Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Виктор Гюго - Король забавляется

Скачать Виктор Гюго - Король забавляется

     ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
     Маро, потом придворные, затем Трибуле.
     Горд (к Маро)
     Что за тревога?
     Маро Лев потащил уже ягненочка в берлогу.
     Пардальян (прыгая от радости)
     Бедняга Трибуле!
     Пьен (оставшийся у двери и следивший за происходящим снаружи)
     Тсс! Вот он.
     Горд
     Тишина!
     Не выдавать игры - и месть завершена.
     Маро
     Он может одного меня считать виновным -
     Со мной он говорил.
     Пьен
     Останьтесь хладнокровным!
     Входит  Трибуле. Ничего  с виду в  нем  не  изменилось. У  него обычный
шутовской наряд, обычное безразличие, но он очень бледен.
     Пьен (как бы продолжая начатый разговор и делая знаки молодым дворянам,
которые при виде Трибуле едва удерживаются от смеха)
     Здорово, Трибуле! - Так вот что, господа:
     Еще один куплет прибавим мы сюда.
     (Поет)
     Бурбон, Марсель увидя,
     Своим солдатам рек:
     "О боже, кто к нам выйдет,
     Лишь ступим за порог?"
     Трибуле (продолжая песню)
     То спуски, то подъемы:
     Ах, горы не легки.
     Дошли, но даже дома
     Свистели в кулаки.
     Смех, иронические аплодисменты.
     Все
     Прекрасно!
     Трибуле (медленно выходит на авансцену, про себя)
     Где она?
     (Продолжает петь)
     Дошли, но даже дома
     Свистели в кулаки.
     Горд (аплодируя)
     Эй, браво, Трибуле!
     Трибуле (разглядывая смеющиеся вокруг лица, про себя)
     Причастны и они! Все ясно!
     Коссе (ударив Трибуле по плечу, с зычным хохотом)
     На земле
     Есть новости, дурак?
     Трибуле (остальным, показывая на де Коссе)
     Смеется, как хоронит.
     (передразнивая де Коссе)
     Есть новости, дурак?
     Коссе
     В запасе ничего нет?
     Трибуле (оглядев его с головы до ног)
     Одно: хотите быть еще милее впредь -
     Старайтесь поскорей от скуки умереть!
     В  течение  всей  первой  части  этой  сцены  у  Трибуле  вид  человека
наблюдающего, ищущего, выведывающего. Почти все время только взгляд выражает
это. Но когда ему кажется, что никто на него не смотрит, он передвигает стул
или трогает дверную  ручку, желая узнать, но заперта ли дверь. Но говорит он
со  всеми,  как  всегда,   насмешливым,  беспечным,  непринужденным   тоном.
Придворные пересмеиваются между собой и обмениваются знаками, разговаривая о
разных вещах.
     Трибуле (про себя)
     Тут где-то спрятали... Спроси их только - встречу
     Сейчас же смех.
     (Весело подходит к Маро)
     Маро! Какой был скверный вечер!
     Ты все же насморка не получил вчера?
     Маро (прикидывается удивленным)
     Вчера?
     Трибуле (подмигивая, с понимающим видом)
     Я очень рад. Чем кончилась игра?
     Маро
     Игра?
     Трибуле (кивает головой)
     Ну да!
     Маро (с невинным видом)
     Всю ночь, без свеч и без пирушки,
     Как некий праведник, храпел я на подушке
     И встал здоров и свеж, едва взошла заря.
     Трибуле
     Ты, значит, дома был? Привиделось мне зря!
     (замечает на столе платок и бросается к нему)
     Пардальян (тихо, де Пьену)
     Он на моем платке разглядывает метку.
     Трибуле (бросает платок)
     Нет, это не ее!
     Пьен (нескольким молодым людям, смеющимся в глубине)
     Спокойно!
     Трибуле (про себя)
     Где же детка?
     Пьен (де Горду)
     Над чем смеялись вы?
     Горд (показывая на Маро)
     Вот, черт возьми, остряк!
     Он всех нас рассмешил!
     Трибуле (про себя)
     Что веселятся так?
     Горд (к Маро, со смехом)
     Не смей невежливо смотреть!
     Тебе на плечи Я брошу Трибуле и шею искалечу.
     Трибуле (де Пьену)
     Еще не выходил король?
     Пьен
     Конечно, нет.
     Трибуле
     И не стучал еще из спальни в кабинет?
     (Подходит к двери)
     Де Пардальян его удерживает.
     Пардальян
     Не разбуди его величества!
     Горд (де Пардальяну)
     Послушай! Сейчас наглец Маро нас сказкой тешил душу:
     Три мужа, возвратясь, - откуда, знать нельзя, -
     Как он рассказывал, вы помните, друзья? -
     Застали жен своих с другими...
     Маро
     Не найдя их!..
     Трибуле
     Заботится у нас мораль о негодяях!
     Коссе
     Все жены неверны!
     Трибуле (к де Коссе)
     Эй, берегитесь!
     Коссе
     Как?
     Трибуле
     Страшитесь, де Коссе!
     Коссе
     Чего?
     Трибуле
     Я вижу знак, -
     Горит у вас на лбу. Подвиньтесь ближе к свету.
     Коссе
     Но что же?
     Трибуле (смеясь ему в лицо)
     Узнаю, чем кончат сказку эту!
     Коссе (взбешенный, угрожающим тоном)
     Га!
     Трибуле
     Вот он, господа! Вот любопытный зверь!
     Он знатно разъярен и зарычал теперь.
     (передразнивая Коссе)
     Га!
     Общий смех. Входит Дворянин из свиты королевы.
     Пьен
     Что вы, Водрагон?
     Дворянин
     Я послан госпожою,
     Ее величеством. Есть у нее большое
     Желанье с королем беседовать тотчас.
     Де Пьен знаками показывает ему, что это невозможно. Тот настаивает
     Пьен (нетерпеливо)
     Король еще не встал.
     Дворянин
     Неверно! Среди вас
     Он появлялся ведь?
     Раздражение  де  Пьена  растет. Он  продолжает  делать  знаки,  которых
Дворянин не понимает, но Трибуле внимательно наблюдает за ним.
     Пьен
     Он на охоте.
     Дворянин
     Что вы!
     Пажи не вызваны, борзые не готовы
     На псарне.
     Пьен (про себя)
     Дьявол!
     (прямо в глаза дворянину, гневно)
     Речь моя вполне ясна:
     Сегодня никого не примут.
     Трибуле (внезапно, громовым голосом)
     Здесь она!
     Там, с королем она!
     Придворные поражены.
     Горд
     Сошел с ума несчастный!
     Трибуле
     Что я сказать хочу, всем вам должно быть ясно!
     Вы скверно сделали, сказав мне: прочь, дурак!
     Вы все, Коссе и Пьен, весь сатанинский мрак,
     Брион, Монморанси, сознайтесь: не вчера ли
     Из дома моего вы женщину украли?
     И Пардальян и вы там были, но сейчас
     Вы прячете ее здесь, в Лувре! Знаю вас!
     Пьен (хохочет)
     Его любовница! Звезда среди красавиц
     Или уродина!
     Трибуле (грозно)
     Там дочь моя, мерзавец!
     Все
     Дочь!
     Все выражают изумление
     Трибуле (скрестив руки на груди)
     Это дочь моя! Посмейтесь, господа!
     Что ж онемели вы? Странна моя беда?
     Был шут - и вдруг отец! И дочерью гордится!
     У волка дикого волчонок ведь родится.
     И у меня могла родиться дочь. Ну что ж!
     (повышая голос)
     Вам шутка нравилась. Конец ее хорош.
     Эй, вы, отдайте дочь! Пускай себе бормочут,
     Пусть шепчут на ухо об этом иль хохочут.
     А мне плевать на вас. Вы победили, мстя.
     Эй, вы, придворные, отдать мое дитя!
     (бросается к двери)
     Ведь там она!
     Дворяне становятся перед дверью, преграждая ему путь.
     Маро
     Сошел с ума и лезет драться.
     Трибуле (в отчаяньи отступает)
     Придворные льстецы! Орда лакеев! Братство
     Бандитов! Все они украли дочь мою.
     Что женщина для них? О, я их узнаю!
     Но, к счастью, наш король такой увенчан грязью,
     Что жены всех вельмож во всем разнообразье
     Ему принадлежат. Девичья честь - ничто!
     Столь глупой роскоши не признает никто.
     Любая женщина - угодье, вид оброка,
     Что королю мужья выплачивают к сроку,
     Источник милости, - не очень ясно, чьей, -
     И путь разбогатеть в любую из ночей
     И в люди вылезти, достоинством торгуя!
     (Глядя пристально им в глаза)
     Есть хоть один меж вас, кто бы сказал, что лгу я?
     Все правда, господа! В беспутном дележе
     Готовы вы продать - иль продали уже -
     За титул, за кусок, за дрянь любого рода
     (де Пардальяну)
     Ты - мать!
     (Де Бриону)
     А ты - жену!
     (Де Горду)
     А ты - сестру бы продал!
     Один из пажей (наливает себе стакан вина и пьет, напевая)
     Нурбон, Марсель увидя,
     Своим солдатам рек:
     "О боже, кто к нам выйдет..."
     Трибуле
     Кто выйдет, Обюссон, не знаю, - но вобью
     Я в горло твой стакан и песенку твою!
     (Ко всем)
     Испанский гранд и пэр, чей старый титул громок, -
     О стыд! - Вермандуа, династии потомок;
     Брион, чей прадед был Миланским дуком; вы,
     Де Горд и Пардальян, любимчики молвы;
     И сам Монморанси, цвет общества людского, -
     Вы все украли дочь у бедняка такого!
     Но не пристали вам, сынам таких родов,
     Столь низкие сердца под вывеской гербов.
     Иль вы не рыцари? Иль мать вас не рожала?
     Иль конюха она пред этим обнимала?
     Ответьте, выродки!
     Горд
     Эй, шут!
     Трибуле
     Где серебро?
     Король ведь заплатил вам за мое добро?
     Почем на каждого?
     (Рвет на себе волосы)
     Все вместе с ней теряю!
     А если б захотел?.. Она дороже рая.
     Он заплатить бы рад!
     (Глядя на всех)
     Или хозяин ваш
     Воображает, что возьму я, что ни дашь?
     Он в силах титулом покрыть мое уродство?
     Или убрать мой горб, даря мне благородство?
     Ад! Он купил меня живьем! Его дела
     Жестоки и низки. Его игра подла.
     Убийцы, рыцари больших дорог, сеньоры,
     Мучители детей и женской чести воры!
     Где дочь моя? Она нужна мне! Я хочу
     Знать наконец, когда ребенка получу!
     Смотрите! Вот рука. Она не знаменита -
     Орудье бедняка... мозолями покрыта...
     И вот, вам кажется, что безоружна месть.
     Нет шпаги у меня - но когти все же есть!
     Я ждал достаточно. Всему есть мера, право!
     Откройте эту дверь! Сейчас же!
     Снова в ярости  бросается на  дверь,  защищаемую  всеми  дворянами.  Он
борется  нисколько мгновений,  потом  отходит к авансцене  и  подает там  на
колени, измученный, без сил.
     Всей оравой
     На одного меня!
     (Заливаясь слезами)
     Я плачу, наконец!
     (К Маро)
     Маро, ты разыграл меня. Ты молодец!
     Есть у тебя душа, живое дарованье,
     И сердце бедняка есть под ливрейной рванью...
     Где спрятали ее? Что с нею? Как узнать?
     Она ведь тут? Скажи! Нас окружает знать,
     Но побеседуем по-братски. Это можно.
     Ведь ты же умница средь челяди вельможной!
     Маро! Добряк Маро! Но ты молчишь!
     (Ползет на коленях к вельможам)
     И вы
     Простите мне за все! Я ползаю, увы!
     Я болен, я устал. Молю, имейте жалость!
     Бывало, я острил. Была обидна шалость.
     Но если б знали вы, какая боль в спине!
     Как скрючен я горбом! Но это в стороне!
     Плохие дни у всех бывают, - а уродам
     Они простительны. Служил я год за годом.
     Я шут заслуженный. Прошу я, наконец,
     Пощады. Вам нельзя ломать свой бубенец!
     Над глупым Трибуле смеялись вы так часто.
     Мне нечего сказать и больше нечем хвастать.
     Отдайте, господа, сокровище мое!
     Тут, в спальне короля, вы заперли ее.
     Где девочка моя? Пощады! Ваша милость!
     Мне делать нечего, когда не сохранилась
     Она, мое дитя. Судьба моя горька.
     Все разом отнято сейчас у старика.
     Все продолжают молчать. В отчаянии он поднимается.
     Смеются иль молчат! И это все? О боже!
     Вам весело смотреть, как с содранною кожей
     Оплакивает шут погубленную дочь,
     Как рвет он волосы, что поседели в ночь!
     Внезапно дверь  королевской спальни открывается.  Оттуда выходит Бланш,
растерянная, одежда  ее в  беспорядке;  с отчаянным  криком она  бросается к
отцу.
     Бланш
     Отец!
     Трибуле
     О, вот она! Мой дорогой ребенок!
     Вот девочка моя! Опора плеч согбенных!
     Столь невиновная в несчастии сама!
     (Его душат слезы и нервный смех)
     Поверьте, господа, я не сошел с ума,
     И плачущим навзрыд я на люди не выйду.
     И с этой девочкой, такою кроткой с виду,
     Что стоит посмотреть - и лучше станешь сам,
     Я воли не даю своим смешным слезам.
     (Бланш)
     Не бойся ничего! Ведь это чья-то шутка.
     Смеются - и пускай! Конечно, было жутко!
     Они добры, честны. Раз я люблю тебя, -
     Дадут нам жить вдвоем, спокойно и любя.
     (Вельможам)
     Ведь так?
     /i>(Бланш, обнимая ее)
     Но ты со мной! Какое счастье снова!
     О, я готов забыть все, что случилось злого,
     Недавно плакавший смеяться не устал,
     И потерявший все еще богаче стал.
     (Глядя на нее с беспокойством)
     Ты плачешь, но о чем?
     Бланш
     (пряча в руках пылающее и заплаканное лицо)
     Кто эту тяжесть снимет? Стыд!
     Трибуле
     Что сказала ты?
     Бланш
     (прячет лицо у него на груди)
     О нет, не перед ними! Вам одному.
     Трибуле
     (дрожа от гнева, поворачивается к королевской двери)
     Ага! Насильник! И ее!
     Бланш
     (с рыданием бросается к его ногам)
     Останемся вдвоем!
     Трибуле
     (в  три  прыжка  бросается  к озадаченным вельможам  и расталкивает  их
пинками)
     Ступайте вон, зверье!
     И ежели король к вам постучит иль даже
     Пройдет поблизости...
     (Обращается к Вермандуа)
     Вы, кажется, из стражи?
     Скажите, чтоб не смея входить! Еще я здесь!
     Пьен
     Вот полоумный шут! Смотри, какая спесь!
     Горд
     (придерживая его движением руки)
     Младенцам и шутам не возражать пристойно,
     Но надо их стеречь!
     Они выходят.
     Трибуле
     (садится в кресло Короля и подымает дочь с полу)
     Поговорим спокойно!
     Теперь скажи мне все!
     (Обернувшись, замечает, что де Коссе остался. Наполовину приподнявшись,
показывает ему на дверь)
     Вы слышали? Назад!
     Коссе (пятится, подчиняясь властному тону Трибуле)
     Им все позволено! Шуты еще грозят!
     (Уходит)




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0549 сек.