Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

     XLIII. ЦЕЗАРЬ собрал свои войска и, сообщив им,  что  два  легиона  под
командой Корнифиция находятся неподалеку, а пятнадцать  когорт  во  главе  с
Каленом расположены около Мегар и Афин, спросил, желают ли они ожидать  этих
подкреплений или предпочитают рискнуть  сами.  Солдаты  с  громкими  криками
просили его не ждать, но вести их в бой и приложить старания к  тому,  чтобы
они могли как можно скорее встретиться с неприятелем. Когда Цезарь  совершал
очистительное жертвоприношение, по заклании первого  животного  жрец  тотчас
объявил,  что  в  ближайшие  три  дня  борьба  с  неприятелем  будет  решена
сражением. На  вопрос  Цезаря,  не  замечает  ли  он  по  жертве  каких-либо
признаков благополучного исхода битвы, жрец  отвечал:  "Ты  сам  лучше  меня
можешь  ответить  на  этот   вопрос.   Боги   возвещают   великую   перемену
существующего положения вещей. Поэтому, если  ты  полагаешь,  что  настоящее
положение  вещей  для  тебя  благоприятно,  то  ожидай  неудачи,   если   же
неблагоприятно - жди успеха". В полночь накануне битвы, когда Цезарь обходил
посты, на небе  видели  огненный  факел,  который,  казалось,  пронесся  над
лагерем Цезаря и, вспыхнув ярким светом, упал в  расположение  Помпея,  а  в
утреннюю стражу из лагеря Цезаря было заметно смятение  в  стане  врагов.  В
этот день, однако, Цезарь  не  ожидал  сражения.  Он  приказал  сниматься  с
лагеря, намереваясь выступить по направлению к Скотуссе.
     XLIV.  КОГДА  уже  свернули  лагерные  палатки,  к  Цезарю   прискакали
разведчики с сообщением, что неприятель  движется  в  боевом  строю.  Цезарь
весьма обрадовался и, сотворив молитвы богам, стал строить войско,  разделив
его на три части. В центре  он  поставил  Домиция  Кальвина,  левым  флангом
командовал Антроний, сам же он стоял во  главе  правого  крыла,  намереваясь
сражаться в рядах десятого легиона. Увидев, однако, что против этого легиона
расположена неприятельская конница, встревоженный ее численностью и  блеском
ее оружия, Цезарь приказал шести когортам, расположенным  в  глубине  строя,
незаметно перейти к нему и поставил их позади правого  крыла,  пояснив,  как
надо действовать, когда вражеская конница пойдет в наступление.
     Помпей командовал правым флангом своей армии,  левым  -  Домиций,  а  в
центре  находился  Сципион,  тесть   Помпея.   Вся   конница   Помпея   была
сосредоточена на левом фланге. Она должна была обойти правое крыло Цезаря  и
нанести неприятелям решительное поражение  именно  там,  где  командовал  их
полководец: полагали, что, какой бы  глубины  ни  был  строй  неприятельской
пехоты, она не сможет выдержать напора, но будет  сокрушена  и  разбита  под
одновременным натиском многочисленной конницы.
     Обе  стороны  собирались  дать  сигнал  к  нападению.  Помпей  приказал
тяжеловооруженным не двигаться с места и с дротиками наготове ожидать,  пока
противник не приблизится на расстояние полета  дротика.  По  словам  Цезаря,
Помпей  допустил  ошибку,  не  оценив,  насколько  стремительность   натиска
увеличивает силу первого удара и воодушевляет мужеством сражающихся.  Цезарь
уже  был  готов  двинуть  свои  войска  вперед,  когда  заметил  одного   из
центурионов, преданного ему и опытного в  военном  деле.  Центурион  ободрял
своих солдат и призывал их показать образец  мужества.  Цезарь  обратился  к
центуриону, назвав его по имени: "Гай Крассиний, каковы  у  нас  надежды  на
успех и каково настроение?" Крассиний, протянув правую руку, громко закричал
ему в  ответ:  "Мы  одержим,  Цезарь,  блестящую  победу.  Сегодня  ты  меня
похвалишь  живым  или  мертвым!"  С  этими  словами  он  первым  ринулся  на
неприятеля, увлекая за собой  сто  двадцать  своих  солдат;  изрубив  первых
встретившихся врагов и с силой пробиваясь вперед, он  многих  положил,  пока
наконец сам не был сражен ударом меча в рот, так что клинок прошел  насквозь
и вышел через затылок.
     XLV. ТАК в центре сражалась пехота, а между тем конница Помпея с левого
фланга горделиво тронулась в наступление, рассыпаясь и  растягиваясь,  чтобы
охватить правое крыло противника. Однако, прежде чем она  успела  атаковать,
вперед выбежали когорты Цезаря, которые против обыкновения не метали копий и
не поражали неприятеля в ноги, а, по приказу Цезаря, целили врагам в глаза и
наносили раны в  лицо.  Цезарь  рассчитывал,  что  молодые  солдаты  Помпея,
кичившиеся своей красотой и юностью, не привыкшие к войнам  и  ранам,  более
всего будут опасаться таких ударов,  и  не  устоят,  устрашенные  как  самою
опасностью, так и угрозою оказаться обезображенными. Так  оно  и  случилось.
Помпеянцы отступали перед поднятыми вверх копьями,  теряя  отвагу  при  виде
направленного  против  них  оружия;  оберегая  лицо,  они  отворачивались  и
закрывались. В конце концов они расстроили свои ряды и обратились в позорное
бегство, погубив все дело,  ибо  победители  немедленно  стали  окружать  и,
нападая с тыла, рубить вражескую пехоту.
     Когда Помпей с противоположного фланга увидел, что его конница рассеяна
и бежит, он перестал быть самим собою, забыл, что он Помпей Магн. Он походил
скорее всего на человека, которого божество лишило рассудка.  Не  сказав  ни
слова, он удалился в палатку и там напряженно ожидал, что произойдет дальше,
не двигаясь с места до тех пор, пока не началось всеобщее бегство  и  враги,
ворвавшись в лагерь, не вступили в бой с караульными. Тогда лишь он  как  бы
опомнился и сказал, как передают, только одну фразу: "Неужели уже  дошло  до
лагеря?" Сняв боевое убранство полководца и заменив его  подобающей  беглецу
одеждой, он незаметно удалился. О дальнейшей его участи, как он, доверившись
египтянам, был убит, мы рассказываем в его жизнеописании.
     XLVI. А ЦЕЗАРЬ,  прибыв  в  лагерь  Помпея  и  увидев  трупы  врагов  и
продолжающуюся резню, со стоном воскликнул: "Вот чего  они  хотели,  вот  до
какой крайности меня довели!  Если  бы  Гай  Цезарь,  свершитель  величайших
воинских  деяний,  отказался  тогда  от  командования,  надо  мною  был  бы,
вероятно, произнесен смертный приговор". Азиний Поллион передает, что Цезарь
произнес эти слова по-латыни, а сам он записал их  по-гречески.  Большинство
убитых, как он сообщает, оказалось рабами, павшими  при  захвате  лагеря,  а
воинов погибло не более шести тысяч. Большую часть пленных Цезарь включил  в
свои легионы. Многим знатным римлянам он даровал прощение; в числе их был  и
Брут - впоследствии его убийца. Цезарь, говорят,  был  встревожен,  не  видя
Брута, и очень обрадовался, когда тот оказался в числе уцелевших и пришел  к
нему.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0574 сек.