Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Стивен КИНГ - БАЛЛАДА О БЛУЖДАЮЩЕЙ ПУЛЕ

Скачать Стивен КИНГ - БАЛЛАДА О БЛУЖДАЮЩЕЙ ПУЛЕ

       "Он вас спросил о том, почему вы назвали его  "Арвин  Паблишинг"?"  -
спросил писатель. "Да". "Что вы ему сказали?"
     "Я сказал ему", - произнес редактор, неприветливо улыбнувшись, -  что
"Арвин - это девичья фамилия моей матери".
     После небольшой паузы редактор возобновил  свой  рассказ.  До  самого
конца его уже почти не прерывали.
     "Я начал ждать прихода чековых бланков.  Я  убивал  время,  как  мог.
Берешь стакан, подносишь его к губам, выпиваешь  его,  а  потом  наливаешь
еще. До тех пор, пока эти манипуляции не утомляют тебя так, что ты  просто
падаешь головой на стол. Происходили и другие вещи, но только этот процесс
меня по-настоящему интересовал. Насколько я помню. Я оговариваюсь  потому,
что был в то время постоянно пьян, и на одну  вещь,  которую  я  запомнил,
приходится пятьдесят или шестьдесят, которые выветрились из моей памяти".
     "Я ушел с работы, и уверен, что это вызвало  у  всех  огромный  вздох
облегчения. У них, потому что  им  не  надо  было  теперь  брать  на  себя
экзистенциальную задачу  по  увольнению  сумасшедшего  из  несуществующего
отдела. У меня, потому что я не мог себе представить, как я снова  окажусь
перед этим зданием, с его лифтом, лампами  дневного  света,  телефонами  и
всем этим поджидающим меня электричеством".
     "В течение тех трех недель я написал Рэгу Торпу и его  жене  по  паре
писем. Я помню, как писал ей, но не ему. Как и письмо от  Беллиса,  письма
Рэгу были написаны мной в состоянии полного помрачения сознания.  Но  и  в
таком состоянии я не избавлялся ни от моих старых рабочих привычек, ни  от
привычных грамматических ошибок. Я никогда не  забывал  вставить  копирку.
Когда я просыпался на следующее утро, листы  копирки  валялись  вокруг.  Я
словно читал письма от незнакомого мне человека".
     "Нельзя сказать, что эти письма были безумны. Совсем  нет.  Они  даже
были почти... рассудительны".
     Он остановился и покачал головой медленно и изнуренно.
     "Бедная Джейн Торп. Ей, наверное, казалось, что редактор рассказа  ее
мужа проделывал очень сложную и человеколюбивую процедуру по излечению  ее
мужа от его прогрессирующего безумия. Возможно, ей  и  приходил  в  голову
вопрос о том,  надо  ли  потакать  во  всем  человеку,  которого  осаждают
различные параноидальные фантазии, один раз чуть уже не приведшие к  тому,
что он набросился на девочку. Но даже если и так, она закрывала  глаза  на
все отрицательные стороны и потакала ему сама. И я никогда ее  за  это  не
обвинял. Она не смотрела на него, как на капризного сумасшедшего, которого
надо терпеть, пока он не отправится на живодерню. Она любила его. В  своем
роде Джейн Торп была великой женщиной. И прожив с Рэгом ранний  период,  а
затем период славы и, наконец, период безумия, она вполне была согласна  с
Беллисом, что надо "благословить минуту передышки и не терять  времени  на
напрасные сожаления". Разумеется,  чем  дольше  передышка  и  чем  сильнее
провисла  веревка,  тем  больнее  вам  будет,  когда  ее  в  конце  концов
дернут..."
     "В тот короткий  период  времени  я  получил  письма  от  них  обоих.
Удивительно солнечные письма. Хотя солнце их было каким-то странным, почти
предзакатным. Казалось,  что...  Впрочем,  черт  с  ней,  с  этой  дешевой
философией. Если я смогу  сформулировать,  то  скажу  вам  потом.  А  пока
давайте забудем об этом".
     "Он заходил поболтать к соседям каждый  вечер.  Когда  листья  начали
падать, Рэг Торп им казался уже чем-то  вроде  сошедшего  на  землю  бога.
Когда они не играли в карты, начинались разговоры о литературе,  во  время
которых Рэг мягко подшучивал над ними. Он  взял  себе  щенка  из  местного
приюта для  животных  и  выгуливал  его  утром  и  вечером,  встречаясь  и
перекидываясь парой фраз с другими людьми из  квартала.  Люди,  подумавшие
было, что Торпы - довольно странная пара,  изменили  свое  мнение  о  них.
Когда Джейн сказала,  что  без  электричества  ей  стало  довольно  трудно
справляться с домашним хозяйством и она хотела  бы  нанять  служанку,  Рэг
сразу же согласился. Она была поражена тем, насколько легко  и  весело  он
принял известие о служанке. Дело тут было не в деньгах - после "Антиподов"
они катались как сыр в масле - дело было в них. Рэг всегда свято  верил  в
то, что они были повсюду. И разве мог для них найтись  лучший  шпион,  чем
служанка, которая могла расхаживать по всему дому, заглядывать под кровати
и в чуланы, а, возможно, и в ящики письменного стола,  если  их,  конечно,
перед этим не запереть, а еще лучше - не забить гвоздями".
     "Но он сказал ей,  что  согласен,  что  с  его  стороны  было  крайне
бесчувственным не догадаться об этом самому.  И  это  несмотря  на  то,  -
подчеркнула она в своем письме,  -  что  самую  тяжелую  работу  по  дому,
например, ручную стирку, он выполнял сам. Он  попросил  только  об  одном:
чтобы ей не разрешали входить в его кабинет".
     "А самым лучшим и наиболее обнадеживающим с точки зрения  Джейн  было
то, что он вернулся к работе, на этот раз над новым романом. Она прочитала
первые три главы, и они показались ей великолепными. По ее словам, все это
началось с того момента, как я принял  "Балладу  о  блуждающей  пуле"  для
публикации в  "Логане".  До  того  момента  он  был  в  безнадежно  плохом
состоянии. И она благословляла меня за то, что я сделал".
     "Я абсолютно  уверен,  что  она  была  искренней,  но  все  же  в  ее
благодарности не было особой теплоты,  и  солнечность  ее  письма  местами
замутнялась. Вот я и опять заговорил об этом: свет, который пронизывал  ее
письмо, чем-то напоминал лучи солнца в тот  день,  когда  оно  пробивается
через тяжелые дождевые облака, предвещающие бурю".
     "При всех этих хороших новостях - друзьях, собаке, служанке  и  новом
романе - она тем не менее была слишком проницательна, чтобы поверить в его
окончательное выздоровление... по крайней мере, мне так казалось из  моего
тумана. У Рэга оставались признаки психоза. Психоз  чем-то  похож  на  рак
легких: ни одна из этих болезней не может пройти  сама  собой,  хотя  и  у
сдвинувшихся  и  у  раковых  больных   могут   быть   периоды   временного
облегчения".
     "Могу я попросить у вас еще одну сигарету,  дорогая?"  Жена  писателя
протянула ему одну штуку. "В конце концов", - продолжил он, доставая  свой
"Ронсон",  -  "знаки  его  болезни   были   повсюду.   Ни   телефона,   ни
электричества. Он кормил свою пишущую машинку  так  же  регулярно,  как  и
своего щенка. Соседи-студенты считали его гением, но они не видели, как по
утрам он надевает резиновые перчатки от радиации,  чтобы  принести  свежую
газету. Они не  слышали,  как  он  стонет  во  сне,  и  им  не  надо  было
успокаивать его, когда он, крича, просыпался от кошмаров, которые  не  мог
потом вспомнить".
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0426 сек.