Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

Скачать Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

   И вновь бесстрастно читал Сенека:
   - "Луцилий! Чем дороже груз, которым владеет путешественник, тем более он
заботится о спокойствии воли и благодарен Нептуну за это спокойствие. Так  и
философ: ему нужен мир в государстве, чтобы  размышлять  в  покое,  -  и  он
благодарен тому, кто дарует этот мир... Вот отчего я  так  забочусь  о  силе
цезаря и славлю его власть!"
   - Я не хочу! Я не хочу! - ползала по арене Венера.
   - "Ты пишешь, - продолжал невозмутимо Сенека, - что  он  истребляет  свою
семью? Зато в его правление не подвергается посягательствам жизнь и  свобода
частных граждан. Зато совершенно исчезли политические процессы... А  вспомни
страшные времена Тиберия - Калигулы - Клавдия!"
   - Как я люблю эту твою присказку, - улыбнулся Нерон.
   - "Ты спрашиваешь, Луцилий, справедливы  ли  слухи  об  убийстве  Цезарем
Британика? Надеюсь, что нет. Но даже если так? Каков выход? Принять  сторону
его матери, мечтавшей заменить Цезаря слабовольным,  юродивым  Британиком  и
властвовать самой? Но это означало бы вновь вернуть Рим в  страшные  времена
Тиберия - Калигулы - Клавдия".
   - Но Тигеллин сказал... - начал Нерон и зашептал, указывая на  Венеру.  -
Это все она! Мать! Мать натравила меня на Британика! Брат - ее жертва!
   И Сенека вновь увидел Нерона тогда, в анфиладах  дворца.  И  услышал  его
отчаянный шепот: "А знаешь, зачем она это сделала? Чтобы Рим  узнал  и  меня
ненавидел! Но Тигеллин сказал: она плетет  заговор.  Тигеллин  сказал:  мать
подошлет ко мне убийц!.."
   - И что ты мне на это ответил тогда, Сенека? - спросил Нерон.
   - Я боюсь! Боюсь! - кричала Венера.
   Сенека молчал.
   - Да... промолчал, опять промолчал, все прочитав в глазах волка... Бедная
мама, ты помнишь, как это было.
   - Не надо! Я не хочу! Я боюсь! - визжала Венера.
   - Успокойся, шлюха, - усмехнулся Нерон. - Я не видел, как убивали маму...
Мама! Я ее любил. Презирал, боялся - и любил!.. И когда ты молча  согласился
на ее убийство - вот тогда я до конца тебя возненавидел! Ах,  Сенека,  какая
это была женщина! Сколько я совершил покушений на ее жизнь?  И  она  все-все
избежала! Интуиция! И как живуча! Ну - кошка! В тот день она навестила  меня
на вилле, и я посадил ее  на  корабль.  Корабль  должен  был  развалиться  в
открытом море. И развалился. Но мама выплыла... Вот тогда  я  послал  к  ней
убийц. Помнишь - осень, мы с тобой сидим у нашего камелька. Ты, как  всегда,
беседуешь со мною о добродетели. А я жду известий о маме...  Знаешь  ли  ты,
что такое ждать убийства матери? - И Нерон опустился у ног Сенеки и  шептал:
- Не оставляй меня, учитель! Говори! О путях самосовершенствования! Ну!  Как
тогда! Говори!!!
   Сенека глухо начал:
   -  Есть  три  пути  самосовершенствования.  Путь  размышления   -   самый
благородный...
   - Ах, как мудро!
   - Путь подражания - самый легкий... И путь опыта - самый трудный.
   - Да... Да. А я представлял: они уже отворяют двери в ее покои.
   ...И  центурион  обнажил  меч.  Прекрасная  женщина  не   защищалась.   С
достоинством обратилась она навстречу оружию:
   - Бей в чрево, которое его выносило.
   Движение руки с мечом - и последний вопль...
   - Не надо, - вопила на арене Венера. - Я боюсь!
   Нерон ползал у ног Венеры, обнимал ее ноги, шептал:
   - Мама... Бедное чрево... Я убил маму...
   Он повалил Венеру в сверкающие опилки, он осыпал ее поцелуями.
   - Мама... Тебя нет!.. Посмотри, какая у  нее  грудь,  Сенека!  Мама  была
Венера! А как она хотела царствовать! Она боялась моих баб. Она  так  хотела
царствовать, что ложилась со мною в одни носилки! Она соблазняла меня!
   - Замолчи, Цезарь!
   - А ты опять не выдержал, - засмеялся Нерон. - Да, мама лежала мертвая, а
я стоял над нею... и, хохоча  и  плача,  обсуждал  ее  прелести...  Но  боги
молчали. Почему они всегда молчат? Может, они... как и ты... молча одобряли?
Ну, судья, брат Диоген последний, почему не ударила молния в нечестивца?
   - Ты - сказал?.. - ответил старик в бочке.
   - Не понял! - усмехнулся Нерон и с размаху, страшно ударил его бичом.
   - Не бей его, Цезарь. Он все объяснил, - сказал Сенека. - Он считает, что
видимый мир - это всего лишь наше испытание...
   - Я не знаю, то ли он сказал. Но ты, Сенека, как всегда,  промолчал...  И
мы учтем это, определяя твою плату, - усмехнулся Нерон.
   Из подземелья неслись негодующие крики.
   - Ты слышишь, Сенека? - взвизгнул Нерон. - Они пришли за мной! Весь город
знает: я убил маму! Весь Рим на ногах!
   Крики из подземелья раздавались все громче, и  Нерон  бросился  к  центру
арены.
   - Когорты окружают дом! Они приговорят  меня  к  казни  матереубийц:  они
посадят меня в мешок с собакой, змеей и  обезьяной!  И  сбросят  в  Тибр!  Я
боюсь!.. А все Тигеллин. Это он натравил меня на маму! И ты это тоже  хотел!
Вы оба меня с ней ссорили! "Я боюсь!" -  Нерон  засмеялся.  -  Так  я  вопил
тогда.
   Он взглянул вниз - сквозь решетку.
   Опустел пиршественный стол, пустые кубки валялись на мраморном полу. Люди
кричали и били пустыми кубками по гулкому полу.
   - Ну конечно! Им забыли добавить  жратву  и  питье.  И  они  негодуют,  -
усмехнулся Нерон, обращаясь к Амуру.
   Амур бросился в темноту - исполнять приказание.
   - Сейчас, миляги, сейчас, сердечные. - Нерон уже обращался к Сенеке: -  И
что ты мне ответил тогда?
   - "Все обойдется, Цезарь. Я написал твою речь, - спокойно сказал  Сенека.
- Сейчас войдут сенаторы, и ты прочтешь. Они ненавидели твою мать. Они будут
с тобою, Цезарь".
   Нерон взглянул на сенатора, и сенатор тотчас прокричал речь:
   - "Раскрыт  заговор.  Было  решено  убить  цезаря  и  уничтожить  великий
сенат... Можно сжечь Рим, но  можно  его  отстроить  заново.  Ибо  не  камни
составляют душу Рима. Жив римский народ, и величаво стоит  Рим  -  пока  жив
сенат. С болью и печалью сообщаю вам, сенаторы, что во главе заговора стояла
наша мать Агриппина".
   - Грандиозно! С каким чувством я прочел твою речь!
   Сенатор завопил:
   - "Да сохранят тебя боги для нас, Великий  цезарь!"  -  десять  раз.  "Мы
всегда желали такого цезаря, как ты!" - десять раз. "Ты  наш  цезарь,  отец,
друг и брат! Ты хороший  сенатор  и  истинный  цезарь!"  -  двадцать  раз...
Сенаторы! Предлагаю поставить дары в храмах за спасение цезаря и отечества!
   Из подземелья уже раздавались восторженные крики.
   - А ты прав, Сенека! Против меня  проголосовали  только  трое  сенаторов.
Утром их нашли с перерезанным горлом. Говорят, разбойники... -  И  он  обнял
Сенеку. - А вообще я рад, что мамы больше нет.  Теперь  наконец-то  я  смогу
спать с Поппеей Сабиной... Мама не любила ее!  Я  знаю,  ты  тоже.  О  ласки
Поппеи Сабины! О ее тело! Согласись, Сенека, она очень похожа на маму  -  ну
совершеннейшая Венера. - И он притянул к себе Венеру,  и  тоже  обнял  ее  -
другой рукой. - Прекрасная Поппея... Знаешь, Сенека,  она  уговаривает  меня
убить мою жену, добродетельную Октавию... Кстати, Тигеллин сказал...
   - Октавия была прекрасная женщина! - тихо сказал Сенека.
   - Да, да, ты всегда любил Октавию... Но знаешь ли, старик, что такое ночи
Поппеи Сабины? Мое сердце разбито! О сердце артиста!  Я  решил  вернуться  к
игре на кифаре. Представляешь, Сенека, пока  я  был  занят  -  убивал  маму,
сколько лавровых венков нахватали мои соперники! Опять  у  тебя  недовольное
лицо... И Поппея тебе не нравится, и кифара. А знаешь, Сенека, я убил  маму,
чтобы впредь не видеть вокруг себя недовольных лиц. И чтобы  ты  не  докучал
мне своей перевернутой рожей, я отправлю тебя отдохнуть на  курорт  в  Байи.
Полечись в Байях, Сенека! Наш писатель, наш классик Сенека. Прости,  ты  еще
не классик. Чтобы стать классиком - нужно умереть... Читай!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1078 сек.