Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

     LXV. АРТЕМИДОР из Книда, знаток греческой литературы, сошелся  на  этой
почве с некоторыми лицами, участвовавшими в заговоре Брута,  и  ему  удалось
узнать почти все, что делалось у них. Он подошел  к  Цезарю,  держа  в  руке
свиток, в котором было написано все, что он  намеревался  донести  Цезарю  о
заговоре. Увидев, что все  свитки,  которые  ему  вручают,  Цезарь  передает
окружающим его рабам, он подошел совсем близко, придвинулся к нему  вплотную
и сказал: "Прочитай это, Цезарь, сам, не показывая другим, -  и  немедленно!
Здесь написано об очень важном для тебя деле". Цезарь взял  в  руки  свиток,
однако прочесть его ему помешало множество просителей,  хотя  он  и  пытался
много раз это сделать. Так он и вошел в сенат, держа  в  руках  только  этот
свиток. Некоторые, впрочем, сообщают, что кто-то другой передал этот  свиток
Цезарю и что Артемидор вовсе не смог подойти к Цезарю, оттесняемый  от  него
толпой во все время пути.
     LXVI. ОДНАКО это,  может  быть,  просто  игра  случая;  но  место,  где
произошла борьба и убийство Цезаря и где  собрался  в  тот  раз  сенат,  без
всякого сомнения, было избрано и  назначено  божеством,  это  было  одно  из
прекрасно украшенных зданий, построенных Помпеем, рядом с его театром; здесь
находилось изображение Помпея. Перед убийством Кассий, говорят, посмотрел на
статую Помпея и молча призвал его в помощники, несмотря на то,  что  не  был
чужд эпикурейской философии; однако приближение минуты,  когда  должно  было
произойти ужасное деяние, по-видимому, привело его в  какое-то  исступление,
заставившее  забыть  все  прежние   мысли.   Антония,   верного   Цезарю   и
отличавшегося большой телесной силой, Брут Альбин нарочно задержал на улице,
заведя с ним длинный разговор. При входе Цезаря сенат поднялся с мест в знак
уважения. Заговорщики же, возглавляемые Брутом, разделились  на  две  части:
одни стали позади кресла Цезаря, другие  вышли  навстречу,  чтобы  вместе  с
Туллием  Кимвром  просить  за  его  изгнанного  брата;  с  этими   просьбами
заговорщики провожали  Цезаря  до  самого  кресла.  Цезарь,  сев  в  кресло,
отклонил их просьбы, а когда заговорщики приступили к нему с просьбами,  еще
более настойчивыми, выразил каждому их них свое неудовольствие.  Тут  Туллий
схватил обеими руками тогу Цезаря и начал стаскивать  ее  с  шеи,  что  было
знаком к нападению. Каска первым нанес  удар  мечом  в  затылок;  рана  эта,
однако, была неглубока  и  несмертельна:  Каска,  по-видимому,  вначале  был
смущен  дерзновенностью  своего  ужасного  поступка.  Цезарь,  повернувшись,
схватил и задержал меч. Почти одновременно  оба  закричали:  раненый  Цезарь
по-латыни  -  "Негодяй,  Каска,  что  ты  делаешь?",  а  Каска  по-гречески,
обращаясь к брату, -  "Брат,  помоги!"  Непосвященные  в  заговор  сенаторы,
пораженные страхом, не смели ни бежать, ни защищать Цезаря, ни даже кричать.
Все заговорщики, готовые к убийству, с обнаженными мечами  окружили  Цезаря:
куда бы он ни обращал взор, он, подобно дикому зверю,  окруженному  ловцами,
встречал удары мечей, направленные ему в  лицо  и  в  глаза,  так  как  было
условлено, что все заговорщики примут участие в убийстве  и  как  бы  вкусят
жертвенной крови. Поэтому и Брут нанес Цезарю удар в пах. Некоторые писатели
рассказывают, что, отбиваясь от заговорщиков, Цезарь метался и  кричал,  но,
увидев Брута с обнаженным мечом, накинул на голову тогу и подставил себя под
удары. Либо сами убийцы оттолкнули тело Цезаря к цоколю, на  котором  стояла
статуя Помпея, либо оно там оказалось случайно. Цоколь был сильно  забрызган
кровью. Можно было подумать, что  сам  Помпей  явился  для  отмщенья  своему
противнику, распростертому у его ног, покрытому ранами и еще содрогавшемуся.
Цезарь,  как  сообщают,  получил  двадцать  три  раны.  Многие   заговорщики
переранили друг друга, направляя столько ударов в одно тело.
     LXVII. ПОСЛЕ убийства Цезаря Брут выступил вперед, как бы желая  что-то
сказать о том, что было  совершено;  но  сенаторы,  не  выдержав,  бросились
бежать,  распространив  в  народе  смятение  и  непреодолимый  страх.   Одни
закрывали дома, другие  оставляли  без  присмотра  свои  меняльные  лавки  и
торговые помещения;  многие  бегом  направлялись  к  месту  убийства,  чтобы
взглянуть на случившееся, многие бежали уже оттуда, насмотревшись. Антоний и
Лепид, наиболее близкие друзья Цезаря, ускользнув из курии, укрылись в чужих
домах. Заговорщики во главе с Брутом, еще не  успокоившись  после  убийства,
сверкая обнаженными мечами, собрались  вместе  и  отправились  из  курии  на
Капитолий. Они не были похожи на беглецов: радостно и  смело  они  призывали
народ к свободе, а людей знатного происхождения, встречавшихся им  на  пути,
приглашали принять участие в их шествии. Некоторые, например Гай  Октавий  и
Лентул Спинтер, шли вместе с ними и, выдавая себя за соучастников  убийства,
приписывали себе славу. Позже они дорого поплатились  за  свое  хвастовство:
они были казнены Антонием и  молодым  Цезарем.  Так  они  и  не  насладились
славой, из-за которой умирали, ибо  им  никто  не  верил,  и  даже  те,  кто
подвергал их наказанию, карали их не за совершенный  проступок,  а  за  злое
намерение.
     На следующий день заговорщики во  главе  с  Брутом  вышли  на  форум  и
произнесли  речи  к  народу.  Народ   слушал   ораторов,   не   выражая   ни
неудовольствия, ни одобрения, и  полным  безмолвием  показывал,  что  жалеет
Цезаря, но чтит Брута. Сенат же, стараясь о  забвении  прошлого  и  всеобщем
примирении, с одной стороны, назначил Цезарю божеские почести и  не  отменил
даже самых маловажных его распоряжений, а с другой -  распределил  провинции
между заговорщиками, шедшими за Брутом, почтив и их  подобающими  почестями;
поэтому все думали, что положение  дел  в  государстве  упрочилось  и  снова
достигнуто наилучшее равновесие.
     LXVIII. ПОСЛЕ вскрытия завещания Цезаря обнаружилось,  что  он  оставил
каждому римлянину значительный подарок. Видя, как его  труп,  обезображенный
ударами, несут через форум, толпы народа не сохранили спокойствия и порядка;
они нагромоздили вокруг трупа скамейки, решетки  и  столы  менял  с  форума,
подожгли все это и таким образом предали труп сожжению. Затем одни,  схватив
горящие головни, бросились поджигать дома убийц Цезаря; другие  побежали  по
всему городу в поисках заговорщиков, стараясь схватить их,  чтобы  разорвать
на месте. Однако никого  из  заговорщиков  найти  не  удалось,  все  надежно
укрылись в домах.
     Рассказывают, что некто  Цинна,  один  из  друзей  Цезаря,  как  раз  в
прошедшую ночь видел странный сон. Ему приснилось, что Цезарь пригласил  его
на обед; он отказался, но Цезарь, не слушая возражений, взял его за  руку  и
повел за собой. Услышав, что на форуме сжигают тело Цезаря, Цинна направился
туда, чтобы отдать ему последний долг, хотя он был полон страха из-за своего
сна и его лихорадило.  Кто-то  из  толпы,  увидев  его,  назвал  другому,  -
спросившему,  кто  это,  -  его  имя;  тот  передал   третьему,   и   тотчас
распространился слух, что это  один  из  убийц  Цезаря.  Среди  заговорщиков
действительно был некий Цинна - тезка  этому.  Решив,  что  он  и  есть  тот
человек, толпа кинулась на Цинну и тотчас разорвала несчастного на глазах  у
всех.  Брут,  Кассий  и  остальные  заговорщики,  страшно  напуганные   этим
происшествием,  через  несколько  дней  уехали  из  города.  Их   дальнейшие
действия, поражение и конец описаны нами в жизнеописании Брута.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0965 сек.