Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Чарльз СИЛСФИЛД В ПРЕРИИ ВОКРУГ ПАТРИАРХА

Скачать Чарльз СИЛСФИЛД В ПРЕРИИ ВОКРУГ ПАТРИАРХА

         Мулатка спросила, нет ли у меня кого-нибудь не примете?  И  при  этом
внимательно посмотрела на меня. В ее  взгляде  и  во  всем  существе  было
что-то очень неприятное, просвечивало нутро старой грешницы. Но  мне  было
не до моральных нюансов. Я принялся горячо уверять ее  в  своей  безмерной
благодарности за помощь. А это она, действительно, заслужила.
     Она говорила еще что-то, но я уже не слышал ее. Меня снова сморило, и
на этот раз дремота перешла в глубокий, крепкий сон.
     Проспал я, должно быть, часов шесть  или  семь.  Меня  разбудил  Боб.
После ночных похождений у  него  даже  как-то  исказилось  лицо.  Это  был
человек, объятый таким лихорадочным беспокойством,  будто  он  только  что
совершил страшное злодеяние.
     Я невольно отпрянул.
     - Боже! Что с вами? Вам плохо? Да у вас же лихорадка!
     - Лихорадка! - простонал он, и градины  холодного  пота  выступили  у
него на лбу. - Лихорадка, да не та,  что  вы  думаете.  Не  дай  вам  бог,
молодой человек, подхватить такую лихорадку! - Его трясло. - Ну почему  ты
не отпускаешь меня? Дай хоть передохнуть! Неужто  нет  никакого  средства?
Никакого! Разрази тебя бог! Тьфу ты, господи!
     - Не надо так страшно ругаться. Я  не  святоша,  но  такое  кощунство
просто отвратительно.
     - Да, да, верно... Скверная привычка... Но скажите ради бога,  что  я
должен говорить?
     - Вы должны рассказать мне о своей лихорадке.
     - Нет, уж пусть это останется при мне. Не вы ее накликали. Я и до вас
был как угорелый, целых восемь  дней...  Меня  носило  как  неприкаянного,
будто  я  родного  брата  порешил.   Водило   вокруг   патриарха.   Вокруг
патриарха... - бормотал он себе под нос. - И  ведь  что  интересно,  я  не
первого порешил, а так скверно никогда не  было.  Я  и  вовсе  не  брал  в
голову, ни один волос у меня не поседел. А тут навалились будто все разом,
всем скопом. Вот меня и закрутило! Хуже всего в открытой  прерии.  Там  он
виден в упор! Доконает меня этот призрак! А я не  дамся!  Не  дамся!  Черт
побери!
     Я молчал.
     - Что вы сказали о призраке? - это был уже вопрос ко мне.
     - Я ничего не говорил. Успокойтесь.
     Взгляд его блуждал, кулаки сжимались.
     - Ни слова больше! Хочу покоя! Покоя! Вы должны сделать для меня одно
доброе дело.
     - Все, что в моих силах. Я обязан вам жизнью.
     - Вы джентльмен. У вас получится. - Он перевел дух. -  Надо  съездить
со мной к алькальду.
     - Зачем?
     - Кое-что сказать... Чего не должна знать ни одна душа.
     - Почему бы вам не взять с собой Джонни?
     - Джонни? Да он в десять раз хуже меня. Я всем злодеям злодей, клейма
ставить негде. Но я честный, открытый, я привык лоб в лоб... И в  тот  раз
так же. А Джонни - трусливый пес, он хватает исподтишка.
     - Но мне-то зачем к сквайру?
     - Он судья. Судья в Техасе. Американец, как  я  и  вы.  Он  судит  по
справедливости.
     - Когда ехать?
     - Как можно скорее. Мне больше не выдержать. Мука адская!  Ни  минуты
покоя! Так и тащит к патриарху! Даже ночью не усидел на месте!
     - Ночью вы опять были у дерева?
     - Не мог превозмочь. Восемь дней назад я сказал себе:  надо  ехать  в
Сан-Фелипе... во что бы то ни стало... Я  уже  думал,  подъезжаю  к  цели,
смотрю: а это патриарх.
     - Бедняга!
     - Собрался в Анауа. Проскакал целый день. И что же? Где, вы  думаете,
очутился вечером? У патриарха!
     - Я готов ехать с вами к алькальду, - сказал я, поднимаясь с постели,
- в любую минуту.
     - Вы не двинетесь с места, пока не расплатитесь, - прохрипел  невесть
откуда взявшийся Джонни.
     - Джонни! - гаркнул Боб, подняв его  как  ребенка  и  с  такой  силой
усадив на стул, что у того затрещали кости. - Джонни,  этот  джентльмен  -
мой гость. Ясно? Вот тебе расчет!
     - Что вы задумали?
     - Не твое дело! Убирайся!
     Джонни шмыгнул в угол как побитая собака.  Мулатка  же  и  не  думала
робеть. Уперев руки  в  пышные  бока,  она  вразвалочку  прохаживалась  по
комнате.
     - Его не надо брать, этого джентльмена, - зазвенел ее резкий голос. -
Не надо! Он еще слаб. На ногах-то еле стоит, какая уж тут езда!
     Она была недалека от истины. Лежа в постели, я переоценил свои  силы,
ноги плохо  держали  меня.  Боб  на  мгновение  заколебался,  но  лишь  на
мгновение. Он сграбастал грузную мулатку и поступил с ней  точно  так  же,
как и с ее сожителем, только место ей определил за порогом.
     Завтрак, состоявший из чая и  бататовых  лепешек  с  маслом,  заметно
подкрепил меня, и я смог забраться на коня. На мне не было  живого  места,
но мы ехали медленно, утро выдалось  прекрасным,  воздух  приятно  бодрил,
из-под копыт то и дело взлетала и улепетывала всевозможная дичь.  Но  Боб,
казалось, ничего не замечал вокруг. Он без конца что-то  бубнил  себе  под
нос. Я мог уловить смысл  некоторых  его  признаний,  которые,  по  правде
говоря, предпочел бы не слышать. Но это  не  всегда  удавалось.  Порой  он
вопил, как бесноватый, а когда вдруг замолкал, то это  означало,  что  его
снова морочит какой-то призрак. Он впивался своим безумным взглядом в одну
точку, вздрагивал  и  стонал  от  ужаса.  И  когда  мы,  наконец,  увидели
огороженную  плантацию,  принадлежавшую  судье,  у  меня  камень  с   души
свалился.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.2561 сек.