, а если беднее  -  с  благодарностью  приму  дары  от  тебя".  С
удовольствием выслушав эту речь, Александр протянул Таксилу  правую  руку  и
сказал: "Не думаешь ли ты, что благодаря этим радушным словам между нами  не
будет сражения? Ты ошибаешься. Я буду бороться с тобой благодеяниями,  чтобы
ты не превзошел меня своей  щедростью".  Приняв  богатые  дары  от  Таксила,
Александр преподнес ему дары еще  более  богатые,  а  потом  подарил  тысячу
талантов в чеканной монете. Этот поступок очень огорчил его друзей, но  зато
привлек  к  нему  многих   варваров.   Храбрейшие   из   индийцев-наемников,
переходившие из города в город, сражались отчаянно  и  причинили  Александру
немало вреда. В одном из городов Александр заключил с ними мир, а когда  они
вышли за городские стены, царь напал на них  в  пути  и,  захватив  в  плен,
перебил всех  до  одного.  Это  единственный  позорный  поступок,  пятнающий
поведение Александра на войне, ибо во всех остальных случаях  Александр  вел
военные действия в согласии со справедливостью, истинно по-царски. Не меньше
хлопот доставили Александру  индийские  философы,  которые  порицали  царей,
перешедших на его сторону, и призывали к восстанию свободные народы. За  это
многие из философов были повешены по приказу Александра.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1306 сек.