Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

      LX. О ВОЙНЕ  с  Пором  Александр  сам  подробно  рассказывает  в  своих
письмах. Между враждебными лагерями, сообщает  он,  протекала  река  Гидасп.
Выставив  вперед  слонов,  Пор  постоянно  вел  наблюдение  за   переправой.
Александр же велел каждый  день  поднимать  в  ^лагере  сильный  шум,  чтобы
варвары привыкли к нему. Однажды холодной и безлунной ночью Александр,  взяв
с собой; часть пехоты и отборных всадников, ушел далеко в сторону от  врагов
и переправился на небольшой остров. В это время пошел проливной дождь, подул
ураганный ветер, в лагерь то и дело ударяли молнии. На глазах  у  Александра
несколько воинов были убиты и испепелены молнией, и  все  же  он  отплыл  от
острова и попытался  пристать  к  противоположному  берегу.  Из-за  непогоды
Гидасп вздулся и рассвирепел, во  многих  местах  берег  обрушился,  и  туда
бурным потоком устремилась вода, к суше нельзя было  подступиться,  так  как
нога не держалась на скользком, изрытом  дне.  Рассказывают,  что  Александр
воскликнул тогда: "О, афиняне, знаете ли вы, каким опасностям я подвергаюсь,
чтобы заслужить ваше одобрение?" Так говорит  Онесикрит,  сам  же  Александр
сообщает, что они оставили плоты и, погрузившись в воду по грудь, с  оружием
в руках двинулись вброд. Выйдя на берег,  Александр  с  конницей  устремился
вперед, опередив пехоту на двадцать стадиев.  Александр  полагал,  что  если
враги начнут конное сражение, то он легко победит их,  если  же  они  двинут
вперед пехотинцев, то его  пехота  успеет  вовремя  присоединиться  к  нему.
Сбылось  первое  из  этих  предположений.  Тысячу  всадников  и   шестьдесят
колесниц, которые  выступили  против  него,  он  обратил  в  бегство.  Всеми
колесницами он овладел, а всадников пало четыреста человек. Пор  понял,  что
Александр уже перешел реку, и выступил ему навстречу со всем своим  войском,
оставив  на  месте  лишь  небольшой  отряд,  который  должен  был   помешать
переправиться   остальным   македонянам.   Напуганный   видом    слонов    и
миогочисленностью неприятеля, Александр сам напал на  левый  фланг,  а  Кену
приказал атаковать правый. Враги дрогнули на обоих флангах,  но  всякий  раз
они отходили к слонам, собирались там  и  оттуда  вновь  бросались  в  атаку
сомкнутым строем. Битва шла поэтому с переменным успехом, и лишь на  восьмой
час сопротивление врагов было сломлено. Так  описал  это  сражение  в  своих
письмах тот, по чьей воле оно  произошло.  Большинство  историков  в  полном
согласии друг с другом сообщает, что благодаря своему росту в четыре локтя и
пядь, а также могучему телосложению  Пор  выглядел  на  слоне  так  же,  как
всадник на коне, хотя слон под ним был  самый  большой.  Этот  слон  проявил
замечательную понятливость и трогательную  заботу  о  царе.  Пока  царь  еще
сохранял силы, слон защищал его от нападавших врагов, но, почувствовав,  что
царь изнемогает от множества, дротиков, вонзившихся в его тело, и боясь, как
бы он не упал, слон медленно опустился на колени и начал осторожно  вынимать
хоботом из его тела один дротик за другим.
     Когда Пора взяли в плен и Александр спросил  его,  как  следует  с  ним
обращаться, Пор сказал: "По-царски".  Александр  спросил,  не  хочет  ли  он
добавить еще что-нибудь. На это Пор ответил: "Все заключено в  одном  слове:
по-царски". Назначив Пора сатрапом, Александр не только оставил в его власти
всю ту область, над которой он царствовал, но даже присоединил к  ней  новые
земли, подчинив Пору индийцев, прежде независимых. Рассказывают, что на этих
землях, населенных  пятнадцатью  народами,  находилось  пять  тысяч  больших
городов и великое множество  деревень.  Над  другой  областью,  в  три  раза
большей, Александр  поставил  сатрапом  Филиппа,  одного  из  своих  близких
друзей.
     LXI. БИТВА с Пором стоила  жизни  Букефалу.  Как  сообщает  большинство
историков, конь погиб от ран, но не сразу,  а  позднее,  во  время  лечения.
Онесикрит же утверждает, что Букефал издох от старости тридцати лет от роду.
Александр был очень опечален смертью коня, он так тосковал,  словно  потерял
близкого друга. В память о коне он основал город  у  Гидаспа  и  назвал  его
Букефалией. Рассказывают также, что, потеряв любимую собаку Периту,  которую
он сам вырастил, Александр  основал  город,  названный  ее  именем).  Сотион
говорит, что слышал об этом от Потамона Лесбосского.
     LX11. СРАЖЕНИЕ с Пором охладило пыл македонян  и  отбило  у  них  охоту
проникнуть дальше в глубь Индии. Лишь с большим трудом им  удалось  победить
этого царя, выставившего только  двадцать  тысяч  пехотинцев  и  две  тысячи
всадников.  Македоняне  решительно   воспротивились   намерению   Александра
переправиться через Ганг: они слышали,  что  эта  река  имеет  тридцать  два
стадия в ширину и сто оргий в глубину и что противоположный берег весь занят
вооруженными людьми, конями и слонами. Шла  молва,  что  на  том  берегу  их
ожидают цари гандаритов и пресиев с огромным войском из  восьмидесяти  тысяч
всадников, двухсот тысяч пехотинцев, восьми тысяч  колесниц  и  шести  тысяч
боевых слонов. И это  не  было  преувеличением.  Андрокотт,  который  вскоре
вступил на престол, подарил Селевку пятьсот слонов и с  войском  в  шестьсот
тысяч человек покорил всю Индию.
     Сначала Александр заперся в палатке и долго лежал там в тоске и  гневе.
Сознавая, что ему не удастся перейти через Ганг, он уже не  радовался  ранее
совершенным подвигам и  считал,  что  возвращение  назад  было  бы  открытым
признанием своего поражения.  Но  так  как  друзья  приводили  ему  разумные
доводы, а воины плакали у входа  в  палатку,  Александр  смягчился  и  решил
сняться с лагеря. Перед тем, однако, он пошел ради славы на хитрость. По его
приказу изготовили оружие и конские уздечки необычайного размера  и  веса  и
разбросали их вокруг. Богам были сооружены алтари,  к  которым  до  сих  пор
приходят цари пресиев, чтобы поклониться им и совершить жертвоприношения  по
греческому обряду. Андрокотт еще юношей видел Александра. Как  передают,  он
часто говорил впоследствии, что Александру было бы нетрудно овладеть и  этой
страной, ибо жители ее ненавидели и презирали своего царя  за  порочность  и
низкое происхождение.
     LXIII. ЖЕЛАЯ увидеть Океан, Александр построил большое число  плотов  и
гребных кораблей, на которых македоняне медленно поплыли вниз по рекам. Но и
во время плавания Александр не предавался праздности и не прекращал  военных
действий. Часто, сходя на берег, он совершал нападения на города  и  покорял
все вокруг. В стране  маллов,  которые  считались  самыми  воинственными  из
индийцев, он едва не был убит. Согнав врагов дротиками со стены,  он  первый
взобрался на нее по лестнице. Но лестница  сломалась,  а  варвары,  стоявшие
внизу у стены, подвергли его и тех немногих воинов, которые  успели  к  нему
присоединиться, яростному обстрелу. Александр спрыгнул вниз, в  гущу  врагов
и, к счастью, сразу же вскочил на ноги. Потрясая оружием, царь устремился на
врагов, и варварам показалось, будто от его, тела исходит какое-то  чудесное
сияние. Сперва они в ужасе бросились врассыпную, но затем, видя, что рядом с
Александром всего лишь два телохранителя, ринулись на него  и,  несмотря  на
его мужественное сопротивление, нанесли ему мечами и копьями  миого  тяжелых
ран. Один из варваров, встав чуть поодаль, пустил стрелу с такой силой,  что
она пробила панцирь и глубоко  вонзилась  в  кость  около  соска.  От  удара
Александр согнулся, и воин,  пустивший  стрелу,  подбежал  к  царю,  обнажив
варварский меч. Певкест и Лимней заслонили царя,  но  обоих  тяжело  ранили.
Лимней сразу же испустил дух, Певкест удержался на ногах, а варвара убил сам
Александр. Весь израненный, получив напоследок удар  дубиной  по  шее,  царь
прислонился к стене, обратив  лицо  к  врагам.  Но  в  этот  миг  Александра
окружили македоняне и, схватив его,  уже  потерявшего  сознание,  отнесли  в
палатку. В лагере тотчас же распространился слух, что царь мертв.  С  трудом
спилив древко  стрелы  и  сняв  с  Александра  панцирь,  принялись  вырезать
вонзившееся в кость острие, которое, как говорят, было шириной в три пальца,
а длиной - в четыре пальца. В это время царь впал в глубокий обморок  и  был
ужена волоске от смерти, но пришел в  себя,  когда  острие  было  извлечено.
Избежав смертельной опасности, он еще долгое время был очень слаб и нуждался
в лечении и покое. Однажды  он  услышал,  что  македоняне  шумят  перед  его
палаткой, выражая желание увидеть своего царя. Накинув плащ, он вышел к  ним
и принес богам жертвы, а потом двинулся дальше, продолжая по  пути  покорять
города и земли.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1144 сек.