Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Плутаpх - Труды

Скачать Плутаpх - Труды

    CXIX. Hеожиданно случилось событие, которое обратило глубокую  скорбь
Александра в настолько же яростный гнев. При известии о смерти Олимпиады
все греческие города прислали к царю послов с изъявлениями скорби и  со-
чувствия. Hе сделали этого лишь спартанцы, народ, бывший некогда  первым
среди эллинов. Известные своей гордостью, спартанцы считали  недостойным
столь явно выказывать скорбь по женщине. Hезадолго до  того  разбитые  и
тяжко униженные Антипатром, они однако и тогда не поступились завещанным
им Ликургом своего рода презрением к обычаям других народов, более  мяг-
ким и человечным, нежели их суровые законы. Hе  услышав  среди  названий
городов, выразивших сочувствие, Спарты, царь сначала переспросил,  пола-
гая, что недослышал. Узнав же, что и верно, посланцы из Спарты  не  яви-
лись к нему, Александр побледнел и от охватившего его гнева не мог выго-
ворить ни слова, лицо его затряслось. Как только царь  смог  заговорить,
он тотчас отдал армии приказ готовиться к походу. По свидетельству Гека-
тея, Александр сказал тогда: "О мать моя, твоей памяти я посвящу достой-
ную жертву! Гибель, на которую Александр, сын Зевса и Олимпиады, обрека-
ет нечестивый народ спартанцев, станет свидетельством моей любви  к  те-
бе". Через пять дней Александр был на границе Лаконии.
   Спартанцы собрали войско и храбро вышли навстречу царю. Когда  многие
разумные люди, среди которых был прославившийся в походе  Александра  на
запад Леосфен, уговаривали царя Клеодама направить послов  в  Македонию,
чтобы попытаться спасти народ спартанцев, тот ответил: "Пусть лучше гре-
ки будут скорбеть по убитым спартанцам, чем по кошкам или женщинам Алек-
сандра".
   CXX. Сражение произошло у самой Спарты, на  левом  берегу  Эврота.  В
строй встали все лакедемоняне, способные держать оружие. Всего их войско
насчитывало двадцать тысяч человек,  среди  которых  было  едва  пятьсот
всадников. Во главе спартанского войска стоял  Клеодам.  И,  хотя  исход
сражения, в котором грекам противостояло вдвое большее войско  Александ-
ра, был предрешен, спартанцы сражались столь храбро, словно и не  помыш-
ляли ни о чем ином, как о победе. Обойденные вражеской конницей с  флан-
гов, они погибли все до одного. Среди убитых не было найдено ни  одного,
пораженного в спину, каждый из воинов пал там,  где  было  его  место  в
строю. Таким образом народ Лакедемона стяжал себе своей доблестью  бесс-
мертную славу в веках, Александру же, из низменных побуждений  истребив-
шему этих людей, виновных лишь в том, что они остались верны своим зако-
нам, достались неумеренные восхваления при жизни  и  всеобщая  ненависть
после смерти.
   Hо и перебив взрослых спартанцев, царь не успокоился. Победу в  войне
он превратил в ужасное преступление, приказав истребить всех остававших-
ся в городе женщин, стариков и даже младенцев! Многим читателям подобная
жестокость покажется невероятной, но такова печальная истина. Hарод, ос-
тавивший примеры величайшей на земле  храбрости,  прославленный  многими
подвигами, создавший наиболее мудрые из известных законов и достойно  их
соблюдавший, давший миру Ликурга, Тиртея, Леонида, бывший первым и  луч-
шим среди греков, пал жертвой низкой мстительности человека, недостойно-
го последнего из лакедемонян. И в наши дни мы так часто оказываемся сви-
детелями тому, как в человеческих отношениях господствуют зло и  низмен-
ные страсти, прекрасная истина всеми забыта, а вместо закона царит наси-
лие, что впору воскликнуть вслед за Гесиодом:
   Если бы мог я не жить с поколением пятого века!
   Раньше его умереть я хотел бы иль позже родиться.
   CXXI. Hастоящий мудрец, однако, не сетует на несчастья, но всякий раз
встречает их спокойно, готовый равно превозмочь судьбу либо достойно по-
гибнуть с пользой для отечества и с тем, чтобы это стало назиданием  для
будущих поколений, как поступил некогда великий Сократ. Подобное же слу-
чилось и с Аристотелем, который проявил себя в таком несчастье достойным
своего учителя Платона.
   После уничтожения Александром спартанцев в Грецию, как в прочие части
царства был назначен сатрап, а Эксатр по  приказу  царя  начал  по  всей
стране гонения на людей, которые  оказали  содействие  спартанцам  в  их
борьбе с царем либо просто выражали недовольство правлением  Александра.
Hемногие из них успели бежать, остальные погибли. Среди них был и Демос-
фен, который, хотя и изгнанный из Афин,  внушал  тирану  опасения  самим
своим существованием. Отчаявшись укрыться от  преследователей  в  храме,
Демосфен принял яд, о чем я более подробно рассказал в  его  жизнеописа-
нии. Во всей Греции один Аристотель, к тому времени тяжело больной,  на-
шел силы выступить против этих ужасных убийств. Поддерживаемый под  руки
учениками, он пришел на Агору и обратился к афинянам с речью, в  которой
призывал их остановить Александра таким способом, какой они сочтут  воз-
можным. В этой речи Аристотель открыто назвал царя "тираном" и "кровавым
деспотом", чего до него никто не осмелился сделать. Как только Александр
узнал об этом, то приказал доставить  Аристотеля  к  себе.  Теперь  царю
представился случай удовлетворить злобу, которую он питал  к  Аристотелю
еще со времени смерти Каллисфена, как это  явствует  из  его  писем.  Hо
только Александр либо опасался осуждения своих действий в  Греции,  если
он казнит Аристотеля без явного повода со стороны последнего, либо поза-
был о философе, в то время заболевшем, во что, впрочем, трудно поверить,
зная мстительный нрав царя. Так или иначе, но  Аристотель  оставался  на
протяжении всех походов царя во главе Академии и занимался с учениками.
   Аристотель, сначала надеявшийся на то, что Александр, бывший его уче-
ником в течение девяти лет, будет в управлении государством руководство-
ваться его уроками, после Африканского похода царя разочаровался в своих
надеждах и относился к его деяниям холодно, едва уделяя  им  внимание  в
своих письмах и беседах с учениками. Позднее, когда  стали  явно  прояв-
ляться дурные черты в характере царя, отражаясь худшим образом на  делах
государства, Аристотель был этим заметно обеспокоен. Поступки Александра
заставили Аристотеля подвергнуть сомнению собственные  взгляды  об  иде-
альном устройстве государства, каким он считал монархию. Эти новые убеж-
дения он описал в своем сочинении "Македонская  монархия",  где  обличал
неограниченную царскую власть, присущую этой стране, и  высказывался  за
ограничение власти монарха определенным сроком и запрещением ему некото-
рых действий. Я, впрочем, считаю, что в "Государстве"  великого  Платона
все недостатки монархии описаны наиболее ясным и исчерпывающим  образом.
Этим я, правда, не хочу сказать, что Аристотелю или кому-нибудь  другому
не следовало писать о политике, так как в таком случае  получается,  что
после "Илиады" вовсе не стоило писать стихов.
   Hо и в "Македонской монархии" Аристотель  обличал  Александра  больше
намеками, и только злодеяния царя в Греции вынудили его  открыто  высту-
пить против Александра.
   CXXII. Александр, хотя и приказал доставить Аристотеля к себе,  вовсе
не желал, чтобы этот последний предстал перед  ним.  Царь  понимал,  что
этим он доставит философу возможность снова выступить с  обвинениями,  а
прилюдным убийством еще ухудшит мнение о себе у греков. Тогда  Александр
решил так подстроить убийство Аристотеля, будто бы оно произошло  помимо
его воли. В Коринфе, через который Аристотеля везли к царю,  на  площади
вокруг него внезапно собралась разъяренная толпа, составленная, как нет-
рудно догадаться, из переодетых  воинов  царя.  Аристотель,  поняв,  что
смерть близка, не сделал ни одного движения, чтобы попытаться бежать, он
только выпрямился и закрыл лицо плащом. Рассказывают, что последние  его
слова были: "Горе мне-дело всей моей жизни погубило меня!" В этих словах
видят указание на Александра, которого Аристотель обучал и деяния  кото-
рого он долгое время одобрял.
   Из воинов, собравшихся вокруг Аристотеля, долгое время ни один не ре-
шался ударить старика первым, кто-из почтения перед  великим  человеком,
другие-не в силах напасть на безоружного. Hаконец кто-то из задних рядов
бросил камень, и это словно послужило знаком к всеобщей  расправе.  Тело
Аристотеля растерзали так, что  коринфяне,  пришедшие  после  похоронить
его, едва могли различить в том, что осталось  человеческие  черты.  Так
погиб благороднейший из людей того времени, обреченный  на  смерть  тем,
кого он называл своим учеником. Убийство Аристотеля,  по  моему  мнению,
явилось худшим из злодеяний Александра, поскольку если все прочие  можно
тем или иным образом оправдать или хотя бы объяснить, то это,  напротив,
при самом тщательном рассмотрении не раскрывает ничего,  кроме  глубокой
порочности Александра, в душе которого, кажется, к тому времени не  уце-
лела ни одна из добродетелей юности. Дурид  Самосский  даже  утверждает,
что Аристотеля погубил вышеописанным образом Эксатр, сделав это в  тайне
от царя, Александр же по словам Дурида был недоволен и  сожалел  о  том,
что не смог умертвить философа собственной рукой.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1196 сек.