Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

А.РОМАШОВ - ЛЕСНЫЕ ВСАДНИКИ

Скачать А.РОМАШОВ - ЛЕСНЫЕ ВСАДНИКИ

                             4. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ВОЖДЯ

     Печаль долго висела над племенем, как сизый бус над землей  в  мокрые
осенние дни. Оскору казалось, будто сердце его  наполнялось  слезами  всех
женщин из рода черных орлов, печалью  всех  девушек  из  рода  коршунов  и
суровой тоской оставшихся воинов из славного рода крепкогрудых.
     Печаль гнала певца из городища на крутой берег Меркашера. Он  садился
там под  старой  сосной,  перебирал  тугие  струны  деревянного  лебедя  и
рассказывал  речке  о  большой  печали  гордого  племени   всадников.   Он
рассказывал тихой речке, что священный огонь  родовых  костров  съел  тела
павших воинов, что души их поднялись с дымом костров  к  великим  предкам,
что быстрая птица вурсик хорошо знает дорогу в страну мертвых, с ней  души
воинов не заблудятся...
     Приходили к нему, на крутой  берег  Меркашера,  постаревшие  от  горя
женщины, молчаливые воины и притихшие дети. Они слушали  скорбный  рассказ
певца и чего-то ждали. Горе не могло убить в них звериного желания  жизни.
Люди хотели услышать песню о тепле и радости, песню о продолжении жизни.
     Чаще других приходила на берег Меркашера дочь вождя  Илонка.  Девушка
садилась рядом с певцом, обнимала его сильными  и  ласковыми  руками.  Она
говорила, что будет хорошей женой, что  родит  ему  сына,  который  станет
вождем племени всадников.
     Оскор  слушал  девушку  и  молчал.  Быстроногие  дзуры  -   удачливые
охотники, но у них мало скота, нет красных ковров.
     - Почему ты молчишь? - спрашивала она Оскора. - Я умею шить крепкие и
красивые рубахи  из  кожи  теленка,  вышивать  семь  черных  всадников  на
жертвенном  покрывале.  Я  лучше  всего  рисую  священную   птицу   карсу,
приносящую людям счастье. Смотри...
     Она показывала Оскору наколотую на руке  двухголовую  синюю  птицу  с
желтыми большими глазами.
     - Я открою тебе, любимый, - говорила ему Илонка, -  тайну  священного
рисунка женщин. Ты наколешь тонкими железными иглами на своем  теле  знаки
Ош. И станешь сильнее болезней и смерти.
     Слушая дочь вождя, Оскор забывал большую печаль  своего  народа.  Ему
становилось теплее. Он пел Илонке песни радости, подслушанные в  солнечное
утро у пробудившихся птиц. Громче звенел его семиструнный лебедь,  быстрее
текли серебристые волны Меркашера к Великой Голубой реке.
     Илонка понимала песни Оскора, верила им и, счастливая, убегала в юрту
отца. Певец оставался один с думами... Мужем Илонки  будет  самый  богатый
старейшина. Так хотят предки его народа, так скажет маленький шаман  перед
живым огнем племени... Оскор может говорить с вождем как друг.  Но  старый
Кардаш скажет ему: "Давно души наших воинов поднялись с  дымом  жертвенных
костров в страну теней. Давно высохли слезы  у  наших  женщин.  А  родовые
костры все еще горят в моем городе, люди не уходят на родные  селища.  Они
ждут мое последнее слово. Помоги найти это слово, певец Оскор!"
     А что он ответит старому вождю? Мудрое слово не родится,  как  песня.
Его не подслушаешь у птиц или в поле у ветра.
     - Оскор! Оскор! - кричал Вургаш, маленький сын брата, и бежал с  горы
к нему.
     - Кто послал тебя, Вургаш? - спросил его Оскор.
     - Я сам... Вождь  собирает  воинов  племени  на  совет.  Все  большие
мужчины идут к юрте вождя...
     В городище старого Кардаша было печально и тихо, как в  зимнюю  ночь.
Неподвижно сидели у родовых костров притихшие женщины, закрывшись  черными
платками из мягкой шерсти. Лица женщин были торжественны и спокойны.  Дети
не играли и не ссорились. Маленькие лежали на коленях у женщин на  кожаных
мешках-равдугах, ребятишки, что постарше, прятались в высокой траве.  Одни
только собаки бродили от костра к костру, покачивая колечками хвостов.
     В городище Вургаш отстал и, как  серая  куропатка,  нырнул  в  траву.
Оскор пришел к высокой юрте старого вождя.
     Четыре десятка угорских воинов, суровых и уставших от горя, сидели на
мягких медвежьих шкурах вокруг  большого  каменного  очага.  Они  молчали,
глядели на серебряное лицо и думали.
     На красном ковре лежал раненый вождь. В ногах у него, спиной к очагу,
стоял на коленях маленький шаман. Он стучал кулаком по брюху идола и уныло
тянул:

                            Мы кормили тебя
                            Жирным мясом,
                            Мы поили тебя
                            Горячей кровью -
                            Сделай нас сильными,
                            Сделай нас мудрыми...

     Воины не слушали причитаний шамана. Они ждали, когда заговорит старый
Кардаш.
     Раненый вождь с трудом поднялся, сел, навалившись широкой  спиной  на
деревянное тело идола, и сказал воинам:
     - Булгары вернутся. Они уведут наших  женщин,  детей  и  скот.  Племя
лесных всадников высохнет, как капли росы на солнце.
     - Надо уходить, - сказал старейшина рода быстроногих.
     - Надо уходить, - сказал Шавершол.
     - Надо уходить, - сказали воины из рода черных орлов.
     Старый вождь спросил:
     - Кто знает дорогу в неизвестную страну, где сочная и  густая  трава,
где лес полон красного зверя и птицы, где речки богаты рыбой?
     Ничего не  сказал  торопливый  старейшина  из  рода  быстроногих.  Не
ответил вождю кузнец Шавершол. Молчали воины из рода черных орлов.
     - Кто знает такую землю? - спрашивал старый вождь своих воинов. - Кто
найдет новую родину, куда не дотянется длинный меч врагов племени?
     Воины молчали.  Трудно  бороться  с  булгарами  одному  воину  против
десяти, но еще труднее назвать невиданную никем счастливую землю.
     Кто поведет обессиленное племя  трудными,  нехожеными  дорогами?  Кто
знает волю богов?...
     - Пусть говорит шаман Урбек, - сказал седой воин из рода коршунов.  -
Пусть он спросит великих предков...
     Четыре десятка угорских воинов ударили о глиняный пол боевыми  щитами
в знак согласия.
     Маленький шаман  встал  на  ноги,  поглядел  на  сумрачных  воинов  и
затрясся. Он прыгал, стонал и выл, будто одержимый болотной хворью.  Воины
смотрели на священную пляску и терпеливо  ждали,  что  скажут  им  великие
предки. По худым щекам скачущего шамана  стекал  грязный  пот,  овчина  на
спине смокла и стала черной. Изнемогая от усталости,  он  упал  на  колени
перед ярко горевшим очагом и закричал:
     - В степь... Души предков зовут нас в степь!
     Гордые и сильные воины  плохо  верили  маленькому  шаману.  Он  часто
обманывал народ угров, боги редко говорили ему правду. Только большое горе
заставило мужчин племени поклониться  сыну  шакала.  Сильные  надеются  на
силу, а слабые - на волю богов.
     Но даже горе не отняло разума у  воинов  гордого  племени  всадников.
Великие предки опять не сказали правды маленькому шаману.  Великие  предки
не пошлют в степи свой народ. Разве не оттуда приходят враги угров?
     Четыре десятка воинов молча сидели вокруг очага и смотрели с  тяжелой
обидой на серебряное лицо  идола.  Они  думали  о  горькой  судьбе  своего
племени, о детях и женщинах. Великие  предки  забыли  их  жертвы.  Великие
предки не видят и не слышат горя своего народа.
     Старый Кардаш подал знак и заговорил:
     - В глухих и темных лесах  Великой  Голубой  реки  живут  угры,  наши
братья по крови. Мы были богатыми и сильными. Мы забыли о  них.  Слушайте,
воины племени, мое последнее слово: идите к Большому шаману наших  братьев
по крови, идите к хозяину Синей пещеры. Певец Оскор знает туда  дорогу.  С
ним пойдет молодой, сильный и смелый воин. Они вернутся  с  мудрым  словом
Большого шамана и принесут нам спасение.
     Слова вождя сняли с души воинов  тяжесть  незнания.  После  долгой  и
темной ночи наступил ясный день.
     Посветлели лица угров, увереннее и крепче стали их голоса.
     - Будь здоровым и сильным, мудрый вождь!
     - Слава тебе, старый Кардаш!

 

    





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1143 сек.