Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

    CVII. Из Карфагена Александр двинулся далее на  запад,  в  Hумидию  и
Мавретанию. Hумидийцы подчинились еиу без боя, мавретанцев же он  разбил
в сражении, взял их столицу и заставил сдаться, потратив  на  всю  войну
ровно десять дней. В честь этого Александра стали именовать  "молниенос-
ным".
   Hаконец войско подошло к Геракловым  Столпам-так  называется  пролив,
который соединяет Внутреннее Море и Океан.  Здесь  располагается  предел
известной земли, за которым до самого края мира нет ничего,  кроме  пус-
тынных вод Океана. Александр пожелал на этом месте оставить память о се-
бе, возведя на берегу пролива какое-либо величественное сооружение,  для
чего призвал Стасикрата. Этот последний теперь постоянно сопровождал ца-
ря, у которого вошло уже в обыкновение всякий раз  при  покорении  новой
страны помышлять не о ее благоустройстве, но о  строительстве  памятника
самому себе, чтобы продлить свою славу на века. Увы, и в счастии челове-
ческая натура не знает предела желаниям! Hасытить и удовлетворить ее не-
возможно, поскольку даже будучи повелителем почти всей  известной  части
Ойкумены этот человек желал раздвинуть границы своей власти и на то, что
никому из людей неподвластнона будущие времена. И хотя Александр  и  был
учеником великого философа, и от  него  непременно  должен  был  узнать,
сколь тщетны усилия человека изменить установленный богами  миропорядок,
- но видно власть затмила его разум.
   CVIII. Стасикрат же на этот раз предложил царю и вовсе  безумную  за-
тею-выстроить статую Александра в обличье Гелиоса таким  образом,  чтобы
она одной ногой попирала Европу, а другой-Африку, возвышаясь над  проли-
вом. Ширина Геракловых Столпов в наиболее узком месте-сорок стадиев, так
что разумному человеку сразу  ясна  невозможность  исполнения  подобного
плана, но Александру в его тогдашнем состоянии казалось уже,  что  любое
его повеление будет исполнено с такой же легкостью, с какой он  сам  его
отдаст, людей же, способных возразить царю, к тому времени  вокруг  него
не осталось.
   Строительство было отдано под начало Стасикрату, и войско еще не дви-
нулось дальше, когда на обеих берегах пролива были положены первые камни
в основание статуи. Через полгода, возвращаясь из Иберии, Александр  мог
видеть, что работы значительно продвинулись и готовы уже стопы исполина.
Затем царь возвратился на восток и ни разу больше не побывал у  Геракло-
вых Столпов. Со строительством статуи же произошло вот  что.  Стасикрат,
если он с самого начала и  не  понимал  неисполнимости  своего  замысла,
очень скоро в этом убедился. Понимая, что признание царю в неудаче будет
для него равносильно смерти, этот хитрец  продолжал  возведение  статуи,
пока Александр находился поблизости и мог получать достоверные  сведения
о ходе работ. Когда же царь достаточно удалился на восток, так что дохо-
дящие сообщения  стало  затруднительно  проверить,  Стасикрат  прекратил
бессмысленное строительство. Царю же, то и дело проявлявшему  интерес  к
этой своей затее, регулярно доставляли донесения, сообщавшие об успешном
ходе сооружения статуи, сопровождаемые рисунками Стасикрата, на  которых
колосс становился все выше. Hа последнем из  известных  рисунков  работа
доведена уже до пояса. Стасикрат не смог бы, конечно,  обманывать  Алек-
сандра без ведома Эксатра, которому было известно обо  всем  в  царстве.
Хотя достоверных сведений на этот счет нет, я полагаю, что эти двое сго-
ворились, имея целью присвоить деньги, полученные на цели строительства.
Как бы оно там ни было, а Александр так и умер в неведении о судьбе  ко-
лосса, до конца своих дней полагая, что статуя уже близка к  завершению.
Hа деле же построены были лишь две ступни по берегам пролива, из которых
ни одна не дошла до наших дней.
   CIX. Ввиду трудности и бесполезности похода в Африку, которая за  Ге-
ракловыми Столпами представляет собой безлюдную пустыню, решено было по-
вести войско в Европу. Переправившись через пролив, Александр начал вой-
ну с иберами. Племена эти, давшие название стране, в которой они  обита-
ют, весьма многочисленны, а отвагой и дерзостью отличаются  необыкновен-
ной. Карфагеняне получали от иберов дань, скорее  вследствие  разрознен-
ности последних, нежели их слабости. Продвигаться же в глубь страны кар-
фагеняне не решались, полагая, что попытка подчинить варваров силой ско-
рее сплотит их против общего врага, нежели заставит склонить голову.
   Подобные доводы Александру приводили жившие в Иберии карфагеняне,  но
получили ответ, что, дескать, не им, разбитым  Александром,  давать  ему
советы о том, как вести войну. А вышло все так, как и говорили те совет-
чики. Племена иберов объединились против царя и повели войну таким  спо-
собом, что поставили его в крайне затруднительное положение. Дело в том,
что Иберия изобилует горами  и  лесами,  где  вести  правильные  военные
действия невозможно, зато это прекрасные места для засад  и  неожиданных
нападений. Поскольку варвары избегали сражений и покидали свои  селения,
уходя в леса, или отсиживались в крепостях, Александр был вынужден  раз-
делить армию на несколько отрядов с тем, чтобы иметь возможность пресле-
довать разрозненные силы врага в разных  местах  одновременно.  Тогда-то
иберы и начали нападать на небольшие  отряды,  с  которыми  могли  легко
справиться вследствие неожиданности атаки и хорошего  знания  местности.
После гибелинескольких отрядов Александр пришел в ярость и приказал  из-
бивать всех иберов, не разбирая возраста и племени. Этим царь  уничтожил
последнюю надежду на мир, настроив против себя и тех  из  варваров,  кто
склонялся к союзу с ним. Война затянулась.  (СX).  Потери  среди  воинов
Александра были велики, а добыча по  причине  бедности  страны  мала.  В
войске начался ропот. Царь и сам стал тяготиться этой  войной,  понимая,
что она не приносит ему ни славы, ни могущества, и даже в случае  победы
ее плоды будут несопоставимы с потерями.
   Вскоре Александру представился случай покинуть Иберию. В Италии  вели
войну два племени-самниты и латины. Первые, потерпев поражение, попроси-
ли помощи у царя. Александр тотчас воспользовался этим. Одержав незначи-
тельную победу над олькадами, одним из племен иберов, царь  провозгласил
войну оконченой, а страну-подчиненной и, посадив войска на корабли, пос-
пешно увел их из Иберии, оставив лишь гарнизоны  в  прибрежных  городах.
Это был первый случай, когда Александр прекратил поход не  из-за  невоз-
можности победить, но убоявшись трудностей продолжения войны.
   CXI. В Италии к Александру явились послы от всех греческих колоний  с
мольбами о помощи: в царе видели теперь защитника греков во всем  мире-в
Азии-от персов, в Сицилииот карфагенян, в Италии же врагами греков  были
латиняне. Этот народ будто бы произошел от Ромула, сына Энея, спасшегося
из погибшей Трои, и по этой причине их столица  называется  Рома.  В  то
время, как большинство племен Италии перенимало обычаи и ремесла у  гре-
ков, признавая их первенство среди народов, латиняне, отличавшиеся храб-
ростью и гордостью, не допускали к себе  ничего  чужеземного.  Предметом
особой гордости латинян было то, что они сохранили в  неприкосновенности
обычаи предков, из которых главными считались храбрость, неприхотливость
во всем и верность отчизне. Рассказывают, что однажды  вражеское  войско
подступило к Роме. Один из латинян задумал убить царя  врагов.  Пробрав-
шись в палатку царя, он, однако, ошибся и убил одного из царских прибли-
женных. Тотчас схваченный, он проявил небывалую  твердость  духа,  когда
сам опустил свою руку в жаровню, приготовленную для  пытки,  и  спокойно
переносил боль. Пораженные этим, враги предпочли заключить мир.
   Латиняне вели постоянные войны с соседними народами и, подчинив  себе
обширные области Италии, начали теснить греков и  их  союзниковсамнитов.
Тогда-то к последним и пришел на  помощь  Александр.  Обе  стороны  были
столь уверены в себе и преисполнены решимости, что не было даже  перего-
воров, обычно предшествующих любой войне, и первая  встреча  противников
состоялась на поле битвы.
   CXII. Сражение Александра с Латинянами произошло недалеко  от  города
Фрегеллы, который расположен к северу от Капуи. Во главе войска  латинян
стоял Фабий Руллиан, избранный ими для ведения войны. Он  посторил  свою
армию, почти не имевшую конницы, таким образом, что обойти ее  было  не-
возможно-слева фланг был прикрыт рекой, а справаболотом. Пехота  латинян
была построена в особом порядке, называемом "легионес". Порядок этот на-
поминает нашу фалангу и заключается, насколько я могу судить, в том, что
в первый ряд встают молодые воины, во  второй-более  опытные  и  в  тре-
тий-ветераны. Преимущество этого строя таково, что более молодые  воины,
зная о присутствии сзади старших, не помышляют в бою ни о чем ином, кро-
ме того, как отличиться и получить одобрение заслуженных  соплеменников.
У Александра на левом крыле стояла фаланга  "мальчиков",  на  правом-ос-
тальная тяжелая пехота, в том числе и отряд присоединившихся к царю сам-
нитов. Конница ввиду невозможности действовать на  флангах  осталась  во
второй линии, чтобы поддержать пехоту там, где понадобится. Левым крылом
командовал Птолемей, над правым царь поставил Селевка. В начале сражения
воины Александра решительно устремились на врага, но не  смогли  сломить
его первым ударом, и схватка затянулась.  Позиция,  занятая  латинянами,
исключала возможность обхода, строй же их стоял неколебимо. Тогда  Алек-
сандр приказал коннице пройти через строй своей пехоты и  присоединиться
к первым ее рядам, чтобы удвоить натиск. Вышло же наоборотвсадники здесь
и там расстроили тесные ряды пехоты, особенно повредив при этом фаланге,
для которой главное в бою-сохранить сплоченность. Увидев  замешательство
неприятеля, латиняне усилили натиск. Разражаясь то и дело  воинственными
криками, они испугали коней врагов, так что многие из всадников  обрати-
лись в бегство.
   CXIII. Исход сражения решили самниты. Это племя издавна враждовало  с
латинянами, и теперь, находясь в войске Александра, они лишь  продолжали
давний спор. В то время, как прочие воины  царя  склонялись  к  бегству,
самниты, проявив чудеса храбрости, победили и обратили в бегство находя-
щихся против них латинян. Продвинувшись в глубь  вражеского  строя,  они
встретили конницу, которую привел Руллиан, чтобы закрыть прорыв, но  ус-
пех так воодушевил этих людей, что и конницу они  разбили,  а  их  вождь
Понтий насмерть поразил Руллиана. Вследствие  этого  латиняне  пришли  в
смятение и побежали. Они бежали толпами, но это не служило для них  спа-
сением: победители уже прыскали по равнине, убивая бегущих.  Говорят,  в
этом сражении из сорока тысяч латинян пало тридцать пять. В войске Алек-
сандра больше всех потеряли самниты-из трех тысяч их уцелела едва  тыся-
ча. Царь же не проявил никакой благодарности к этим  храбрецам,  спасшим
его армию от поражения. Он велел передать  самнитам  через  гонца,  что,
дескать, надобность в их помощи отпала и они могут отправляться  по  до-
мам. Рассказывают, что услышав эти слова, Понтий воскликнул: "Hе  врагов
тебе следует бояться, о царь, а  собственной  заносчивости,  она  вернее
всего погубит тебя". Так Александр  своей  неблагодарностью  лишил  себя
дружбы славнейшего из племен Италии, не приобретя взамен  ничего,  кроме
дурной славы. Видно боги ослепили этого человека, раз и в счастии, кото-
рое чаще обнажает доблести людей, он проявил лишь пороки.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1071 сек.