Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Джефри Кейн - Нашествие нежити

Скачать Джефри Кейн - Нашествие нежити


12

Обоих археологов Эйб Штрауд нашел в лаборатории за письменным столом среди
объедков сандвичей и недопитых бутылок "кока-колы". Штрауд спросил, как
идут дела, и увлеченные работой ученые, несколько испуганные его
неожиданным появлением, разом вскинули головы и удивленно уставились на
коллегу. Ни довольно шумной посадки вертолета на крышу музея, ни звука
шагов Штрауда и Кендры они даже не слышали.

- По-моему, мы кое-что нашли... - уклончиво сообщил Вишневски. - Но на все
нужно время, Эйб. И терпение... Терпение всегда вознаграждается.

Штрауд крепко помял ладонями плечи и шею, прогоняя тупую боль в голове.

- Беда лишь в том, доктор, что у нас с вами на этот раз весьма нетерпеливая
аудитория... И что намного хуже, еще более нетерпеливый демон, - Штрауд
попытался заглянуть через их плечи в лежавшие на столе бумаги. -
Расскажите, что удалось отыскать...

- Позвоню в больницу, - крикнула ему Кендра из кабинета Виша.

Штрауд поморщился. Он надеялся, что она немного поспит. Как она еще на
ногах держится, удивился он про себя, но постарался прогнать эти мысли и
обратил все внимание на Виша и Леонарда.

Из кабинета Вишневски Кендра связалась по телефону со своими коллегами в
больнице.

- Нам понадобится от вас как можно больше биохимического оружия, Карл, - на
этих словах Кендры в кабинет заглянул возбужденный Штрауд.

- Виш нашел в научной литературе кое-что весьма интересное, я бы сказал,
поразительное. Зайдешь к нам?

- Через минуту.

Вскоре Кендра присоединилась к археологам, и Виш, жестом пригласив ее
присесть, продолжал:

- Всего лишь примитивный рисунок... Обнаруженное в пещере изображение
чудища с кривыми клыками и выползающими из глаз змеями... Но художник
упомянул его имя - Уббррокксс... Более того, то же самое имя Леонард нашел
в пергаменте, вынесенном с корабля.

- Уббррокксс, - повторил Штрауд странное имя несколько раз.

- Смотри, накличешь, - остановила его Кендра.

- Так вот, значит... - замялся Виш, ощутив некоторую напряженность между
Кендрой и Штраудом. - Эйб рассказал нам, что произошло в здании управления
полиции. По всей вероятности, если мы в ближайшее время не явимся к этой...
к этому нечто, оно само явится к нам. Верно, Штрауд?

- Я лично в этом убежден.

- Но чем был этот... Уббррокксс для этрусков? - спросила Кендра, зрачки ее
расширились, выдавая скрытый страх. - Каким-то божеством?

- Темным божеством. Властелин ада, вроде нашего Сатаны, - объяснил Леонард,
без нужды протирая безукоризненно чистые линзы очков. - Вот здесь у нас
фотография рисунка, найденного несколько лет назад на стене одной из пещер
в Тоскане.

- О, Господи! - всхлипнула Кендра. - Это же... это же...

- Да, точно, - кивнул Штрауд. - То, что мы видели.

- И я его видел, - угрюмо подтвердил Виш. - В тот день, когда замахнулся
киркой на вас, Штрауд. Тогда он каким-то образом стал вами, а вы им, все у
меня в голове смешалось. Как только посмотрел на фотографию, сразу все
вспомнил. Оно вспрыгнуло вам на спину, когда вы, Штрауд, потеряли сознание.
Я схватил кирку, чтобы убить его, но оно уже... слилось, что ли, с вашей
плотью, и я заколебался... ну, а потом...

- Жуткая штука... Ужас какой-то, - поежился Леонард.

- То, что Штрауд потерял сознание, как раз и спасло его, - проговорила
Кендра, стараясь поймать и понять какую-то ускользающую мысль, но про себя
решила, что ей во всем этом никогда не разобраться.

- Ну, что ж, хорошо, - воскликнул Штрауд, крепко обнимая Кендру за плечи. -
Даже отлично!

- Да что же тут хорошего? - удивился Виш. - У нас только и есть, что грубый
рисунок.

- Зато мы теперь знаем, как его зовут и как оно выглядит.

- Не заблуждайтесь, Штрауд. Даже и не воображайте, что вы знаете, как оно
выглядит, - возразил Леонард. - Рисунок очень примитивен, к тому же, если
вы на самом деле увидите это... эту штуку, его страшная уродливость вас
моментально ослепит. Во всяком случае, так сказано в письменах. Скорее
всего этот рисунок выполнен художником со слов слепца.

- Возможно, им был ваш кудесник, Леонард, - заметил Вишневски.

- Что еще за кудесник? - заинтересовалась Кендра.

- Автор записи на пергаменте. Очень умный и проницательный человек.

- И о чем он вам поведал? - спросил Штрауд.

- Наше чудище может принимать множество обличий, управлять другими
существами, в том числе и людьми.

- И создавать зомби, - буркнул Виш.

- Автор говорит, что подлинная натура этой твари столь ужасна и
отвратительна, что сжигает человеческие сердца и души.

- А чего еще ждать от исчадия ада? - вставил Вишневски.

- Значит, оно меняет свои обличья, ну, вроде хамелеона... - задумчиво
протянул Штрауд.

- Но не в обычном смысле, - поправил его Леонард. - Оно вселяется в другие
существа и искажает их облик, некоторых по своей прихоти превращает в
упырей, других - в псов или крыс... По крайней мере, так считал этрускский
автор записи на пергаменте.

Леонард отложил очки и потер покрасневшие воспаленные от переутомления
глаза.

- Значит, оно может вселиться во все, во все? - решила уточнить Кендра. - В
насекомых, например, в крыс...

- В червей, в их личинки, в гусениц... - добавил Виш.

- В этом смысле оно может принять любые обличья, какие пожелает, теперь
понимаете, Штрауд? - загорячился Леонард.

- Да, теперь начинаю понимать... Полагаю, оно может также принять и весьма
приятный облик?

- Совершенно верно. Леонард просто забыл об этом упомянуть. И он также
подозревает, что демон потребует не 500.000 душ, Штрауд, а пять миллионов.

- Сколько? - не поверил своим ушам Штрауд.

- Точно, - обернулся к нему Леонард. - На этот раз ему нужны пять миллионов
человеческих душ.

Кендра повторила головокружительное число шепотом, который в наступившей
тишине прозвучал неожиданно громко.

- Но я же сам видел цифры. Вы тогда, Виш, сказали, что они обозначают
500000, - Штрауд потыкал пальцем в этрускские значки на пергаменте.

- Да, не спорю... Но математические вычисления, произведенные с помощью
Эшруада...

- Ого! Эшруад? Вы сказали, Эшруад? - воскликнула Кендра, услышав знакомое
имя в новом контексте.

- Да, Эшруад. Автор записи на пергаменте, здесь стоит его подпись, -
объяснил Штрауд, показывая Кендре слово, написанное этрускскими буквами.

- Тогда, значит, эта... штука... думает, что ты и есть...

- Да, что я Эшруад, - закончил за нее Штрауд.

- И это может оказаться нашим преимуществом, - заметил Виш.

- Какие там могут быть преимущества перед такой силищей? - усомнился
Леонард. - Как бы там ни было, Эшруад предсказал, что если демон вновь
поднимет свою мерзкую голову, то число жертв возрастет до пяти миллионов.
Вроде предупреждения почти в самом конце документа.

- К слову сказать, над очень похожим документом, обнаруженным в Тоскане два
года назад доктором Юрием Юлининским, просто посмеялись как над мистической
тарабарщиной...

- Господи! - Кендра никак не могла справиться вдруг задрожавшими руками с
падающими на глаза длинными прядями волос. - Но... это же... это... похоже
на... сатану!

- Он самый и есть! - заверил ее Вишневски. - Или очень близкий родственник
падшего ангела.

- Да, очень может быть, что это именно тот, кого мы обычно зовем сатаной, -
согласился Леонард. - Изначальное, высшее и верховное Зло на нашей планете.
И с нашей стороны, Штрауд, просто глупо даже думать о том, что мы можем ему
противостоять.

В лаборатории наступила зябкая тишина, которую наконец нарушил Виш.

- Только подумать, что сатана - наш, нью-йоркский парень...

- О, ради Бога, Вишневски! Как вы еще можете шутить! - воскликнул Леонард и
в раздражении швырнул какой-то толстый фолиант на пол.

- Да ладно вам, - добродушно возразил Виш. - Я ведь тоже покопался в
кое-каких материалах... И обнаружил несколько интересных фактов. Так что,
Штрауд, мы с вами сможем продолжить и без участия нашего дорогого
Леонарда... если придется, конечно.

Виш протянул Штрауду археологический журнал с фотографиями раскопок в
Тоскане и увеличительное стекло.

- Повнимательнее приглядитесь к пергаменту в руках Юлининского.

- Похоже... похоже на копию того, что есть у нас. Штрауд был знаком с
работами великого русского археолога. Тоскана, судя по всему, вовсе не
относилась к сфере его интересов. Однако, как подчеркивал в статье сам
ученый, его неодолимо потянуло к этому месту - словно по велению какого-то
мистического голоса.

- Уж не хотите ли вы сказать, что Эшруад знал, что со временем этот злой
дух вновь объявится на земле? - усомнился Штрауд.

- Да, именно так он и пишет.

- Поразительно... Как же он смог это предсказать...

- Более того, он предсказал, что это произойдет в самой гуще жилищ
миллионов людей, среди гигантских башен, цепляющих облака, - а ведь это
наши небоскребы, Штрауд... И что человек, летающий во чреве машины, вступит
в схватку с чудовищем.

- А это уж ты и твой вертолет, Эйб! - воскликнула Кендра.

- Так и написано?! - изумился Штрауд.

- Да, - кивнул Виш. - Должен отметить, что этот злой дух появляется из того
же самого источника, что и все остальные, - из вечной реки зла, что течет
под ногами у всех нас, - и время от времени поражает целые народы.

- Так как же мы осмелимся противостоять ему, Штрауд? Может, соизволите
объяснить? - вмешался обиженно молчавший до того Леонард.

- Коллеги доктора Клайн работают над - как это у вас там называется,
Кендра? - ну, над чем-то вроде биохимического средства против этой штуки.

- Но пока нам известно только, что оно действует на зомби, - предупредила
Кендра. - А вот как будет с самим источником, никто не знает... Но в любом
случае мы готовим стрелки, а также аэрозоль из этого вещества.

- Ну, видите, мы же не совсем безоружны! - как можно убедительнее заметил
Штрауд.

- Меня мучают... какие-то страхи, - почти шепотом признался Леонард.

- Но у нас есть оружие, - продолжал бодриться Штрауд. - Доктор Клайн нам
кое-что приготовила.

- Используя все данные и опыт, полученные при вашем оживлении, доктор
Леонард, - пустилась в объяснения Кендра, - мы разработали некий
биохимический снаряд, начиненный стимуляторами, которые поставили вас на
ноги. Мы как раз испытывали препарат на коматозных пациентах, но в это
время они стали на нас нападать. Тогда мы решили увеличить дозу и
получили... убийственный яд.

- Валит с ног на месте, - вставил Штрауд.

- То есть тот же самый препарат, который вывел меня из комы, теперь
используется, чтобы убивать других пострадавших от недуга? - недоверчиво
переспросил Леонард. - Но это само по себе безумие, доктор Клайн.

- У нас не было выхода. Зомби вышли на улицы, - встал на защиту Кендры
Штрауд. - Они напали на нас и, если бы мы не защищались, давно бы уже
спустили в шахту.

Виш и Леонард обменялись встревоженными взглядами. Виш, поколебавшись,
сказал:

- Даже если нам удастся проникнуть в котлован, этого демона ничем не
одолеть, ничем.

- Выживают самые приспособленные, - философски заметил Леонард. - Вопрос в
том, кто выживет, мы или... оно?

- Вам может показаться смешным, но я никогда не считал себя
приспособившимся настолько, чтобы быть готовым к употреблению в пищу, -
язвительно парировал Вишневски. - И сейчас не считаю.

- Похоже, многое зависит от силы воли, от силы духа и рассудка, доктор, -
серьезным тоном обратилась к нему Кендра. - В некотором смысле, можно
сказать, выживет самый приспособившийся разум и рассудок... независимо от
наличия стальной пластинки.

Штрауд понимающе усмехнулся.

- Пора выработать стратегию наших действий, братцы. Кому-то из нас придется
опять спуститься в котлован и, преодолевая ужаснейшие препятствия,
полагаться только на силу духа и разума.

Жестокая правда, откровенно высказанная Штраудом, погрузила всех на
некоторое время в гнетущее молчание.

- Ох, кстати, Штрауд, чуть не забыл, - воскликнул не очень кстати Виш. -
Вам ведь тут кое-что пришло на адрес музея.

- Ну да?

- Посылка, - объявил Виш.

- Из Каира, - уточнил Леонард.

- Из Каира в Иллинойсе? - Это было в общем-то недалеко от Эндоувера, где
жил Штрауд.

- Да нет же, старина! Из Египта!

- Из Египта? Нет, правда? Да где же посылка?

- Интересный такой ящик. Мы сами сгораем от любопытства.

Виш принес посылку - крепко сколоченный и тщательно упакованный ящик
размером примерно два фута на три. Они потратили не менее десяти минут,
чтобы добраться до содержимого. Удалив мягкие прокладки, Штрауд наконец
взял в руки хрустальный череп. К нему была приложена записка от его
египетского коллеги, доктора Мамдауда:

Дорогой Абрахам!

Узнал о беде в Нью-Йорке и Вашей роли в событиях. Содержимое может помочь
пониманию, оказать поддержку и помощь. Мы молимся за Вас и надеемся, что Вы
примете наш дар. Такой человек, как Вы, употребит его с пользой и во благо.
Мне захотелось, нет, я был обязан сделать это для Вас.

Мамдауд.

Штрауд был изумлен и ошеломлен.

- Вы можете себе представить, как он рисковал, чтобы достать для нас это
чудо? Скоро вернусь. - И Штрауд поспешил прочь, бережно прижимая к груди
свое сокровище.

Остальные молча смотрели ему вслед.

Тем временем на строительной площадке Гордона зомби принялись строиться ряд
за рядом в непреодолимое кольцо окаменевших часовых. Отряды специального
назначения и все полицейские без различия чинов и должностей были стянуты к
месту событий, куда продолжали прибывать все новые и новые инфицированные
горожане, многие из которых вступали в стычки с полицией. Все уже знали,
что комиссар Джеймс Натан и горстка других находившихся с ним людей чудом
спаслись от обезумевшей толпы и что более сотни строителей, медиков и
полисменов осталось в западне, окруженные плотным кольцом зомби, которые
игнорировали все приказы полиции.

Всякий раз, когда полисмены предпринимали попытку приблизиться к котловану,
стена зомби вокруг котлована и строительной площадки становилась все
монолитнее и несокрушимее. Натан, если признаться, не знал, как с ними
справиться, но после всего пережитого наиболее соблазнительным казалось
открыть по зомби беглый огонь. В данную же минуту на стройке царила полная
тишина. Эти зомби, мелькнула у комиссара мысль, стоят как утес. Даже если
Штрауд и его коллеги решатся попробовать спуститься в котлован, им никогда
не пройти эту армию стражей.

Город был закрыт наглухо: власти ввели карантин и военное положение.
Губернатор штата направил туда пять тысяч солдат. Армия и ВМС США были
приведены в боевую готовность. Прервалось авиационное, железнодорожное и
автомобильное сообщение с Нью-Йорком. Бдительно охранялось побережье,
поскольку существовало опасение, что болезнь может перекинуться в другие
города, округа и штаты. Под усиленную охрану были взяты все туннели и
пограничные пункты. Те, кто остались в Нью-Йорке, оказались в ловушке лицом
к лицу с толпами зомби и той участью, которая их ожидала.

- На такие дела я не подписывался, - вызывающе заявил один из национальных
гвардейцев своему напарнику из полиции.

Гарри Бейкер оглядел парня с головы до ног. Очки в темной оправе, сразу
видно, кучу денег стоят, массивный "ролекс[29]" на запястье. На гражданке
небось подвизается бухгалтером или адвокатом, подумал Гарри, а по годам-то
совсем сопляк. Интересно, хотя бы эту ночь сумеет он продержаться? Сам
Гарри успел и повоевать, и три года повкалывать санитаром в "Скорой
помощи", а теперь вот уже шестнадцать лет трубил в полиции города
Нью-Йорка. И до сегодняшнего дня считал, что повидал все на свете.

Начальство мудро придало в пару каждому такому салаге, как вот этот пацан с
"ролексом", бывалого полисмена, и сейчас Гарри по-братски делил с ним
наспех оборудованное укрытие, громко называемое в отчетах "бункером". Юнец
уже успел похвастать фотографиями своего младенца девяти месяцев от роду,
своей кошки и своей жены - в таком именно порядке. После чего им обоим
оставалось только разглядывать неподвижную толпу словно окаменевших мужчин,
женщин и детей, стоящих стеной вокруг строительной площадки. Ну в точности
каменные идолы, мелькнула у Гарри мысль. И от этой мысли его охватила
зябкая дрожь - такая, что не проходит даже под горячим душем.

Люди, которых толпа зомби взяла заложниками, были скорее всего уже мертвы;
никакие попытки полиции вступить в переговоры со стадом глухонемых существ
результатов не давали.

Уж очень все это похоже на последние минуты перед боем, подумалось Гарри,
сейчас наверняка начнется. И началось.

Началось все со зловещего ху-м-м-м-м-м-м-м-м, которое одновременно и в
унисон затянули тысячи людей. Будто у них на всех одна душа, мелькнула у
Гарри мысль. Ничего подобного он еще в своей жизни не встречал.
Единственное, с чем можно было сравнить происходящее, - это с "волной",
которую устраивают азартные болельщики во время захватывающего футбольного
матча. Но там люди чувствуют локоть друг друга и прекрасно осознают, что
делают. Здесь же в неосознанном, бездумном, но согласованном наступлении
муравьиного множества на вооруженных солдат и полисменов крылось что-то
другое.

- Что будем делать? - испуганно дернул Гарри за рукав национальный гвардеец.

- Что начальство прикажет, - одернул его Гарри.

Стрельба началась без всяких приказов. Гарри про себя решил, что огонь
открыл какой-нибудь желторотый необстрелянный гвардеец, но это уже не имело
никакого значения, поскольку теперь палили все без остановки. Стрельба
взбодрила Гарри, все эти часы изнывавшего от томительного ожидания, но на
птенца с "ролексом" произвела прямо противоположное действие. Он скорчился
в "бункере", бессвязно лепеча что-то о том, что всего шестнадцать часов
назад жил себе поживал в родной Алабаме с родной женой и младенцем, и
какого черта он впутался в эти чертовы нью-йоркские дела, черт бы их всех
побрал...

Гарри разрядил магазин в приближающихся зомби и нырнул в укрытие.

- Тебе оружие для чего дали? - дернул он хнычущего сопляка за плечо. - А
ну-ка, огонь!

Толпа ходячих мертвецов наступала и наступала, топча упавших и сметая на
своем пути воздвигнутые полисменами барьеры и баррикады. Некоторые из зомби
брали убитых на руки и прикрывались ими вместо щитов. Зомби ни на шаг не
замедляли своего продвижения, стремясь добраться до "живого" - и кое-где
это им удавалось.

Оборонявшимся подбросили несколько огнеметов. Когда некоторые из убитых -
те, кому пули попали в живот, - неожиданно поднялись на ноги и бросились к
гвардейцам и полисменам, огнеметчики принялись за работу. Палящие струи
огня ударили в вырвавшихся из общей цепи зомби, но те прорывались сквозь
огненные брызги и, сцепившись с солдатами, падали вместе с ними на землю,
объятые клубами дыма и весело потрескивающими языками пламени.
Оборонявшиеся солдаты, полисмены и гвардейцы, сгибаясь в надсадном кашле,
начали задыхаться в едком дыму, столбами поднимающемся над горящими зомби,
их ряды дрогнули и попятились.

Гарри Бейкер, ощущая резкий привкус серы в воздухе, понял, что зомби
стараются пополнить таким образом свои ряды за счет солдат и полиции.
Черные пласты удушливого дыма были насквозь пропитаны заразой, которую
несли в себе зомби. Гарри вспомнил, что читал об этом в листовке,
распространенной эпидемиологическим центром. Теперь зараза эта кишела в
воздухе, и оборонявшиеся вовсю ею дышали.

Высунув голову из укрытия, Гарри Бейкер заметил, что зомби, выхватывая то
тут, то там из цепи оборонявшихся пленников, торопливо передавали их над
своими головами из рук в руки - туда, к котловану... видно, чтобы скормить
притаившейся там штуке.

- Так, я смываюсь, - крикнул Гарри напарнику, разрядив еще один магазин в
бегущих к ним зомби.

- Да, надо отступать, - согласился гвардеец.

- Отступать? Черта с два! Все, с меня хватит! Я вообще сматываюсь, вчистую,
понял? И если у тебя башка еще варит, сделаешь то же самое!

- Бросаешь свой пост? - возмутился гвардеец.

- Очнись, солдатик! В таком дерьме купаться я не нанимался.

Бруствер из мешков с песком, за которым они прятались, внезапно разлетелся,
и к ним потянулись жадные руки семидесяти, восьмидесяти, девяноста
разъяренных тварей. Гарри и гвардеец взвизгнули, но их вопли потонули в
мощном протяжном у-м-м-м-м-м-м-м-м, исторгаемом тысячами и тысячами глоток
зомби. Гарри вырвал из рук оцепеневшего гвардейца автоматическую винтовку и
стрелял, стрелял, стрелял до тех пор, пока их обоих не погребла груда
шевелящихся бесчувственных тел. Гарри почувствовал, как его подняли и
начали передавать над головами... Рядом с ним также по воздуху плыло к
котловану и к этой чертовой штуке тело гвардейца, который потерял очки и
только жалобно поскуливал сдавленным от ужаса голосом, взывая о помощи.
Гарри украдкой вытянул из-за голенища четырехдюймовый нож, чуть не выронил
- зомби беспечно швыряли его над собой, как мячик, - но удержал и до боли
стиснул рукоять в кулаке. Дождавшись, когда в один из моментов гвардеец
оказался совсем рядом, он зачем-то выкрикнул: "Это тебе, малыш!" - и изо
всей силы полоснул того по горлу, горячая кровь хлынула на головы зомби...
А те, похоже, даже не заметили этого, как, впрочем, не замечали ничего
вокруг себя. Гарри приставил лезвие к своему горлу, там, где набухла сонная
артерия, но рука его дрогнула, и он понял, что убить себя не может.
Секундное замешательство - и от страшного удара головой о металлическую
опору у него потемнело в глазах. Нож выпал из сразу отнявшейся руки.

Гарри уже не видел множество других людей, которых, как и его самого,
гигантская толпа подняла над своими головами. Немыслимое число жертв,
передаваемых из рук в руки к котловану, можно было по-настоящему оценить
лишь с высоты птичьего полета, откуда установленная на вертолете телекамера
передавала отталкивающее зрелище до тех пор, пока объятый ужасом и
омерзением оператор не зашелся в рвотных судорогах.

Однако оставался еще один наблюдатель, ясно и четко видевший всю эту
страшную картину. Абрахам Штрауд не мог оторвать от нее глаз, вглядываясь в
хрустальный череп, который он держал на вытянутой руке, укрывшись в
одиночестве при свете свечей в одной из укромных комнат музея.

- Боже... О, Боже! - простонал Штрауд, бессильный облегчить кошмарную
участь Гарри Бейкера и других несчастных людей, ибо хрустальный череп
теперь начал показывать, что случилось с теми, кого зомби бросили в чрево
дьявольского корабля.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1174 сек.