Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Философия

Герберт Маркузе "Эрос и цивилизация" Парадоксы Великого Отказа

Скачать Герберт Маркузе "Эрос и цивилизация" Парадоксы Великого Отказа

    Освобождение инстинктивных  потребностей  в  мире  и  покое,  а  также  в
"асоциальном" автономномЭросе  предполагает  освобождение  от  репрессивного
изобилия: перемену направления прогресса.
   Основная мысль "Эроса и цивилизации", более полно развитая в  моей  книге
"Одномерный  человек",  заключалась  в  том,   что   жизнь   в   Государстве
Благополучия-через-войну вовсе не является судьбой человека,  что  последний
нуждается в некотором новом жизненном начале для того, чтобы,  устранив  тот
"внутримирской аскетизм", который создавал базис для господства, перестроить
аппарат производства и служащего ему познания.  Это  был  новый,  решительно
отрицающий  сверхчеловека  Ницше  образ  человека,  в  достаточной   степени
наделенного разумом и здоровьем  для  того,  чтобы  обойтись  без  героев  и
героических добродетелей, лишенного влечения к жизни, полной  опасностей,  к
тому, чтобы откликнуться на вызов; человека, совесть которого позволяет  ему
разглядеть жизнь  как  самоцель  и  прожить  ее  в  радости  и  без  страха.
"Полиморфная сексуальность" - такой  термин  я  употребил  для  того,  чтобы
указать,  что  новое  направление  прогресса  будет  всецело   зависеть   от
возможности   активизировать   подавленные,    заторможенные    органические
потребности: превратить человеческое тело в  инструмент  не  столько  труда,
сколько удовольствия. Мне казалось, что старая формула развития потребностей
и способностей перестала  быть  адекватной,  а  предпосылкой  и  содержанием
освобождения становятся новые, качественно иные потребности и способности.
   Идея этого нового Принципа Реальности  основывалась  на  предположении  о
том, что материальные условия для его развития или  уже  сформировались  или
могли быть сформированы в развитых индустриальных обществах нашего  времени.
Не вызывало сомнений, что реализация технических возможностей будет означать
революцию. Но субъект истории (агент революции) оказался подавлен размахом и
эффективностью демократической интроекции: свободные  люди  не  нуждаются  в
освобождении,  а  угнетаемые   недостаточно   сильны,   чтобы   освободиться
самостоятельно. Эти условия  формируют  иное  понятие  Утопии:  освобождение
является  наиболее  реалистичной   и   конкретной   из   всех   исторических
возможностей и, в то же время, наиболее рационально и эффективно подавляемой
- наиболее абстрактной и отдаленной возможностью. Ни философия, ни теория не
в состоянии устранить эту  демократическую  интроекцию  правителей  в  своих
подданных.  Когда  в  обществах   с   той   или   иной   степенью   изобилия
производительность достигает уровня, при котором массы  получают  свою  долю
благ, а оппозиция эффективно "сдерживается" демократическими средствами, так
же эффективно сдерживается и конфликт между господином и рабом или,  точнее,
этот конфликт  меняет  свое  социальное  местонахождение.  Его  продолжением
становится восстание отсталых стран против невыносимого наследия капитализма
и его продолжения в неоколониализме. Марксова концепция  постулировала,  что
путь в свободное общество открыт  только  для  тех,  кто  свободен  от  благ
капитализма: историческими агентами освобождения могли стать только те,  чье
существование   само   по   себе   являлось   отрицанием   капиталистической
собственности. На внутренней арене  Марксова  концепция  полностью  обретает
свою  значимость.  В  той  степени,  в  которой  общества,  построенные   на
эксплуатации, превратились в мировые державы, в той степени, в которой новые
независимые  нации  стали  полем  битвы  за  их  интересы,  "внешние"   силы
сопротивления перестали быть чуждыми: они становятся врагом  системы  внутри
ее самой. Это, однако, не делает бунтарей  выразителями  воли  человечества.
Сами по себе они (так же мало, как и Марксов пролетариат) вовсе не  являются
представителями свободы. Здесь также приложима Марксова концепция,  согласно
которой  международный  пролетариат  получит  свое  интеллектуальное  оружие
извне:
   "молния мысли"  ударит  в  "naiven  Volksboden  (наивную  народную  почву
(нем)).
   Грандиозные идеи объединения теории и практики несправедливы по отношению
к слабым зародышам такого союза. Однако восстание в отсталых  странах  нашло
отклик  в  развитых  странах,  где  молодежь  протестует  против  подавления
изобилием и против войны за рубежом.
   Бунт  против  лживых  отцов,  учителей  и   героев   и   солидарность   с
обездоленными всего мира: нет ли здесь какой-либо "органической" связи между
двумя гранями протеста?
   Эта солидарность кажется прежде всего инстинктивной. Бунт внутри  страны,
обращенный вовнутрь, кажется в значительной степени импульсивным.  Его  цели
трудно  определить:  тошнота,  вызванная  "образом  жизни",  бунт  как  дело
физической и духовной гигиены. Тело против "машины" - не  против  механизма,
конструируемого  с  целью  сделать  жизнь  мягче  и   безопаснее,   ослабить
жестокость природы, но против машины,  овладевшей  механизмом:  политической
машины, машины корпораций,  культурной  и  образовательной  машины,  которая
скомкала благословение и проклятие в  одно  рациональное  целое.  Это  целое
стало слишком большим, его структура слишком прочной,  его  функционирование
слишком эффективным - неужели же вся мощь отрицания сосредоточена в  еще  не
полностью завоеванных, примитивных, разрозненных силах? Тело против  машины:
против самой безжалостной машины разрушения всех времен  сражаются  мужчины,
женщины и дети, вооруженные  самыми  примитивными  орудиями,  -  неужели  же
партизанская война определяет суть революции нашего времени?
   Культурная отсталость  может  дать  исторический  шанс  повернуть  колесо
прогресса  в  другом  направлении.  Развитие  сверхмощного  технического   и
научного потенциала опровергает само себя, когда против  беднейших  на  этой
земле, против их лачуг, больниц и рисовых полей  общества  изобилия  бросают
оснащенные радарами  бомбардировщики,  химические  вещества  и  "специальные
силы". Эти якобы  "случайные"  явления  обнаруживают  существо  современного
общества: они срывают технологический покров, за которым скрывается реальное
могущество. Способность уничтожить и сжечь несколько раз все существующее  и
соответствующий  этому  способ  мышления  -   побочные   продукты   развития
производительных сил в  системе  эксплуатации  и  репрессии;  и  чем  больше
удобств предоставляет система своим привилегированным  подданным,  тем  выше
становится  производительность.  Общество  изобилия  уже   достаточно   ясно
продемонстрировало, что оно является обществом войны; и  если  его  граждане
еще не заметили этого, то этого нельзя сказать о его жертвах.
   Перешагивание через стадию общества  изобилия  может  стать  историческим
преимуществом опоздавших, технически отставших обществ. Бедность и  слабость
отсталых народов, возможно,  заставит  их  воздержаться  от  агрессивного  и
расточительного использования науки и техники и удерживать под  контролем  a
la mesure de l'homme (соразмерно с человеком  (фр)),  аппарат  производства,
используя его для удовлетворения и развития жизненно важных индивидуальных и
коллективных потребностей.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0448 сек.