Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Милей ЕЗЕРСКИЙ КАМЕНОТЕС НУГРИ

Скачать Милей ЕЗЕРСКИЙ КАМЕНОТЕС НУГРИ

                                      7

     В Долине царских гробниц, у скал, уже производились работы. Несколько
сотен полунагих людей заканчивали расчистку  холмов,  под  которыми  нужно
было построить гробницу. Начальники с  минуты  на  минуту  ждали  прибытия
фараона.
     Вскоре прискакал гонец с известием, что едет Рамзес. Загудели  трубы.
Вдали появилась стража,  за  ней  много  носилок.  Старый  писец  приказал
приостановить работы, осмотрел расчищенное место.
     Носилки фараона приблизились. Рамзес сошел на  землю,  поддерживаемый
жрецом Амона и царевичем Мернептой. Начальники работ упали ниц перед ними.
     Фараон не держался уже так прямо, как на празднестве в Фивах, -  стан
его согнулся. Видно было, что старый Рамзес болен:  ему  было  восемьдесят
пять лет, а царствовал он уже более шестидесяти лет. Он кашлял,  руки  его
тряслись. Глядя на людей, стоявших перед ним  на  коленях,  фараон  что-то
говорил жрецу Амона.
     - Бог и отец наш будет молиться своему отцу, - пронесся шопот  жрецов
и сановников.
     Рамзес воздел руки к солнцу. По верованию египтян, фараон  был  сыном
бога солнца Ра. Помолившись, он опустил руки  и  вздохнул.  Взяв  у  жреца
шнур, Рамзес стал обмеривать землю. Затем фараону подали заостренный  кол.
Подошел жрец, изображавший бога Тота с головой ибиса, священной птицы.  Он
помог Рамзесу вонзить кол в том  месте,  где  приходился  северо-восточный
угол стены. Так же вонзал фараон колья и  на  остальных  углах.  Потом  он
провел мотыгой черту  между  кольями  и  присыпал  нильским  песком  место
будущей каменной кладки. Оставалось заложить первый камень.
     Рамзес взялся руками за деревянный рычаг,  и  большой  камень,  легко
сдвинувшись с бугра, лег на приготовленное место.
     Фараон выпрямился. Он тяжело дышал. Пот катился по  его  лицу,  седые
волосы растрепались. Недоумевая, Нугри смотрел на повелителя Египта.
     "Что в нем божеского? - думал он. - Такой же бессильный старик, каких
мы встречаем тысячи. Как дрожат у него руки! Какое у него исхудалое  лицо!
И это бог? Нет, это человек!"
     К рамзесу подвели четырех быков - белого, черного, бурого и пестрого.
Он должен был заколоть их и принести бедра животных в жертву богам четырех
стран света.
     Жрецы усердно помогали  фараону.  Дрожащей  рукой  он  наносил  удары
оглушенным  быкам  -  белому,  черному,  бурому.   И   вдруг   пошатнулся.
Закружилась голова. Он упал бы, если бы жрецы Амона не поддержали его.
     Жрец с головой ибиса поднес к губам Рамзеса чашу с  напитком.  Фараон
отпил от нее, глаза его оживились. Он взял нож  и  твердой  рукой  поразил
пестрого быка.
     Нугри смотрел на Рамзеса. Вот фараона подсаживают на носилки. Жрецы и
сановники заботливо поддерживают его. Затем рабы отправляются  в  путь  по
расчищенной песчаной дороге. За ними следуют жрецы и сановники.


     После обеда сотни полунагих людей рыли  четырехугольную  яму.  Работа
шла быстро. Нугри не заметил, как яма  стала  глубокой.  Мелькали  лопаты,
песок  сыпался  в  корзины.  Сотни   детей,   преимущественно   мальчиков,
спускались вниз и уносили корзины на своих  головах.  Они  шли  гуськом  к
оврагу, чтобы высыпать песок.  За  целый  день  работы  им  платили  вдвое
меньше, чем взрослым.
     Десятники, с палками  и  бичами  из  воловьей  шкуры,  прохаживались,
покрикивая, среди детей и землекопов. Нередко пронзительный крик  пролетал
над песками, и мальчик падал лицом в раскаленный песок.  Но  второй  удар,
более  жгучий,  подымал  его  на  ноги.  Иногда  вспыхивали  злые  голоса,
слышались угрожающие крики. Десятники поспешно  отступали  от  возмущенных
людей и звали на помощь.  Прибегали  сотские  с  бичами  и  палками.  Бичи
свистели, палки опускались на спины землекопов.
     - Не от-ста-вай! -  кричали  сотские,  и  десятники  подхватывали  их
возглас.
     Нугри исподлобья поглядывал на Кени. Видел,  как  дрожала  у  него  в
руках лопата.
     Когда к ним  подошел  десятник,  Нугри  спросил,  почему  каменотесов
послали копать землю.
     - Мы всегда работали по камню, - говорил Нугри, -  и  ты,  видно,  не
умеешь  отличить  каменотеса   от   землекопа.   Где   начальник   царских
каменотесов? Мы желаем говорить с ним.
     - Делай, что приказано! - возразил десятник. - А будешь шуметь...
     Он поднял палку и погрозил Нугри.
     Кени взглянул на рабочих. Одного слова Нугри было бы достаточно, чтоб
они бросились на десятника. Однако Нугри поплевал на руки и  молча  взялся
за лопату.
     Когда десятник отошел, Кени спросил:
     - Почему ты смолчал?
     - Что пользы драться с начальством? - возразил Нугри.  -  Нас  избили
бы, заковали в цепи и сослали бы на Синайские рудники добывать  медь...  -
И, толкнув локтем Кени в бок, он добавил: - Я решил терпеть. Дни и ночи  я
думаю о важном деле.
     Кени удивился, но не успел расспросить Нугри: подходил десятник.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0672 сек.