Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

     LVII. ОДНАКО, склонившись перед счастливой  судьбой  этого  человека  и
позволив надеть на себя узду, римляне считали, что единоличная  власть  есть
отдых от гражданских войн и прочих  бедствий.  Они  выбрали  его  диктатором
пожизненно. Эта несменяемость в соединении  с  неограниченным  единовластием
была открытой тиранией. По предложению Цицерона, сенат назначил ему почести,
которые еще оставались в пределах человеческого величия, но другие наперебой
предлагали чрезмерные почести, неуместность  которых  привела  к  тому,  что
Цезарь сделался неприятен и ненавистен  даже  самым  благонамеренным  людям.
Ненавистники Цезаря, как думают, не меньше его льстецов  помогали  принимать
эти решения, чтобы было как можно больше предлогов к недовольству и чтобы их
обвинения казались вполне обоснованными. В остальном же Цезарь по  окончании
гражданских войн держал себя безупречно. Было даже  постановлено  -  и,  как
думают, с  полным  основанием,  -  посвятить  ему  храм  Милосердия  в  знак
благодарности  за  его  человеколюбие.  Действительно,  он  простил   многих
выступавших против него с оружием в руках, а некоторым, как, например, Бруту
и Кассию, предоставил почетные должности: оба они были преторами. Цезарь  не
допустил,  чтобы  статуи  Помпея  лежали  сброшенными  с  цоколя,  но  велел
поставить их на прежнее место. По этому поводу Цицерон сказал,  что  Цезарь,
восстановив статуи Помпея, утвердил свои собственные. Друзья Цезаря просили,
чтобы он окружил себя телохранителями,  и  многие  предлагали  свои  услуги.
Цезарь не согласился, заявив, что, по его мнению, лучше  один  раз  умереть,
чем постоянно ожидать смерти. Видя в расположении  к  себе  самую  лучшую  и
надежную охрану и добиваясь такого расположения, он снова прибег к угощениям
и хлебным раздачам для народа; для солдат он основывал колонии. Из них самые
известные  -  Карфаген  и  Коринф,  города,  которым  ранее  довелось   быть
одновременно разрушенными, а теперь - одновременно восстановленными.
     LVIII. ЧТО касается знати, то одним  он  обещал  на  будущее  должности
консулов и преторов, других прельщал другими должностями и почестями и  всем
одинаково внушал большие надежды, стремясь к  тому,  чтобы  властвовать  над
добровольно подчиняющимися. Когда умер консул Максим, то  на  оставшийся  до
окончания срока его  власти  один  день  Цезарь  назначил  консулом  Каниния
Ребилия. По  обычаю,  многие  направлялись  приветствовать  его,  и  Цицерон
сказал: "Поспешим, чтобы успеть застать его в должности консула".
     Многочисленные успехи не были для деятельной натуры  Цезаря  основанием
спокойно пользоваться плодами своих трудов. Напротив, как бы  воспламеняя  и
подстрекая его, они порождали планы еще более великих предприятий в  будущем
и стремление к новой славе, как будто достигнутая его не удовлетворяла.  Это
было некое соревнование с самим собой, словно  с  соперником,  и  стремление
будущими подвигами превзойти совершенные  ранее.  Он  готовился  к  войне  с
парфянами, а после покорения их имел намерение, пройдя через Гирканию  вдоль
Каспийского моря и Кавказа,  обойти  Понт  и  вторгнуться  в  Скифию,  затем
напасть на соседние с Германией страны и на самое Германию и возвратиться  в
Италию через Галлию, сомкнув круг римских владений так, чтобы со всех сторон
империя граничила с Океаном.
     Среди  приготовлений  к  походу  Цезарь  задумал  прорыть  канал  через
коринфский перешеек и поручил наблюдение за этим Аниену. Затем он предпринял
устройство глубокого канала, который перехватывал бы у  самого  города  воды
Тибра, чтобы повернуть течение реки к Цирцеям и  заставить  Тибр  впадать  в
море у Таррацины, сделав таким образом более безопасным  и  легким  плавание
для купцов, направляющихся в Рим. Кроме этого, он хотел осушить болота  близ
городов Пометии и Сетии с тем, чтобы предоставить плодородную  землю  многим
десяткам тысяч людей. Далее, он хотел возвести плотину в море вблизи Рима и,
расчистив мели у Остийского  берега,  устроить  надежные  гавани  и  якорные
стоянки для имеющего столь важное  значение  судоходства.  Таковы  были  его
приготовления.
     LIX. ОСТРОУМНО задуманное  и  завершенное  им  устройство  календаря  с
исправлением ошибок, вкравшихся в летосчисление, принесло  огромную  пользу.
Дело не только в том, что у римлян в очень древние времена  лунный  цикл  не
был   согласован   с   действительною   длиною   года,    вследствие    чего
жертвоприношения и праздники постепенно передвигались и стали приходиться на
противоположные первоначальным времена года: даже когда был введен солнечный
год,  который  и  применялся  в  описываемое  нами  время,  никто  не   умел
рассчитывать его продолжительность, и  только  одни  жрецы  знали,  в  какой
момент надо произвести исправление, и неожиданно для всех включали  вставной
месяц, который они называли мерцедонием.  Говорят,  впервые  еще  Нума  стал
вставлять дополнительный  месяц,  найдя  в  этом  средство  для  исправления
погрешности в календаре, однако средство, действительное  лишь  на  недолгое
время. Об этом говорится в его жизнеописании. Цезарь предложил лучшим ученым
и астрологам разрешить этот вопрос, а затем,  изучив  предложенные  способы,
создал собственный, тщательно продуманный и улучшенный календарь. Римляне до
сих пор пользуются этим календарем и,  по-видимому,  у  них  погрешностей  в
летосчислении меньше, чем у других народов. Однако и это преобразование дало
людям злокозненным и враждебным власти  Цезаря  повод  для  обвинений.  Так,
например, известный  оратор  Цицерон,  когда  кто-то  заметил,  что  "завтра
взойдет созвездие Лиры", сказал: "Да, по указу", как будто бы и это явление,
происходящее в силу естественной необходимости, могло произойти  по  желанию
людей.
     LX. СТРЕМЛЕНИЕ Цезаря к царской власти  более  всего  возбуждало  явную
ненависть против него и стремление его убить. Для народа в этом была главная
вина Цезаря; у тайных же недоброжелателей это давно  уже  стало  благовидным
предлогом для вражды в нему. Люди, уговаривавшие Цезаря принять эту  власть,
распространяли в народе слух, якобы основанный  на  Сивиллиных  книгах,  что
завоевание   парфянского   царства    римлянами    возможно    только    под
предводительством царя, иначе же  оно  недостижимо.  Однажды,  когда  Цезарь
возвратился из Альбы в Рим, они отважились приветствовать его как царя. Видя
замешательство в народе, Цезарь разгневался и заметил на это, что его  зовут
не царем, а Цезарем. Так как эти слова были  встречены  всеобщим  молчанием,
Цезарь удалился в настроении весьма невеселом и немилостивом.
     В другой раз сенат назначил ему какие-то чрезвычайные  почести.  Цезарь
сидел на возвышении для ораторов. Когда к нему  подошли  консулы  и  преторы
вместе с сенатом в полном  составе,  он  не  поднялся  со  своего  места,  а
обращаясь к ним, словно к частным лицам, отвечал, что почести скорее следует
уменьшить, чем увеличить. Таким поведением он вызвал,  однако,  недовольство
не только сената, но и среди народа, так как все считали, что в лице  сената
Цезарь нанес оскорбление государству. Те,  кому  можно  было  не  оставаться
долее, тотчас же покинули заседание, сильно огорченные. Тогда Цезарь, поняв,
что их поведение вызвано  его  поступком,  тотчас  возвратился  домой,  и  в
присутствии друзей откинул с шеи  одежду,  крича,  что  он  готов  позволить
любому желающему нанести ему удар. Впоследствии он оправдывал свой  поступок
болезнью, которая не дает чувствам одержимых ею людей  оставаться  в  покое,
когда они, стоя, произносят речь к народу; болезнь  эта  быстро  приводит  в
потрясение  все  чувства:  сначала  она  вызывает  головокружение,  а  затем
судороги. Но в действительности Цезарь не был болен: передают, что он хотел,
как и подобало, встать перед сенатом, но его удержал  один  из  друзей  или,
вернее, льстецов - Корнелий Бальб, который сказал: "Разве ты не помнишь, что
ты Цезарь? Неужели ты не потребуешь, чтобы  тебе  оказывали  почитание,  как
высшему существу?"




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0534 сек.