Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

А.РОМАШОВ - ЛЕСНЫЕ ВСАДНИКИ

Скачать А.РОМАШОВ - ЛЕСНЫЕ ВСАДНИКИ

                            7. ХОЗЯИН СИНЕЙ ПЕЩЕРЫ

     Когда спускалась на землю тьма  и  Синяя  пещера  становилась  чернее
ночи, Большой шаман поднимался с  каменного  стула.  Привыкшие  к  темноте
глаза его быстро находили пищу и воду, оставленную  охотниками.  Он  долго
жевал жилистое мясо сохатого, бросая по привычке лучшие куски своему богу.
     Насытившись, старик брал в руки свитую из сыромятного ремня веревку.
     Из темноты  испуганно  глядели  на  него  серебряные  глаза  Великого
Нуми-Торума, круглые и холодные.
     - Ты обманул мой народ, Великий Нуми, - говорил старик богу и хлестал
его по деревянной спине. - Люди приносят в жертву  тебе  последнее,  а  ты
давно умер, как загнанный олень.
     Отдохнув, старый шаман снова принимался бить великого бога предков. В
высокой пещере гулко отдавались удары ременной веревки по деревянному телу
идола.
     - О-хо, -  бормотал  старик.  -  Ты  погубил  нас.  Ты  сделал  манси
трусливее ушана и слабее мыши.
     Старик быстро уставал, падал и засыпал у ног избитого идола. Но  спал
он недолго.
     Едва занималось утро, Большой шаман  садился  на  вскопанный  посреди
пещеры камень и сидел  так  до  темноты,  безмолвный  и  неподвижный,  как
деревянный бог. Позади него стоял  Великий  Нуми  с  мертвыми  серебряными
глазами. В густой тишине попискивали реющие нетопыри  и  звонко  бились  о
камни тяжелые капли воды.
     Днем, когда солнце проникала в пещеру,  освещая  синие  камни  свода,
приходили люди и приносили Великому Нуми-Торуму мясо, меха и серебро. Одни
просили у бога удачливой охоты, другие - толстую красивую жену.
     Двадцать  раз  земля  надевала  и  снимала  белую   паницу,   сильные
старились, а слабые умирали, но  никто  не  слышал  голоса  хозяина  Синей
пещеры. Большой шаман молчал.  Когда-то  и  он  пытался  противиться  воле
богов, но не  дело  мудрого  останавливать  ветер.  Что  он  мог  сделать?
Племенные вожди перестали быть воинами, старейшины не думали о своем роде.
Люди давно привыкли к голоду и болезням. Они знали: так жили их отцы и так
будут жить дети, бродя по темным сырым  лесам,  как  худые  тени  умерших.
Только в легендах да в песнях старики рассказывали о счастливых и  храбрых
предках, которые жили в степях, ели каждый день мясо и пили горячую  кровь
белых лошадей.
     Когда приходили на родную землю чужие люди или умирал вождь одного из
шести племен, Большой шаман зажигал жертвенный костер. Люди уныло качались
над ним, бросали в огонь куски жирного мяса и просили:

                          Великий Нуми,
                          Дай нам вождя молодого...
                          Великий Нуми,
                          Спаси нас...

     Так было всегда. Но в это утро люди пришли не к Великому Нуми-Торуму,
и пришли с радостью.
     - Пайся! Пайся! - весело здоровались они с Большим  шаманом,  окружив
его.
     Шаман удивился, но промолчал. Сколько раз земля  надевала  и  снимала
белую паницу, сильные на его глазах старились,  слабые  умирали,  менялись
вожди мансийских племен, приходили и уходили  чужие  люди,  но  болезни  и
голод оставались с его народом.
     Мужчины вытолкнули вперед двух молодых охотников:
     - Они видели! Они слышали...
     Большой шаман поднял руку: пусть говорит  молодой  охотник.  Один  из
охотников сел на каменный пол пещеры и заговорил:
     - К тебе идут два воина. Один богатырь, он ведет с собой белого коня.
Они в кожаных рубахах, у них черные волосы, как у нас.
     - Скажи! Скажи! - кричали мужчины молодому охотнику.
     - Мы видели их, когда гнали зверя. Они шли легко, как молодые  олени.
Они говорили понятными словами и вспоминали хозяина Синей пещеры...
     Молодой охотник кончил рассказ. Большой шаман  поднялся  с  каменного
стула и начал разжигать жертвенный костер. Он  вспомнил  далекое  детство,
когда был ростом не выше болотной травы. Отец рассказывал  ему  о  племени
всадников, о гордом и сильном народе, который остался на краю степи.  Если
бы старый шаман был моложе и глупее, рассказ молодых охотников мог сделать
его счастливым. Он увидит  сегодня  братьев  по  крови,  сильных,  гордых,
неукротимых, как огонь, непохожих на его бедный больной народ.  Но  старое
сердце, уставшее от горя, не верит радостям.
     Большой шаман разжег жертвенный костер и сел на свой  каменный  стул.
Остальные расселись вокруг  разгорающегося  огня  и  притихли.  Они  могли
сидеть так долго, пока не придут в пещеру два незнакомых воина, у  которых
черные волосы и которые говорят понятными, родными словами. О  чем  думают
они, о чем будут думать их дети, сидя вот  так,  в  полусне,  перед  огнем
жертвенного костра или чувала? Как не любил  Большой  шаман  их  такими  -
притихшими, маленькими, будто неживыми!
     Вечером в пещеру вошли два больших воина в длинных  кожаных  рубахах.
На широких поясах висели у них мечи, за спиной чернели хвосты стрел. Воины
остановились у входа. Большой шаман ждал, пока глаза их привыкнут к мраку,
а уши - к глухой тишине.
     - Пайся! - поздоровались воины и пошли к костру.
     - Пайся, пайся, - ответили им манси-охотники  и  уползли  в  темноту,
освободив место перед хозяином Синей пещеры.
     - Нас послал вождь и народ. -  Так  начал  говорить  богатырь.  -  Мы
пришли к тебе как братья по крови за помощью. Скажи  нам  мудрое  слово  и
спаси племя всадников.
     Большой шаман глядел на послов и покачивал головой.
     - Мы жили на краю степи, - продолжал богатырь. - Пасли коней и  скот,
охотились и сеяли ячмень. Наши женщины пели песни,  а  дети  смеялись.  Мы
были богатыми и сильными и враги знали это.  Они  захотели  отнять  у  нас
скот, серебро и песни, сделать нас данниками. Мы встречали  врагов  тучами
стрел, защищали высокий город вождя острыми мечами и  кипящей  смолой.  Но
они приходили на нашу землю снова и снова, неустанные и упрямые, как волны
Великой Голубой реки. В частых сражениях гибли наши воины,  умирали  дети,
не успевшие вырасти, и слабели от горя женщины. Когда осталось  в  племени
сорок воинов, вождь Кардаш послал нас к тебе. Скажи  мудрое  слово,  спаси
племя всадников!
     Большой шаман  радовался  и  скорбел,  слушая  послов.  Слова  послов
согрели радостью и гордостью его старое сердце. Они были  для  него  живой
славой предков. Он искал для братьев в согретом сердце мудрое слово  и  не
находил его...
     Послы ждали ответа.
     Большой шаман встал, и манси первый раз услышали голос хозяина  Синей
пещеры.
     - Идите по нашей земле, - сказал он угорским послам, - идите по нашим
лесам, которым нет края и нет конца. Идите  и  смотрите,  как  живут  ваши
братья... Вождь Сопр покажет вам тайные тропы.
     Из темноты выполз к костру старик в длинной меховой рубахе. На  узком
ременном поясе висел у  него  кривой  нож  в  серебряной  оправе,  с  плеч
спускались старые лисьи хвосты.
     - Ты поведешь нас к вождю? - спросил Оскор у старика.
     - Я сам вождь, - ответил старик.
     - Он! Он! - заговорили манси, окружив их. - Сопр - вождь племени.  Он
берет с нас десятую часть охотничьей добычи.
     Удивленные послы подошли ближе к старику. Он  угрюмо  глядел  на  них
впалыми глазами и надувал отвисшие щеки.  Вождь  мансийского  племени  был
похож на сердитую старуху.
     - Я сам вождь, - еще раз повторил старик.
     Он выбрал из кучи сваленного оружия свой лук и вышел из пещеры.
     Послы поклонились Большому шаману и пошли за старым вождем.

 

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0476 сек.