Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Алексей Константинович Толстой. - Царь Федор Иоаннович

Скачать Алексей Константинович Толстой. - Царь Федор Иоаннович


              ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

          ПОКОЙ В ЦАРСКОМ ТЕРЕМЕ

             Годунов и Клешнин.

       Г о д у н о в
Сторонники захвачены ли Шуйских?

       К л е ш н и н
Быкасовы, Урусовы-князья,
И Татевы, и Колычевы все
Уже сидят. Не удалось накрыть лишь
Головина - пропал, как не бывало!
Мстиславского ж ты трогать не велел.

       С л у г а
    (докладывает Годунову)
По твоему боярскому указу,
Василь Иваныч Шуйский приведен.

       Г о д у н о в
Впустить его.
       (К Клешнину.)
           Ты нас одних оставишь.
Клешнин и слуга уходят. Василий Шуйский входит.
Здорово, князь. Мне ведомо, что дядю
От заговора воровского ты
Удерживал. Хвалю тебя за это.

       В а с и л и й  Ш у й с к и й
Царю быть верным крест я целовал.

       Г о д у н о в
И доводить на ворогов на царских.
Но ты на князь Ивана не довел.

       В а с и л и й  Ш у й с к и й
Я знал, боярин, что через Старкова
Все ведомо тебе.

       Г о д у н о в
             А знал ли ты,
Что этот лист мне также ведом?

       В а с и л и й  Ш у й с к и й
                             Знал.

       Г о д у н о в
   (показывая ему бумагу)
Ты сознаешься в подписи своей?

       В а с и л и й  Ш у й с к и й
Не в ней одной. Я сознаюсь, боярин,
Что челобитня эта мной самим
Затеяна. Зачем мне запираться?
Тебе хотел я службу сослужить:
Когда дядья в союз вошли с владыкой,
А к ним Москва пристала, каждый свой
Давал совет; нашлися и такие,
Что в Угличе признать царем хотели
Димитрия. Чтоб отвратить беду,
Я предложил им эту челобитню.
Зачем ее ты не дал нам подать?!
Ты знал о ней! Царя б ты подготовил,
Он нас бы выслушал, нам отказал бы,
И все бы кончилося тихо.

       Г о д у н о в
                     Гладко
Ты речь ведешь. Я верю ли тебе
Или не верю - в этом нет нужды.
Ты человек смышленый; ты уж понял,
Что провести меня не так легко
И что со мной довольно трудно спорить.
В моих руках ты. Но не буду трогать
За прошлое тебя и обещаний
Не требую на будущее время.
Как прибыльней тебе: со мной ли быть
Иль на меня идти - об этом ты
Рассудишь сам. Подумай на досуге.

       В а с и л и й  Ш у й с к и й
Борис Феодорыч! О чем мне думать?
Я твой слуга!

       Г о д у н о в
            Мы поняли друг друга.
Прости ж теперь, на деле я увижу,
Ты искренно ли говорил.

     Василий Шуйский уходит.

       С л у г а
     (докладывает)
                       Боярин,
Царица к милости твоей идет!

Входит Ирина, в сопровождении нескольких боярынь.
   Годунов опускается перед ней на колени.

       Г о д у н о в
Великая царица, я не ждал
Прихода твоего...

       И р и н а
      (к боярыням)
               Оставьте нас.
      Боярыни уходят.
Брат, не тебе - мне на коленях быть
Перед тобой приходится!

       Г о д у н о в
         (вставая)
                       Сестра,
Зачем ко мне пришла ты без доклада?

       И р и н а
Прости меня - мне дорог каждый миг -
Тебя просить пришла я, брат!

       Г о д у н о в
                          О чем?

       И р и н а
Ужели ты погубишь князь Ивана?

       Г о д у н о в
В своей измене сам сознался он.

       И р и н а
Он в ней раскаялся! Его мы слову
Поверить можем. Благостью царевой
Он побежден. Чего боишься ты?
Ужель опять ко дням царя Ивана,
К дням ужаса, вернуться ты б хотел?
Им срок прошел! Не благостью ли Федор
Одной силен? Не за нее ли любит
Его народ? А Федорова сила -
Она твоя! Для самого себя
Ее беречь ты должен! Ею ныне,
Лишь ей одной, мы с Шуйскими достигли,
Чего достичь не смог бы страхом казни
Сам царь Иван!

       Г о д у н о в
               Высокая гора
Был царь Иван. Из недр ее удары
Подземные равнину потрясали
Иль пламенный, вдруг вырываясь, сноп
С вершины смерть и гибель слал на землю.
Царь Федор не таков! Его бы мог я
Скорей сравнить с провалом в чистом поле.
Расселины и рыхлая окрестность
Цветущею травой сокрыты, но,
Вблизи от них бродя неосторожно,
Скользит в обрыв и стадо и пастух.
    Поверье есть такое в наших селах,
Что церковь в землю некогда ушла,
На месте ж том образовалась яма;
Церковищем народ ее зовет,
И ходит слух, что в тихую погоду
Во глубине звонят колокола
И клирное в ней пенье раздается.
Таким святым, но ненадежным местом
Мне Федор представляется. В душе,
Всегда открытой недругу и другу,
Живет любовь, и благость, и молитва,
И словно тихий слышится в ней звон.
Но для чего вся благость и вся святость,
Коль нет на них опоры никакой!
    Семь лет прошло, что над землею русской
Как божий гнев пронесся царь Иван.
Семь лет с тех пор, кладя за камнем камень,
С трудом великим здание я строю,
Тот светлый храм, ту мощную державу,
Ту новую, разумную ту Русь,-
Русь, о которой мысля непрестанно,
Бессонные я ночи провожу.
Напрасно все! Я строю над провалом!
В единый миг все может обратиться
В развалины. Лишь стоит захотеть
Последнему, ничтожному врагу -
И он к себе царево склонит сердце,
И мной в него вложенное хотенье
Он изменит. Врагов же у меня
Немало есть - не все они ничтожны -
Ты наглость знаешь дерзкую Нагих,
Ты знаешь Шуйских нрав неукротимый -
Не прерывай меня - я Шуйских чту -
Но доблесть их тупа и близорука,
Избитою тропой они идут,
Со стариной сковало их преданье -
И при таком царе, каков царь Федор,
Им места нет, быть места не должно!

       И р и н а
Ты прав, Борис, тебе помехой долго
Был князь Иван; но ты уж торжествуешь!
Его вина, которой ныне сам
Стыдится он, порукой нам, что нет
У Федора слуги вернее!

       Г о д у н о в
                       Верю;
Он вновь уже не встанет мятежом,
Изменой боле царского престола
Не потрясет - но думаешь ли ты,
Перечить мне он также отказался?

       И р и н а
Ты поборол его, тобой он сломан,
В темнице он; ужели мщенья ты
Послушаешь?

       Г о д у н о в
            Я мщения не знаю,
Не слушаю ни дружбы, ни вражды;
Перед собой мое лишь вижу дело
И не своих, но дела моего
Гублю врагов.

       И р и н а
             Подумай о его
Заслугах, брат!

       Г о д у н о в
            За них приял, он честь.

       И р и н а
К стенам Москвы с ордою подступает
Ногайский хан. Кто даст ему отпор?

       Г о д у н о в
Не в первый раз Москва увидит хана.

       И р и н а
От Шуйского от одного она
Спасенья ждет.

       Г о д у н о в
             Она слепа сегодня,
Как и всегда. Опаснее, чем хан,
Кто в самом сердце царства подрывает
Его покой; кто плевелом старинным
Не устает упорно заглушать
Величья нового посев. Ирина!
В тебе привык я ум высокий чтить
И светлый взгляд, которому доступны
Дела правленья. Не давай его
Ты жалости не дельной помрачать!
Я на тебя рассчитывал, Ирина!
Доселе ты противницей моею
Скорее, чем опорою, была;
Ты думала, что Федор государить
Сам по себе научится; тебе
Внутри души казалося обидным,
Что мною он руководим; но ты
Его бессилье видишь. Будь же ныне
Помощницей, а не помехой мне.
Недаром ты приставлена от бога
Ко слабому царю. Ответ тяжелый
Есть на тебе. Ты быть должна царицей -
Не женщиной! Ты Федора должна
Склонить теперь, чтоб отказался он
От всякого вступательства за Шуйских!

       И р и н а
Когда б могла я думать, что нужна
Погибель их для блага государства,
Быть может, я в себе нашла бы силу
Рыданье сердца подавить, но я
Не верю, брат, не верю, чтобы дело
Кровавое пошло для царства впрок,
Не верю я, чтоб сам ты этим делом
Сильнее стал. Нет, тяжким на тебя
Оно укором ляжет! Помогать
Избави бог тебе! Нет, я надеюсь
На Федора!

       Г о д у н о в
          Со мною хочешь снова
Ты врозь идти?

       И р и н а
              Пути различны наши.

       Г о д у н о в
Придет пора, и ты поймешь, Ирина,
Что нам один с тобою путь.
(Отворяет дверь и говорит за кулисы.)
                                  Царица
Зовет своих боярынь!

       Боярыни входят.

       И р и н а
                    Брат,прости!

       Г о д у н о в
    (с низким поклоном)
Прости меня, великая царица!

ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД АРХАНГЕЛЬСКИМ СОБОРОМ

  Нищие толпятся у входа. В глубине сцены виден народ.

   О д и н  н и щ и й.  Скоро ль выйдет царь?
   С л е п о й.  Слышишь, панихиду служат по покойном
государе; уж вечную память пропели; должно быть, сей-
час выйдет.
   Д р у г о й  н и щ и й.  А кто служит панихиду-то?
   С л е п о й.  Иов служит Ростовский. Его, слышно, и
в митрополиты поставят, а владыку сведут.
   П е р в ы й  н и щ и й.  Дионисия-то сведут?
   С л е п о й.  Да, сведут. И Дионисия и Варлаама Кру-
тицкого сведут. Годунову, вишь, неугодны стали, за Шуй-
ских вступались!
   Ч е т в е р т ы й  (на костылях, протесняется вперед).
Братне! Слышали, что на Красной площади деется?
   С л е п о й.  А чему там деяться?
   Ч е т в е р т ы й.   Купцам головы секут!
   П е р в ы й.  Каким купцам?
   Ч е т в е р т ы й.  Ногаевым! Красильникову! Голубю,
отцу с сыном! Еще других повели!
   В с е.  Господи, твоя воля! Да за что ж это?
   Ч е т в е р т ы й.  За то, что за Шуйских стояли. Сами-то
Шуйские уж в тюрьме сидят!
   П е р в ы й.  Боже их помилуй! А царь-то что же?
   Ч е т в е р т ы й.  Годунов обошел царя!
   В с е.   Место! Место! Царица идет!

Нищие сторонятся, Ирина подходит со Мстиславской; за ней
  боярыни. Стольник идет впереди и раздает милостыню.

   И р и н а.  Стой здесь, княжна. Выйдет царь, поклонись
ему в ноги и проси за дядю.
   К н я ж н а.   Государыня-царица, награди тебя господь,
что привела ты меня!
   И р и н а.   Не бойся, дитятко, царь милостив. Что же
ты так дрожишь? Дай я тебе поднизи подправлю; и ко-
су-то растрепала ты свою!
   К н я ж н а.  Царица-матушка, сердце замирает; научи
меня, как царю сказать?
   И р и н а.  Как у тебя на сердце, так и скажи, дитятко.
Где жених твой? Ему бы теперь с тобою быть!
   К н я ж н а.  Не видала я его, царица, с той самой ночи,
с того часа, как... (Закрывает лицо и рыдает.)
   И р и н а.   Бедная ты! И ему-то каково! Чай, теперь
умереть бы рад, чтобы свое дело поправить!
   К н я ж н а.  Воздай тебе матерь божия, что жалеешь
ты нас!

Трезвон во все колокола. Бояре выходят из собора. Двое из них
         раздают милостыню. За ними идет Федор.

(Вполголоса.) Теперь, царица?
   И р и н а.   Нет еще, подождем, дитятко; видишь, он
помолиться хочет.

       Ф е д о р
(становится на колени, лицом к собору)
Царь-батюшка! Ты, скольким покаяньем,
Раскаяньем и мукой искупивший
Свои грехи! Ты, с богом ныне сущий!
Ты царствовать умел! Наставь меня!
Вдохни в меня твоей частицу силы
И быть царем меня ты научи!
   (Встает и хочет идти.)

       И р и н а
    (ко Мстиславской)
Княжна, теперь!

       К н я ж н а
  (бросается в ноги Федору)
              Царь-государь, помилуй!

       Ф е д о р
Чего тебе, боярышня? Встань, встань!

       К н я ж н а
Помилуй дядю моего!

       Ф е д о р
                   Кто ты?
Кто дядя твой?

       К н я ж н а
              Иван Петрович Шуйский!

       Ф е д о р
Так ты княжна Мстиславская? Да, да,
Я узнаю тебя!

       И р и н а
  (становится на колени)
            Свет-государь!
Она тебя со мною вместе молит
За князь Иван Петровича!

       Ф е д о р
                      Арина,
Что ты, Арина? Встань! Вставайте обе!
Я князь Иван Петровича прощу,
Но надобно, чтобы в тюрьме немного
Он посидел!

       И р и н а
          Свет-государь, прости
Его теперь! Пошли за ним сейчас же!
Вели ему оборонять Москву,
Как некогда он Псков оборонял!

       Ф е д о р
Ну, хорошо, Арина, я и сам
Хотел послать за ним - немного позже
Хотел послать - но для тебя, Арина,
Пошлю сейчас.
        (К Годунову.)
             Борис, пошли за ним!

       Г о д у н о в
Великий царь, ты сам же нам дозволил
Начать сперва над Шуйскими допрос.
Он начался...

       Ф е д о р
            Он должен прекратиться.

       Г о д у н о в
Но, государь...

       Ф е д о р
            Ты слышал мой приказ?

       Г о д у н о в
Великий царь...

       Ф е д о р
              Не вовремя ты вздумал
Перечить мне. От нынешнего дня
Я буду царь. Советы все и думы
Я слушать рад, но только слушать их -
Не слушаться! Где пристав князь Ивана?
Где князь Туренин?

       К л е ш н и н
                    Эвот, он идет!

     Подходит Туренин.

       Ф е д о р
     (к Туренину)

Сейчас всех Шуйских освободить! Ивана ж
Петровича ко мне прислать!
     Туреннн не трогается с места.
                          Ты слышишь?
Чего ты ждешь?

       Т у р е н и н
               Великий царь...

       Ф е д о р
                            Как смеешь
Еще стоять ты предо мной, когда
Тебя я шлю!

       Т у р е н и н
           Великий государь,
Не властен я твою исполнить волю...
Иван Петрович...

       Ф е д о р
            Ну?

       Т у р е н и н
                Он сею ночью...

       Ф е д о р
Что - сею ночью? Говори! Ну, что?

       Т у р е н и н
Он сею ночью петлей удавился!

       К н я ж н а
Святая матерь божья!

       Т у р е н и н
                    Государь,
В том виноваты, что недосмотрели;
Мы береглися, как народ его бы
Не свободил; вчера толпу отбили;
Привел ее с купцами Шаховской,
Да кабы я не застрелил его,
Вломились бы!
       Княжна падает в обморок.

       Ф е д о р
(смотрит страшно на Туренина)
             Князь Шуйский удавился?
Иван Петрович? Лжешь! Не удавился -
Удавлен он!
  (Хватает Туренина обеими руками за ворот.)
           Ты удавил его!
Убийца! Зверь!
         (К Годунову.)
              Ты ведал это?

       Г о д у н о в
                           Бог
Свидетель мне - не ведал.

       Ф е д о р
                         Палачей!
Поставить плаху здесь, перед крыльцом!
Здесь, предо мной! Сейчас! Я слишком долго
Мирволил вам! Пришла пора мне вспомнить,
Чья кровь во мне! Не вдруг отец покойный
Стал грозным государем! Чрез окольных
Он грозен стал - вы вспомните его!

Гонец, весь запыленный, с грамотой в руках, поспешно
         подходит к Годунову.

       Г о н е ц
Из Углича, боярину Борису
Феодорычу Годунову!

       Ф е д о р
 (вырывая грамоту у гонца)
                    Дай!
Когда сам царь стоит перед тобой,
Так нету здесь боярина Бориса!
(Глядит в грамоту и начинает дрожать.)
Аринушка, мое неясно зренье -
Не вижу я - мне кажется, я что-то
Не так прочел - в глазах моих рябит -
Прочти ты лучше!

       И р и н а
    (взглянув в грамоту)
                Боже милосердый!

       Ф е д о р
Что там, Арина? Что?

       И р и н а
                  Царевич Дмитрий...

       Ф е д о р
Упал на нож? И закололся? Так ли?

       И р и н а
Так, Федор, так!

       Ф е д о р
              В падучем он недуге
Упал на нож? Да точно ль так, Арина?
Ты, может быть, не так прочла - дай лист!
(Смотрит в грамоту и роняет ее из рук.)
До смерти - да - до смерти закололся!
Не верится! Не сон ли это все?
Брат Дмитрий мне заместо сына был -
У нас с тобой ведь нет детей, Арина!

       И р и н а
Всю Русь господь бедою посетил!

       Ф е д о р
Его любил, как сына, я - его -
Хотел к себе я взять, но там оставил -
Там, в Угличе.- Иван Петрович Шуйский
Мне говорил не оставлять его!
Что скажет он теперь? Ах, да бишь! Он
Уж ничего не скажет - он удавлен!

       Г о д у н о в
   (который между тем поднял
       и прочел грамоту)
Великий царь...

       Ф е д о р
               Ты, кажется, сказал:
Он удавился? Митя ж закололся?
Арина, а? Что, если...

       Г о д у н о в
                      Государь,
Тебе сейчас отправить в Углич надо
Кого-нибудь...

       Ф е д о р
             Зачем? Я сам отправлюсь!
Я сам хочу увидеть Митю! Сам!
Я никому не верю!

       Ратник подходит к Годунову.

       Р а т н и к
                По дороге
Серпуховской маячные дымы
Виднеются!

       Г о д у н о в
         Великий государь,
То хан идет. Чрез несколько часов
Его полки Москву обложат. Ехать
Не можешь ты теперь.

       К л е ш н и н
                    Царь-государь,
Пошли меня, холопа твоего!
Я, батюшка, хоть прост, а что увижу,
То и скажу!

       Г о д у н о в
           А розыск учинить
Об этом деле мог бы князь Василий
Иваныч Шуйский. Пусть поедут оба
И разберут, чьей в Угличе виной
Беда случилась!

       Ф е д о р
    (с недоумением)
              Вправду? Вправду хочешь
Послать ты в Углич Шуйского, Василья?
Послать племянника того, кого ты -
Кого они сегодня ночью...
   (Бросается Годунову на шею.)
                       Шурин!
Прости меня! Я грешен пред тобой!
Прости меня - мои смешались мысли -
Я путаюсь - я правду от неправды
Не отличу! Аринушка моя,
Поди ко мне. Петрович, поезжай
Со князь Васильем. Князь Василий, что бишь
Тебе хотел сказать я? Позабыл!
Да, вот что: я послал на той неделе
Игрушек Мите -
          (рыдает)
              я хотел бы знать -
Хотел бы знать, успел ли он - успел ли...

       К н я ж н а
  (которую подводят боярыни)
Все кончено! Жених застрелен мой...
Удавлен дядя...

       И р и н а
              Дитятко, тебя
К себе возьму я, будешь ты отныне
Мне вместо дочери!

       К н я ж н а
                  Царица, я
Постричься бы хотела...

       Ф е д о р
                      Да, княжна,
Да, постригись! Уйди, уйди от мира!
В нем правды нет! Я от него и сам бы
Хотел уйти - мне страшно в нем, Арина,-
Спаси меня, Арина!

   Боярыни уводят княжну.

       И р и н а
                 Свет мой, Федор,
В молитве мы у бога утешенья
Должны просить!

       Ф е д о р
               В молитве? Да, Арина!
Я в монастырь пойду, молиться буду -
Посхимлюсь там...

       И р и н а
                Нельзя тебе, свет-Федор!
Венец наследный некому тебе
Твой передать.

       Ф е д о р
             Да, я последний в роде -
Последний я. Что ж делать мне, Арина?

       И р и н а
Свет-государь, нет выбора тебе;
Один Борис лишь царством править может,
Лишь он один. Оставь на нем одном
Правления всю тягость и ответ!

       Ф е д о р
Так, так, Арина! Не вмешаюсь боле
Я ни во что!

       Г о д у н о в
      (тихо к Ирине)
            Пути сошлися наши!

       И p и н а
О, если б им сойтись не довелось!

Звон труб. Входит Мстиславский в броне и в шлеме.
 Оружничий Годунова приносит ему вооруженье.

       М с т и с л а в с к и й
            (к Годунову)
Полки тебя, боярин, в поле ждут!

       Г о д у н о в
        (вооружаясь)
Все по местам!

          Бояре уходят.

       М с т и с л а в с к и й
             Ты сам ли встретить хана
Нас поведешь?

       Г о д у н о в
            Боярин князь Мстиславский!
Я муж совета, ты же муж войны!
Отныне будь верховным воеводой -
За честь Руси, как вождь, веди нас в бой -
Я ж следую, как ратник, за тобой!

Уходит со Мстиславским. Народ бежит за ними. На сцене
   остаются только Федор, Ирина и нищие.

       Ф е д о р
Бездетны мы с тобой, Арина, стали!
Моей виной лишились брата мы!
Князей варяжских царствующей ветви
Последний я потомок. Род мой вместе
Со мной умрет. Когда бы князь Иван
Петрович Шуйский жив был, я б ему
Мой завещал престол; теперь же он
Бог весть кому достанется! Моею,
Моей виной случилось все! А я -
Хотел добра, Арина! Я хотел
Всех согласить, все сгладить,- боже, боже!
За что меня поставил ты царем!
1864-1868




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1237 сек.