Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

     XXXIX. НАКОНЕЦ прибыл из Брундизия Антоний с войсками. Цезарь, осмелев,
начал вызывать Помпея на сражение. Помпей разбил  лагерь  в  удобном  месте,
имея возможность снабжать в изобилии свои войска с моря и с суши, тогда  как
солдаты Цезаря уже с самого начала испытывали недостаток в продовольствии, а
потом из-за отсутствия самого  необходимого  стали  есть  какие-то  коренья,
кроша их на мелкие части и смешивая с молоком. Иногда  они  лепили  из  этой
смеси хлебцы и, нападая на передовые караулы противника, бросали эти хлебцы,
крича, что не прекратят осады Помпея до тех пор, пока  земля  будет  рождать
такие коренья. Помпей старался скрыть и эти  хлебцы  и  эти  речи  от  своих
солдат, ибо те начали  падать  духом,  страшась  бесчувственности  врагов  и
считая их какими-то дикими зверями.
     Около укреплений Помпея постоянно происходили отдельные стычки.  Победа
во всех этих столкновениях  оставалась  за  Цезарем,  кроме  одного  случая,
когда, потерпев неудачу,  Цезарь  чуть  не  лишился  своего  лагеря.  Помпей
произвел набег, против которого никто не устоял:  рвы  наполнились  трупами,
солдаты Цезаря  падали  подле  собственного  вала  и  частокола,  поражаемые
неприятелем во время поспешного бегства. Цезарь  вышел  навстречу  солдатам,
тщетно  пытаясь  повернуть  бегущих  назад.  Он  хватался  за  знамена,   но
знаменосцы бросали их, так что неприятели захватили  тридцать  два  знамени.
Сам Цезарь едва не был при этом убит. Схватив какого-то рослого  и  сильного
солдата, бежавшего  мимо,  он  приказал  ему  остановиться  и  повернуть  на
неприятеля. Тот в смятении пред лицом ужасной опасности  поднял  меч,  чтобы
поразить Цезаря, но оруженосец Цезаря подоспел и отрубил  ему  руку.  Однако
Помпей - то ли по какой-то нерешительности, то ли случайно  -  не  до  конца
воспользовался своим успехом, но отступил,  загнав  беглецов  в  их  лагерь.
Цезарь, который уже потерял было всякую надежду, сказал  после  этого  своим
друзьям: "Сегодня победа осталась бы за противниками, если  бы  у  них  было
кому победить". Сам же, придя к себе в палатку и улегшись, он провел ночь  в
мучительной  тревоге  и  тяжелых  размышлениях  о  том,  как  неразумно   он
командует. Он говорил себе, что перед ним лежат обширные равнины  и  богатые
македонские и фессалийские города, а он вместо того,  чтобы  перенести  туда
военные  действия,  расположился  лагерем  у  моря,   на   котором   перевес
принадлежит противнику, так что скорее он сам  терпит  лишения  осажденного,
нежели осаждает врага. В таком мучительном  душевном  состоянии,  угнетаемый
недостатком продовольствия и неблагоприятно сложившейся обстановкой,  Цезарь
принял решение двинуться  против  Сципиона  в  Македонию,  рассчитывая  либо
заманить Помпея туда, где тот должен будет  сражаться  в  одинаковых  с  ним
условиях,  не  получая  поддержки  с   моря,   либо   разгромить   Сципиона,
предоставленного самому себе.
     XL. В ВОЙСКЕ Помпея и среди начальников  это  выдавало  пылкое  желание
пуститься в погоню, так как казалось, что Цезарь побежден и  бежит.  Но  сам
Помпей был слишком осторожен, чтобы отважиться на  сражение,  которое  может
решить исход всего дела. Обеспеченный всем необходимым на  долгий  срок,  он
предпочитал ждать, пока противник истощит свои  силы.  Лучшая  часть  войска
Цезаря имела боевой опыт и неодолимую отвагу в битвах.  Однако  его  солдаты
из-за преклонного возраста уставали от  длительных  переходов,  от  лагерной
жизни, строительных работ и ночных бодрствований. Страдая от  тяжких  трудов
вследствие телесной слабости, они теряли и бодрость духа.  К  тому  же,  как
тогда говорили, дурное питание вызвало в  армии  Цезаря  какую-то  повальную
болезнь. Но  самое  главное  -  у  Цезаря  не  было  ни  денег,  ни  запасов
продовольствия, и казалось, что в течение короткого времени его  армия  сама
собой распадется.
     XLI. ОДИН Катон, который при виде павших в  бою  неприятелей  (их  было
около тысячи) ушел, закрыв лицо в знак печали, и заплакал, хвалил Помпея  за
то, что тот уклоняется от сражения  и  щадит  сограждан.  Все  же  остальные
обвиняли Помпея в трусости и насмешливо звали его Агамемноном и царем царей:
не желая отказаться от единоличной власти, он, дескать,  гордится  тем,  что
столько полководцев находятся у него в подчинении и ходят за  распоряжениями
к нему в палатку. Фавоний, подражая откровенным речам Катона, жаловался, что
из-за властолюбия Помпея они  в  этом  году  не  отведают  тускульских  фиг.
Афраний, недавно прибывший из Испании, после столь неудачного командования и
подозреваемый в том, что он за деньги продал свою армию  Цезарю,  спрашивал,
почему же не сражаются с купцом, купившим у него  провинции.  Под  давлением
всего этого Помпей против воли начал преследование Цезаря.
     А Цезарь проделал большую часть пути в тяжелых  условиях,  ниоткуда  не
получая продовольствия, но  повсюду  видя  лишь  пренебрежение  из-за  своей
недавней неудачи. Однако после захвата Фессалийского  города  Гомфы  ему  не
только удалось накормить армию, но и неожиданно найти для солдат  избавление
от болезни. В городе оказалось много вина, и солдаты вдоволь  пили  в  пути,
предаваясь безудержному разгулу. Хмель гнал  недуг  прочь,  вновь  возвращая
заболевшим здоровье.
     XLII. ОБА ВОЙСКА  вступили  на  равнину  Фарсала  и  расположились  там
лагерем. Помпей опять обратился к своему прежнему плану,  тем  более  что  и
предзнаменования и сновидения были неблагоприятны.  Зато  окружавшие  Помпея
были до того самонадеянны и уверены в победе, что Домиций, Спинтер и Сципион
яростно спорили между собой о том, кто из них получит  должность  верховного
жреца, принадлежавшую Цезарю. Они посылали  в  Рим  заранее  нанимать  дома,
приличествующие для консулов  и  преторов,  рассчитывая  сразу  после  войны
занять эти должности. Особенно неудержимо рвались в бой всадники. Они  очень
гордились своим боевым искусством, блеском оружия, красотой коней,  а  также
численным превосходством: против семи тысяч всадников Помпея у  Цезаря  была
всего лишь одна тысяча. Количество пехоты также не  было  равным:  у  Цезаря
было в строю двадцать две тысячи против сорока пяти тысяч у неприятеля.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.058 сек.