Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

    XXX. ВПРОЧЕМ, требования Цезаря внешне казались вполне справедливыми. А
именно, он предлагал сам распустить свои войска, если и Помпей сделает то же
самое, и  оба  они  в  качестве  частных  лиц  будут  ожидать  от  сограждан
вознаграждения за свои дела. Ведь если у него отберут войско, а  за  Помпеем
оставят и укрепят его силы, то,  обвиняя  одного  в  стремлении  к  тирании,
сделают тираном другого. Куриона, сообщившего  об  этом  предложении  Цезаря
народу, приветствовали шумными рукоплесканиями, ему даже бросали венки,  как
победителю на играх.  Народный  трибун  Антоний  вскоре  принес  в  Народное
собрание письмо Цезаря по поводу этого предложения и прочел его, несмотря на
сопротивление консулов. Но в сенате тесть Помпея  Сципион  внес  предложение
объявить Цезаря врагом  отечества,  если  он  не  сложит  оружия  в  течение
определенного срока. Консулы начали опрос, кто голосует за то, чтобы  Помпей
распустил свои войска, и кто за то, чтобы Цезарь распустил свои;  за  первое
предложение высказались очень немногие, за второе  же  -  почти  все.  Тогда
Антоний внес предложение, чтобы оба одновременно сложили с себя  полномочия,
и к этому предложению  единодушно  присоединился  весь  сенат.  Но  так  как
Сципион решительно выступил против этого, а консул Лентул кричал, что против
разбойника  надо  действовать  оружием,  а  не   постановлениями,   сенаторы
разошлись и надели траурные одежды по поводу такого раздора.
     XXXI.  ПОСЛЕ  этого  от  Цезаря  прибыли  письма  с  очень   умеренными
предложениями. Он изъявлял согласие отказаться от всех требований, если  ему
отдадут Предальпийскую Галлию и Иллирик с двумя легионами до тех пор,  когда
он сможет вторично выступить  соискателем  на  консульских  выборах.  Оратор
Цицерон,  который  только  что  прибыл  из  Киликии  и  стремился  примирить
враждующих, пытался  смягчить  Помпея,  но  тот,  уступая  в  остальном,  не
соглашался оставить  Цезарю  войско.  Тогда  Цицерон  убедил  друзей  Цезаря
ограничиться упомянутыми провинциями и шестью  тысячами  воинов  и  положить
конец вражде; на это соглашался и Помпей, Но  консул  Лентул  и  его  друзья
воспротивились и дошли до того, что позорным и  бесчестным  образом  выгнали
Антония и Куриона из сената. Тем самым они дали  Цезарю  наилучшее  средство
разжечь гнев воинов - надо было лишь указать им на то, что  почтенные  мужи,
занимающие высокие государственные должности, вынуждены были бежать в одежде
рабов на наемной повозке (к этому, из страха перед  врагами,  они  прибегли,
чтобы тайно ускользнуть из Рима).
     XXXII. У ЦЕЗАРЯ было не более трехсот всадников и  пяти  тысяч  человек
пехоты. Остальные его воины оставались за Альпами, и он уже отправил за ними
своих  легатов.  Но  так  как  он  видел,  что  для  начала  задуманного  им
предприятия  и  для  первого  приступа  более  необходимы  чудеса  отваги  и
ошеломительный по скорости удар, чем многочисленное войско (ибо ему казалось
легче устрашить врага неожиданным  нападением,  чем  одолеть  его,  придя  с
хорошо  вооруженным  войском),  то  он  дал  приказ   своим   командирам   и
центурионам, вооружившись  кинжалами,  без  всякого  другого  оружия  занять
Аримин, значительный город в Галлии, избегая,  насколько  возможно,  шума  и
кровопролития. Командование войском он  поручил  Гортензию,  сам  же  провел
целый день на виду у всех и даже присутствовал при упражнениях  гладиаторов.
К вечеру, приняв ванну, он направился в  обеденный  зал  и  здесь  некоторое
время оставался с гостями. Когда уже стемнело, он встал и вежливо  предложил
гостям ожидать здесь, пока он вернется. Немногим же  доверенным  друзьям  он
еще прежде сказал, чтобы они последовали за ним, но выходили не все сразу, а
поодиночке. Сам он сел в наемную повозку и поехал сначала по другой  дороге,
а затем повернул к Аримину. Когда  он  приблизился  к  речке  под  названием
Рубикон, которая отделяет Предальпийскую Галлию от  собственно  Италии,  его
охватило глубокое раздумье при мысли о наступающей минуте, и он  заколебался
перед величием своего дерзания. Остановив повозку,  он  вновь  долгое  время
молча обдумывал со всех сторон свой замысел, принимая  то  одно,  то  другое
решение. Затем он поделился своими сомнениями с присутствовавшими  друзьями,
среди которых был и Азиний Поллион; он понимал, началом каких  бедствий  для
всех людей будет переход через эту реку и как  оценит  этот  шаг  потомство.
Наконец,  как  бы  отбросив  размышления  и  отважно  устремляясь  навстречу
будущему, он произнес  слова,  обычные  для  людей,  вступающих  в  отважное
предприятие, исход которого сомнителен: "Пусть будет  брошен  жребий!"  -  и
двинулся к переходу. Промчавшись остаток пути без отдыха, он еще до рассвета
ворвался в Аримин, который и занял.  Говорят,  что  в  ночь  накануне  этого
перехода Цезарь видел зловещий сон; ему приснилось, что он совершил  ужасное
кровосмешение, сойдясь с собственной матерью.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1015 сек.