Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Сергей ПЛЕХАНОВ - ЗОЛОТАЯ БАБА

Скачать Сергей ПЛЕХАНОВ - ЗОЛОТАЯ БАБА

       Узкая тропа по временам терялась в  густом подлеске.  Алпа то забегал
вперед,  то,  поотстав,  шел за лошадью.  Иван,  сидя в седле,  напряженно
вглядывался в чащу.  Но то,  что произошло, было полной неожиданностью для
них обоих.
     Едва лошадь углубилась в поросль молодых сосен, как раздался короткий
возглас Ивана,  послышался треск  ветвей  и  глухой  удар  о  землю.  Алпа
бросился за товарищем и,  продравшись через сплетение ветвей,  увидел, что
на  траве бьется лошадь,  а  придавленный ею Иван пытается освободиться от
стремени.  Из  конвульсивно раздувающегося бока  и  шеи  животного торчали
несколько стрел с двойным оперением.
     На  мгновение  вогул  оторопело  замер,  потом  бросился  на  выручку
побратиму.
     - Еще бы вершок - и в ногу,  - потерянно проговорил Иван,  выбравшись
из-под тяжелого корпуса лошади.
     Выдернул из крупа стрелу и уважительно провел по грани окровавленного
наконечника пальцем.  Алпа только теперь наконец осознал, что произошло, и
со  страхом озирался по  сторонам.  Тайга  хранила мертвое молчание.  Лишь
предсмертный храп лошади нарушал тишину.  Ивану тоже было не по себе. Взяв
в  руки  ружье,  он  сделал  несколько осторожных шагов  по  тропе.  Потом
двинулся в ту сторону, откуда прилетели стрелы.
     - Вот тебе и менквы! - услышал вогул. - Алпа, глянь!
     Нырнув в  заросли,  тот  увидел целую  батарею луков,  укрепленных на
стволах самых крупных сосен.  Иван,  стоявший рядом, поманил его пальцем и
показал на  волосяную лесу,  пропущенную между всеми тетивами.  Проследив,
куда она тянется,  молодые люди снова оказались на тропе. Свитая кольцами,
леса лежала в траве, опутывала копыта издохшей лошади...
     - Нельзя дальше, - поежившись, прошептал Алпа.
     Но  Иван будто не слышал его.  Задумчиво перебирая волосяную путанку,
он  какое-то  время сидел на  корточках.  Потом сказал,  будто обращаясь к
кому-то в глубине чащи:
     - Ну нет,  брат.  Ты вороват,  да я узловат.  - И кивнул Алпе: - Бери
топор.
     Вогул недоуменно отвязал притороченный к седлу инструмент и, опасливо
озираясь,  пошел за Иваном в  чащу.  Остановившись возле сухой сосны,  тот
обошел ее и коротко сказал:
     - Вали!
     Когда  ствол  рухнул наземь,  он  лег  рядом с  ним  так,  чтобы ноги
доставали края комля.  Приложил ладонь к бревну на уровне своего затылка и
снова распорядился:
     - Вот здесь отрубишь.


     Евдя и его чернявый спутник остановились у глинистого яра.
     - Он!  -  Вогул указал на четкие отпечатки лошадиных копыт, тянущиеся
вверх по откосу. - Надо быть, вчера прошел.
     И проворно взобрался к опушке бора,  от которой начиналась тропа.  Не
оглядываясь, ходко зашагал в ту сторону, куда вели катпосы.
     Бородатый едва поспевал за ним.  То и  дело поправляя на плече ружье,
он  поглядывал на затянутые смолой меты,  настороженно постреливал глазами
по сторонам.
     Глухой  вскрик  Евди,  только  что  скрывшегося  в  молодой  сосновой
поросли,  заставил,  его вздрогнуть всем телом.  В  следующее мгновение он
бросился в сторону от тропы и затаился за стволом с ружьем наперевес.
     Из  зарослей  показалась спина  вогула  -  тот,  не  разбирая дороги,
пятился назад.  Наткнулся на  дерево и  стал  медленно сползать на  землю.
Бородатый в смятении смотрел,  как Евдя пытается выдернуть из груди тонкий
прут с  красным оперением.  И  вдруг,  пригнувшись,  бросился в сторону от
тропы.  Добежав до мохового болотца,  он в изнеможении повалился на мягкую
кочку и долго лежал,  слушая стук собственного сердца,  который,  казалось
ему,  наполнил  всю  тайгу.  Потом  сел,  затравленно огляделся.  Во  всех
направлениях  тянулся  дремучий  бор.   И   только  за  спиной  у  беглеца
расстилалось    бледно-зеленое    поле,     утыканное    чахлой    хвойной
растительностью.
     Бородача точно подбросило. Лихорадочно шаря глазами по стволам сосен,
он  пошел прочь от  болота,  все убыстряя шаг.  Но  куда ни  обращался его
взгляд,  виделись только могучие деревья,  поросшие седым мхом. Он метался
по тайге, все сильнее запутываясь в этом молчаливом лабиринте.
     Знакомый катпос словно ударил его  по  глазам.  Бородач на  мгновение
замер,  увидев  заплывший смолой знак,  потом  бросился к  нему,  обхватил
руками  ствол,   словно  боясь,   что  он  опять  исчезнет.  Еще  не  веря
случившемуся,  лихорадочно озирался. И чуть не вскрикнул, разом увидев всю
линию катпосов, уходящую в глубь урмана.
     Некоторое время он переводил взгляд то в  одну сторону,  то в другую.
Наконец, решившись, направился туда, где лес казался посветлее.
     Бородач двигался,  стараясь не шуметь, поминутно осматривался, сжимая
приклад ружья побелевшими пальцами.  Мало-помалу -  по мере того как тропа
втянулась в приветливый березняк, - он успокоился, походка его стала более
уверенной.
     И  вдруг земля разверзлась у  него под ногами.  Хватая руками воздух,
бородач  провалился сквозь  зеленый ковер,  устилавший рощу.  Острая  боль
пронзила его.
     Поднявшись на ноги,  он осмотрел рану на предплечье. Рукава кафтана и
рубахи  были  разорваны.  На  торчавшем посреди ямы  остром колу  застряли
обрывки ткани.
     Посмотрев вверх,  пленник даже  застонал от  досады -  до  краев ямы,
полуприкрытой ветками и дерном,  было два человеческих роста -  не меньше.
Скрежетнув зубами, он сел на землю и произнес:
     - Ввалился, как мышь в короб!
     Исступленно раскачивая кудлатой  головой,  бородач  пытался  отогнать
навязчивое видение.  Но память неумолимо возвращала его к одному и тому же
дню.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0414 сек.