Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

     LXI. К ЭТИМ случаям присоединилось еще оскорбление  народных  трибунов.
Справлялся праздник Луперкалий, о котором многие пишут, что в древности  это
был пастушеский праздник; в самом деле, он  несколько  напоминает  аркадские
Ликеи. Многие молодые люди из  знатных  семейств  и  даже  лица,  занимающие
высшие государственные должности, во время праздника пробегают  нагие  через
город и под смех, под веселые шутки встречных бьют всех, кто попадется им на
пути, косматыми шкурами. Многие женщины, в том числе  и  занимающие  высокое
общественное  положение,  выходят  навстречу  и  нарочно,   как   в   школе,
подставляют  обе  руки  под  удары.  Они  верят,  что  это  облегчает   роды
беременным, а бездетным помогает понести.  Это  зрелище  Цезарь  наблюдал  с
возвышения для ораторов,  сидя  на  золотом  кресле,  разряженный,  как  для
триумфа. Антоний в качестве консула также был одним из  зрителей  священного
бега. Антоний вышел на форум и, когда толпа расступилась перед ним, протянул
Цезарю  корону,  обвитую  лавровым  венком.  В  народе,  как  было   заранее
подготовлено, раздались жидкие рукоплескания. Когда же Цезарь отверг корону,
весь народ зааплодировал. После того как  Антоний  вторично  поднес  корону,
опять  раздались  недружные  хлопки.  При  вторичном  отказе  Цезаря   вновь
рукоплескали все. Когда таким образом затея была раскрыта, Цезарь  встал  со
своего места и приказал отнести корону на Капитолий. Тут народ  увидел,  что
статуи Цезаря увенчаны царскими коронами. Двое народных трибунов,  Флавий  и
Марулл, подошли и сняли венки со статуй, а тех, кто  первыми  приветствовали
Цезаря как царя, отвели в тюрьму. Народ следовал за ними с  рукоплесканиями,
называя обоих трибунов "брутами", потому что Брут  уничтожил  наследственное
царское  достоинство  и  ту   власть,   которая   принадлежала   единоличным
правителям, передал сенату и народу. Цезарь,  раздраженный  этим  поступком,
лишил Флавия и Марулла власти. В  обвинительной  речи  он,  желая  оскорбить
народ, много раз назвал их "брутами" и "киманцами".
     LXII. ПОЭТОМУ народ обратил свои надежды на Марка  Брута.  С  отцовской
стороны он происходил, как полагали, от знаменитого  древнего  Брута,  а  по
материнской линии - из другого знатного  рода,  Сервилиев,  и  был  зятем  и
племянником Катона. Почести и милости, оказанные ему Цезарем, усыпили в  нем
намерение уничтожить единовластье. Ведь Брут не только был спасен Цезарем во
время бегства Помпея при Фарсале и не только своими  просьбами  спас  многих
своих друзей, но и вообще пользовался большим доверием Цезаря. Брут  получил
в то время самую высокую из преторских должностей и через  три  года  должен
был быть консулом. Цезарь предпочел его Кассию, хотя Кассий тоже притязал на
эту должность. По этому поводу  Цезарь,  как  передают,  сказал,  что,  хотя
притязания Кассия, пожалуй, и более основательны, он, тем не менее, не может
пренебречь Брутом. Когда уже во время  заговора  какие-то  люди  донесли  на
Брута, Цезарь не обратил на это внимания. Прикоснувшись рукой к своему телу,
он сказал доносчику: "Брут повременит  еще  с  этим  телом!"  -  желая  этим
сказать, что, по его мнению, Брут за свою  доблесть  вполне  достоин  высшей
власти, но стремление к ней не может сделать его неблагодарным и низким.
     Люди, стремившиеся к государственному перевороту,  либо  обращали  свои
взоры на одного Брута, либо среди других отдавали ему предпочтение,  но,  не
решаясь  говорить  с  ним  об  этом,  исписали  ночью  надписями   судейское
возвышение,  сидя  на  котором  Брут  разбирал  дела,  исполняя  обязанности
претора.  Большая  часть  этих  надписей  была   приблизительно   следующего
содержания: "Ты спишь, Брут!" или "Ты не Брут!". Кассий,  заметив,  что  эти
надписи все более возбуждают Брута, стал еще  настойчивее  подстрекать  его,
ибо Кассий питал к Цезарю личную вражду в силу причин, которые мы изложили в
жизнеописании Брута. Цезарь подозревал его в этом.  "Как  вы  думаете,  чего
хочет Кассий? Мне не нравится его чрезмерная бледность", - сказал он  как-то
друзьям. В другой  раз,  получив  донос  о  том,  что  Антоний  и  Долабелла
замышляют  мятеж,  он  сказал:  "Я  не  особенно  боюсь  этих  длинноволосых
толстяков, а скорее - бледных и тощих", намекая на Кассия и Брута.
     LXIII. НО, ПО-ВИДИМОМУ, то, что назначено судьбой,  бывает  не  столько
неожиданным,  сколько  неотвратимым.  И  в  этом  случае  были  явлены,  как
сообщают,  удивительные  знамения  и  видения:  вспышки   света   на   небе,
неоднократно раздававшийся по ночам  шум,  спускавшиеся  на  форум  одинокие
птицы - обо всем этом, может быть, и не стоит упоминать  при  таком  ужасном
событии. Но, с другой стороны, философ Страбон пишет,  что  появилось  много
огненных людей, куда-то несущихся; у раба одного воина из  руки  извергалось
сильное пламя - наблюдавшим казалось, что  он  горит,  однако,  когда  пламя
исчезло,   раб   оказался   невредимым.   При   совершении   самим   Цезарем
жертвоприношения у жертвенного животного не было обнаружено сердца. Это было
страшным предзнаменованием, так как нет в природе ни  одного  животного  без
сердца. Многие рассказывают также, что какой-то гадатель предсказал  Цезарю,
что в тот день месяца марта, который римляне  называют  идами,  ему  следует
остерегаться  большой  опасности.  Когда   наступил   этот   день,   Цезарь,
отправляясь в сенат, поздоровался с предсказателем и  шутя  сказал  ему:  "А
ведь  мартовские  иды  наступили!",  на  что  тот  спокойно  ответил:   "Да,
наступили, но не прошли!"
     За день до этого во время обеда, устроенного для него  Марком  Лепидом,
Цезарь, как обычно, лежа за столом, подписывал какие-то письма. Речь зашла о
том,  какой  род  смерти  самый  лучший.  Цезарь   раньше   всех   вскричал:
"Неожиданный!" После этого, когда Цезарь покоился на  ложе  рядом  со  своей
женой, все двери и окна в его спальне разом растворились. Разбуженный  шумом
и ярким светом Луны, Цезарь увидел, что Кальпурния рыдает  во  сне,  издавая
неясные, нечленораздельные звуки. Ей привиделось, что она держит в  объятиях
убитого мужа. Другие, впрочем, отрицают, что жена Цезаря видела такой сон; у
Ливия говорится, что дом  Цезаря  был  по  постановлению  сената,  желавшего
почтить Цезаря, украшен фронтоном и этот фронтон Кальпурния увидела  во  сне
разрушенным, а потому причитала и плакала.  С  наступлением  дня  она  стала
просить Цезаря, если возможно, не выходить и отложить заседание сената; если
же он совсем не обращает внимания на ее сны, то хотя бы  посредством  других
предзнаменований  и   жертвоприношений   пусть   разузнает   будущее.   Тут,
по-видимому, и в душу Цезаря вкрались тревога  и  опасения,  ибо  раньше  он
никогда не замечал  у  Кальпурнии  суеверного  страха,  столь  свойственного
женской природе, теперь же он увидел ее сильно взволнованной. Когда гадатели
после  многочисленных  жертвоприношений  объявили  ему   о   неблагоприятных
предзнаменованиях, Цезарь решил послать Антония, чтобы он распустил сенат.
     LXIV. В ЭТО ВРЕМЯ Децим Брут по прозванию Альбин (пользовавшийся  таким
доверием Цезаря, что тот записал его вторым наследником в своем  завещании),
один из участников заговора Брута и Кассия, боясь,  как  бы  о  заговоре  не
стало известно, если Цезарь отменит на этот  день  заседание  сената,  начал
высмеивать гадателей, говоря, что Цезарь навлечет на себя обвинения и упреки
в недоброжелательстве со стороны сенаторов, так как  создается  впечатление,
что он издевается над сенатом. Действительно, продолжал он,  сенат  собрался
по предложению Цезаря, и все готовы постановить, чтобы он  был  провозглашен
царем внеиталийских провинций и носил  царскую  корону,  находясь  в  других
землях и морях; если же кто-нибудь объявит уже собравшимся сенаторам,  чтобы
они разошлись и собрались снова, когда  Кальпурнии  случится  увидеть  более
благоприятные сны, - что станут тогда  говорить  недоброжелатели  Цезаря?  И
если после этого кто-либо из друзей  Цезаря  станет  утверждать,  что  такое
положение вещей - не рабство, не тирания, кто  пожелает  прислушаться  к  их
словам? А если Цезарь из-за дурных предзнаменований  все  же  решил  считать
этот день неприсутственным, то лучше ему  самому  прийти  и,  обратившись  с
приветствием к сенату, отсрочить заседание. С этими словами Брут взял Цезаря
за руку и  повел.  Когда  Цезарь  немного  отошел  от  дома,  навстречу  ему
направился какой-то чужой раб и хотел с ним заговорить;  однако  оттесненный
напором окружавшей Цезаря толпы, раб вынужден был войти в  дом.  Он  передал
себя в распоряжение Кальпурнии  и  просил  оставить  его  в  доме,  пока  не
вернется Цезарь, так как он должен сообщить Цезарю важные известия.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1127 сек.