Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

Скачать Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

   В свете факелов, горящих на пустой арене, ждал его Аполлон с бичом.
   Увидев старика, Аполлон бросился  ему  на  грудь,  обнял  его.  Это  были
какие-то  яростные  объятия.  Он  будто  душил  старика  -   и   лихорадочно
приговаривал, почти кричал:
   - Сенека! Учитель! Сенека!..
   - Нерон...  Великий  цезарь...  -  пытаясь  вырваться  из  этих  жестоких
объятий, бормотал старик.
   Но Нерон сжимал его еще яростнее:
   - Ну что ты... это для других я  цезарь.  А  для  тебя  всего  лишь  твой
послушный ученик Нерон.
   Наконец Нерон выпустил  Сенеку  из  объятий,  будто  оттолкнул.  Потом  с
удивлением посмотрел на него. И, бесцеремонно приподняв край тоги, обнаружил
тунику и шерстяной нагрудник.
   - Такая теплая ночь. А ты так укутался, учитель?
   - Старость, Цезарь. Охладела кровь. И  вечерами  я  надеваю  две  туники,
обмотки на бедра. И все равно...
   Но Сенека не закончил. Из тьмы на арену вышел могучий немолодой мужчина в
тоге римского сенатора. За сенатором с серебряной лоханью в руках  следовало
некое прекрасное существо: грива спутанных волос, огромные глаза  и  нежное,
тщедушное тело мальчика. Этакий Амур.
   -  Рад  тебя  видеть,  сенатор  Антоний  Флав,  -  обратился   Сенека   к
гиганту-сенатору.
   Но сенатор  смотрел  на  Сенеку  невидящими  глазами.  Нерон  с  каким-то
любопытством следил за сценой.
   Возникла неловкая тишина, и Сенека неторопливо, величественно продолжал:
   - Позволь мне приветствовать  тебя,  друг  мой  Антоний  Флав,  старинным
приветом, которым наши деды начинали свои наивные добрые  письма:  "Если  ты
здоров - это хорошо, а я - здоров..."
   И тогда Нерон поднял бич - и сенатор отчетливо заржал.
   Ужас - на лице Сенеки. Но только на мгновение... И вновь лицо  его  стало
бесстрастным и спокойным.
   - Ах, как повеяло нашей величавой римской древностью!  -  как-то  светски
заговорил Нерон. - Как они умели ухватить главное: "Если  ты  здоров  -  это
хорошо". Именно - здоров, - Нерон усмехнулся, - то есть живой. Но одного  не
пойму, учитель. Почему ты все время обращаешься к  сенатору  Антонию  Флаву?
Где ты увидел здесь мудрого сенатора?
   Сенека молчал.
   - Может, ты видишь сенатора? - обратился Нерон к Амуру.
   Амур, молча улыбаясь,  удивленно  пожал  плечами  и  протянул  серебряную
лохань сенатору. Сенатор начал торопливо, неумело поедать овес из лохани.
   - Ты ошибся, учитель, - продолжал благодушно  болтать  Нерон.  -  Антоний
Флав - видный мужчина, его трудно не заметить. Да и что здесь делать  твоему
другу и солнцу  мудрости  -  сенатору  Антонию  Флаву?  Сейчас  ночь,  и  он
преспокойно храпит в своей постели. А здесь только я - твой ученик  Нерон...
- И, улыбаясь, он кивнул на Амура: - Да вот еще - прелестная девушка. И вот,
- Нерон нежно улыбнулся и указал бичом на сенатора, - старый мерин.
   И Нерон ударил бичом - сенатор торопливо заржал.
   - Какой ужас, Цезарь, - воскликнул Амур, - ему на круп сел овод!
   Нерон поднял бич, и сенатор показал, как он отгоняет хвостом овода.
   - Отогнал, но очень неумело.
   Нерон ударил сенатора бичом, и тот, будто винясь, опять покорно заржал.
   - Как я рад тебя видеть, - продолжал как  ни  в  чем  не  бывало  светски
беседовать Нерон. - А как она рада тебя видеть...
   И тотчас перед Сенекой дьяволенком запрыгал Амур.
   - Ты, конечно, узнаешь это прелестное лицо? - добро улыбался Нерон.
   - Конечно, я узнал его, Цезарь, -  ответил  Сенека.  -  Это  твой  раб  -
мальчик Спор. За время моего отсутствия в Риме он подрос - и  оттого  пороки
на его лице стали откровеннее.
   - Да что ж ты такое несешь, Сенека! - всплеснул руками Нерон.  -  Где  ты
увидел мальчика Спора?! Подойди сюда, крошка.
   Амур с ужимками подошел вплотную к Сенеке.
   - Неужто так ослабело твое зрение, - продолжал сокрушаться  Нерон.  -  Да
это же прелестная девушка! Вот -  крохотная  грудь...  Вот  -  юные  крепкие
бедра... Ну?.. Ты видишь девушку? Я спрашиваю!
   Сенека молчал.
   Нерон поднял бич - и тотчас заржал сенатор.
   Нерон темно усмехнулся:
   - В последний раз, Сенека... Перед тобою старый  конь  и  юная  девица...
Гляди внимательнее. Ты их видишь?
   Глаза Нерона неподвижно смотрели на Сенеку. Но Сенека молчал по-прежнему.
И тут Нерон добродушнейше расхохотался и обнял Сенеку.
   - А все потому, что ты давно не бывал в столице.  Заперся,  понимаешь,  в
своих усадьбах. У, брюзгливый провинциал!.. Ну и в результате ты не в  курсе
последних римских  событий.  Но  я  все  прощаю  своему  учителю.  Объясняю.
Помнишь,  ты  рассказывал  мне  в  детстве...  у  горящего  камелька...  про
превращения... про  все  эти  метаморфозы,  которые  так  любили  устраивать
великие боги. Ну, к примеру, для великого  Юпитера  превратить  какую-нибудь
нимфу в козу, в кипарис - что мне плюнуть! И знаешь, я задумался. Все-таки я
Великий цезарь, земной бог... А почему бы мне не  заняться  тем  же,  следуя
богам небесным? К примеру, у меня  умерла  жена  Октавия.  А  хочется  жену.
Спрашивается: где взять?
   - В женщинах так легко ошибиться, - вздохнул Амур.
   - Именно, - подтвердил Нерон. - И  тогда  я...  совершаю  метаморфозу.  Я
превращаю хорошо тебе знакомого мальчика Спора в девицу! Грандиозно, да? Как
я это сделал? Я собрал наш великий законодательный орган - нашу  гордость  и
славу - римский сенат. И сенат единогласно постановил... - Он  вопросительно
посмотрел на Амура.
   - Считать меня девушкой, - восторженно закончил Амур.
   - На днях я женюсь на нем, - скромно сказал Нерон, - то есть прости... на
ней! Гениально? Да здравствует сенат! Речь! - завопил Нерон.
   И он ударил бичом.  И  сенатор  величаво  выступил  вперед.  Стараясь  не
встречаться глазами с Сенекой, он патетически начал:
   - Можно сжечь Рим, можно разрушить его дома. И все-таки Рим  устоит!  Ибо
не камнями домов славен наш город! А свободой и законами, олицетворенными  в
нашем древнем сенате. Жив римский народ - пока жив сенат!
   - Каков жеребец! - восторженно захлопал Нерон.
   Амур подхватил аплодисменты. И вслед  откуда-то  из-под  земли  раздались
приветственные крики.
   - Это тоже моя  метаморфоза:  я  превратил  солнце  мудрости  -  сенатора
Антония Флава в коня! Теперь у меня в стойле  сразу  жеребец  и  сенатор.  Я
улучшил породу. И потому я прозвал этого мерина Цицерон, в память  о  другом
твоем любимце.
   Усмехаясь, Нерон неотрывно глядел в глаза Сенеки. Но ничто не дрогнуло  в
лице старика.
   - Но я продолжил метаморфозы. Заметь, ты не отгадал уже две! А ведь я все
считаю, учитель... Так что постарайся угадать мою третью.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0925 сек.