Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Морис Симашко. - Емшан

Скачать Морис Симашко. - Емшан

      Их  было  триста  на  Острове, купленных в то лето. В лодке с голубым и
красным бархатом приплыл на Остров султан Салих. Эмиры  Пяти  личной  охраны
были  с  ним,  и  Эмиры  Тысячи  в красных сапогах... Он уже знал, что самые
сильные носят красные сапоги. И когда  купивший  его  Котуз  переглянулся  с
громадным Айбеком, он все понял. Внимательно посмотрел он на султана...
     У  старого  султана  было  белое  мягкое лицо и глаза человека, который
молится. Он не осматривал каждого, как Котуз. Вяло  махнул  голубым  платком
султан  Салпх, и всем им наковали браслеты на левую руку. Но кривых ножей им
не дали. По пять, по десять и по сорок сначала разделили их. И учили  ездить
на лошадях и стрелять из луков. Через четырнадцать дней им привезли в лодках
женщин. Он сделал так, как другие, и почувствовал облегчение. После этого он
сильно захотел есть...
     Лучше  этих  дней  у  него  не  было.  Даже когда стал он Абуль-Футух и
исчезли границы исполнения его желаний. Он быстро привык к равенству с теми,
кто давно носил ножи на поясах, и занял свое место  у  своих  сорока.  Когда
один  не  послушался,  они  с  Баратом  задушили его и бросили на песок, где
грелись крокодилы. Эмир Сорока Икдын знал, но сказал Начальнику Острова, что
один убежал. Потому что боялся уже его Икдын.
     Котуз внимательно посмотрел тогда на Икдына и кивнул  головой...  Ночью
они встретили Котуза, когда несли мертвого к Реке. Начальник Острова стоял в
тени  дерева,  а  они  шли  в белом свете луны. Котуз видел их с мертвым, но
кивнул головой.
     Да, Котуз видел. Поэтому Котуз сделал его Эмиром Пяти, потом Десяти,  а
в  разлив  Реки,  когда  все  они  носили уже кривые тяжелые ножи, -- Эмиром
Сорока вместо Икдына... Среди сорока у него было уже  своих  девять,  и  они
слушали  его,  а  не Икдына. Девять потом всегда держал он возле себя, как в
море. Это было правильное число.  Им  было  трудно  сговориться,  девяти.  И
видеть он мог сразу всех...
     Икдына послали куда-то далеко охранять с другими сорока башню у дороги.
Через  много лет он, Абуль-Футух, нашел и убил Икдына. Он нашел и убил всех,
кто вместе с Икдыном покупал его на базаре у моря.  Он  всегда  помнил  лица
людей, даже если видел один раз...
     Он долго носил синие сапоги, и Котуз брал его с собой, когда плыл через
море покупать  мамелюков.  Тех,  кого  он  приводил  с базара, не нужно было
отсылать в палубную дыру. Котуз покупал все  больше,  и  они  оставались  на
Острове,  учились  ездить  на  лошади  и  стрелять из луков. Потом им давали
кривые ножи...
     Они радовались, когда на  далеких  башнях  Фустата  ревели  трубы.  Это
значило,   что   снова   где-то   люди   страны   Миср  нарушали  порядок  и
справедливость. Тогда они садились вместе с лошадьми в большие лодки,  плыли
к  берегу  и мчались потом через бесконечный хлопок, пачкая сапоги и лошадей
жирной зеленью.
     Люди страны Миср были худые и несильные.  Они  всегда  кричали  что-то,
показывая  на небо, и в глазах их была молитва. Наказывать их было нетрудно.
Тех, у  кого  глаза  были  без  молитвы,  убивали.  И  если  приходилось  на
четырнадцатый день, забирали у них женщин.
     Были  еще  братья султана Салиха Эйюба. Они правили городами и странами
по ту сторону пустыни и не могли справедливо  разделить  их.  Эйюбы  воевали
друг с другом и с франками. Они просили мамелюков у старого султана.
     Там впервые увидел он франков. Они были белые, как мамелюки-сакалабы. И
хоть громко  пели  песни своему богу, прозрачные глаза их смотрели прямо, не
отвлекаясь...
     Старая каменная дорога была прямая и гладкая.  Сухой  ветер  ровно  жег
лицо. Бенбарс забыл слово, за которым ехал...
     Котуз  был  умный  и  знал все. Среди каждых сорока на его Острове были
девять, которых боялись остальные. И Эмиром Сорока Котуз делал  главного  из
девяти. Это было правильно. Глупый не становился раисом.
     Так  делал Котуз - Раис Острова. И так делал большой Айбек--Раис Охраны
Султана. Другие Эмиры Тысячи не делали так. Они были людьми  страны  Миср  и
назначали у себя эмирами тех, кто быстрее стелил коврики, когда их снимали с
лошади. И их самих назначил старый султан потому, что они умели рассказывать
ему о его славе. Шакалы правили страной Миср, и это было не справедливо.
     Когда франки приплыли в страну Миср, у Котуза на Острове было уже сорок
эмиров, носивших синие сапоги. Среди них у Котуза были свои девять. И первым
был у девяти он, Бейбарс...
     Франки  были  дикие  барбарои,  и  бог  не  путал  их мысли. Они носили
одинаковую одежду, и раисом у них мог стать лишь достойный.  А  в  Дамиетте,
там,  где  желтая вода страны Миср смешивается с синей водой моря, мамелюков
тогда  не  было.  Там  были  солдаты  страны  Миср   со   старыми   эмирами,
подстилающими  коврики.  И  они  бежали  от франков из Дамиетты в Мансуру, а
потом из Мансуры. И старый султан страны Миср кашлял, и не мог он сидеть  на
настоящем коне.
     С  франками  было  трудно  воевать.  Когда  они  поднимали  руку, чтобы
ударить, их не отвлекали сомнения. Но у них было слишком много достойных,  и
каждый  делал свое. А мамелюки знали только своего Эмира Тысячи. И они вошли
в Маисуру, отрезая головы у франков.
     Тогда он мог погибнуть, когда франки начали лить  масло  под  ноги.  Он
упал  на  жирной  каменной  стене,  и  большой светлобородый франк с красным
крестом на грязном плаще уже колол его  копьем.  Но  Турфан  бросил  тяжелый
камень  в  голову франка, а Барат отсек ему голову. И шрам у глаза остался у
него от копья франка...
     А потом они с Баратом, Турфаном и Шамуратом догнали и сбили  с  лошадей
франкского  султана  и  двух  его  братьев.  За них франки заплатили султану
Салиху  четыре  корзины  золота:  две--за  святого  султана  Лудовика  и  по
одной--за  его  братьев.  Франки  сами  ушли из Дамиетты и больше никогда не
приходили в страну Миср...  Быстрый  и  ловкий,  как  маленькая  кошка,  был
Шамурат. Он убил сразу Шамурата, когда стал Абуль-Футух.
     После  Мансуры  он  не поехал на Остров. В Эль-Кахиру взяли его Айбек с
Котузом. Старый султан долго смотрел на него и потом закрыл глаза.  Айбек  с
Котузом переглянулись, и он стал Эмиром Сорока личной охраны султана...
     Они  всегда  были  непонятными, люди страны Миср. У них были пирамиды и
бог, который раздваивал мысли. Человек с раздвоенными мыслями бьет вполсилы,
и стрела его не попадает в цель. Этот бог всегда придерживал их руку,  когда
они  поднимали  клинок, и дергал их лук, когда они отпускали тетиву. Поэтому
они всегда проигрывали и были  плохими  солдатами.  Почему  они  благодарили
бога?
     Люди  страны  Миср  тоже  делали  это  по-разному: одни пять раз в день
прижимались лицом к земле, другие крестились и громко пели, как франки. Были
и такие, кто привязывал ко лбу  коробочки  и  накрывался  с  головой,  чтобы
отделить  себя  от жизни, которая вокруг. Они напрасно ссорились. Это всегда
был один и тот же бог, который делал их  слабыми.  Им,  как  женщинам,  была
неприятна кровь и знакомы слезы.
     Были  в  стране  Миср  люди,  которые  умели писать и читать написанное
другими людьми. Эти были совсем глупые. Султан Салих давал им деньги, и  они
молились  богу,  считали  звезды  и  рисовали  на  желтых  дощечках  круги и
треугольники. В Аль-Азхаре жили они с учениками,  и  он  сопровождал  к  ним
султана. Непонятное говорили они и всегда просили деньги...
     Султан  Салих  умел читать. Он неподвижно сидел на подушках и смотрел в
развернутые свитки. И когда отставлял их, глаза его были, как у  беззащитной
собаки.
     А на обеих руках эмира Айбека были у запястья твердые коричневые бугры.
Такие  бугры были у всех, когда-то прикованных к веслам. И у Котуза на руках
были бугры.
     Султан Салих смотрел на них странными глазами, на Айбека и  Котуза,  на
него.  В  глазах  его  не  было  страха, просьбы, гнева. Так смотрели львы с
человеческими лицами, которые стояли у начала страны Миср.
     Все чаще выезжал старый султан на базар.  Он  становился  в  стороне  и
подолгу  смотрел,  как  торгуются  покупатели, кричат друг на друга женщины,
играют в пыли голые дети. Люди страны Миср замолкали и уходили в сторону...
     Пришел вечер, и Котуз сделал знак войти туда, где был султан. Когда они
подошли к тахте: Айбек, Котуз и он, султан Салих посмотрел на них  и  закрыл
глаза.  И  они  ударили  его  в сердце и перерезали горло маленькими острыми
ножами, которыми бреются и режут дыни. И когда  уходили  они,  круглоголовый
Айбек остался в Розовом Доме с Шадияр, светлоглазой женой султана...
     Утром  Айбек  сказал,  что  султан  Салих умер от кашля. И Эмиры Тысячи
страны Миср молча кивнули головами и коснулись ладонями  лица  и  бороды.  И
Эмиры  Канцелярии  Султана  коснулись  ладонями  лица и бороды. И Эмиры всех
городов: Дамиетты, Мансуры,  Александрии,  Бени-Хасана,  Эль-Амарны,  Асуана
коснулись ладонями лица и бороды. И ученые люди Аль-Азхара, умеющие писать и
читать написанное, испуганно коснулись ладонями лица и бороды...
     Это было правильно--сказать, что султан умер от кашля. Люди страны Миср
не любят  слышать плохое, и в этом их радость... Они знали, как умер султан,
люди страны Миср. И шепотом  говорили  об  этом  друг  другу.  Но  слову  из
Цитадели  верили  они,  потому  что  так им было спокойней. Они радовались и
ругали султана. Пирамиды были у них, и не могли они простить, что он выезжал
к ним на базар...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0433 сек.