Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

     XXXVI. ЦЕЗАРЬ направился в Испанию, решив прежде всего  изгнать  оттуда
Афрания и Варрона, легатов Помпея,  и,  подчинив  себе  тамошние  легионы  и
провинции, чтобы в тылу у него уже  не  было  противников,  выступить  затем
против самого Помпея. В Испании Цезарь не раз попадал в засады, так что  его
жизнь оказывалась в опасности, воины его  жестоко  голодали,  и  все  же  он
неустанно преследовал неприятелей, вызывал их на  сражения,  окружал  рвами,
пока, наконец, не овладел  и  лагерями  и  армиями.  Предводители  бежали  к
Помпею.
     XXXVII. ПО ВОЗВРАЩЕНИИ Цезаря в Рим его тесть Пизон стал  убеждать  его
послать к Помпею послов для переговоров о перемирии, но Сервилий Исаврийский
в угоду Цезарю возражал против  этого.  Сенат  назначил  Цезаря  диктатором,
после чего он вернул изгнанников и возвратил гражданские  права  детям  лиц,
объявленных при Сулле вне закона, а также путем некоторого снижения учетного
процента  облегчил  положение  должников.  Издав  еще   несколько   подобных
распоряжений, он через одиннадцать  дней  отказался  от  единоличной  власти
диктатора, объявив себя консулом вместе с Сервилием Исаврийским, и  выступил
в поход. В начале января,  который  приблизительно  соответствует  афинскому
месяцу посидеону, около зимнего солнцеворота он отплыл  с  отборным  отрядом
конницы в шестьсот человек  и  пятью  легионами,  оставив  остальное  войско
позади, чтобы не терять времени. После переправы  через  Ионийское  море  он
занял Аполлонию и Орик, а флот  снова  отправил  в  Брундизий  за  отставшей
частью войска. Солдаты  были  еще  в  пути.  Молодые  годы  их  миновали,  и
утомленные бесконечными войнами, они громко жаловались  на  Цезаря,  говоря:
"Куда же, в какой край завезет нас этот человек, обращаясь с нами  так,  как
будто мы не живые люди, подвластные усталости? Но ведь и меч изнашивается от
ударов, и панцирю и  щиту  нужно  дать  покой  после  столь  продолжительной
службы. Неужели даже наши раны не заставляют Цезаря понять, что он командует
смертными людьми и что мы чувствуем лишения и страдания, как и  все  прочие?
Теперь пора бурь и ветров на море, и  даже  богу  невозможно  смирить  силой
стихию, а он идет на все, словно не преследует врагов, а спасается от  них".
С такими речами они медленно подвигались к Брундизию. Но когда, прибыв туда,
они узнали, что Цезарь уже отплыл,  их  настроение  быстро  изменилось.  Они
бранили  себя,  называли  себя  предателями  своего  императора,  бранили  и
начальников за  то,  что  те  не  торопили  их  в  пути.  Расположившись  на
возвышенности,  солдаты  смотрели  на  море,  в  сторону  Эпира,   дожидаясь
кораблей, на которых они должны были переправиться к Цезарю.
     XXXVIII. МЕЖДУ ТЕМ Цезарь, не имея в Аполлонии военных сил, достаточных
для борьбы, и видя, что войска из Италии медлят  с  переправой,  оказался  в
затруднительном положении. Поэтому он решился  на  отчаянное  предприятие-на
двенадцативесельном  судне  тайно  от  всех  вернуться  в  Брундизий,   хотя
множество неприятельских кораблей бороздило море. Он поднялся на борт  ночью
в одежде раба и, усевшись поодаль, как самый незначительный человек,  хранил
молчание. Течением реки Аоя корабль  уносило  в  море,  но  утренний  ветер,
который обыкновенно успокаивал волнение в устье реки, прогоняя волны в море,
уступил натиску сильного  морского  ветра,  задувшего  ночью.  Река  свирепо
боролась с морским приливом. Сопротивляясь прибою, она шумела и  вздувалась,
образуя страшные  водовороты.  Кормчий,  бессильный  совладать  со  стихией,
приказал матросам повернуть корабль  назад.  Услыхав  это,  Цезарь  выступил
вперед и, взяв пораженного кормчего  за  руку,  сказал:  "Вперед,  любезный,
смелей, не бойся ничего: ты везешь Цезаря и его счастье". Матросы забыли про
бурю и, как бы приросши к веслам, с величайшим усердием боролись с течением.
Однако идти дальше было невозможно, так как в трюм набралось много воды и  в
устье корабль подвергался  грозной  опасности.  Цезарь,  хотя  и  с  большой
неохотой, согласился повернуть назад. По возвращении Цезаря  солдаты  толпой
вышли ему навстречу, упрекая его за то, что он не надеется на победу с  ними
одними, но огорчается изза отставших и идет на риск, словно не  доверяя  тем
легионам, которые высадились вместе с ним.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1613 сек.