Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

Скачать Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

   Нерон восторженно кивал в такт словам Сенеки,  когда  на  арену  выскочил
Амур.
   - Наконец-то! - воскликнул Нерон. - Солнце римской поэзии! Я  слышу!  Это
его легкая поступь. Раскроем объятия поэту Лукану...
   Но Амур безмолвствовал... Сенатор заржал.
   - Как, и этот?.. - пробормотал Нерон.
   Он отвернулся. Тело его задрожало от беззвучного смеха.
   Нерон начал хохотать. Он хохотал во все горло. Его распирало, корежило от
смеха.
   - Прости, Сенека... Я все понимаю... Но очень смешно. И Лукан позвал...
   - Позвал хирурга, - трясся от хохота Амур.
   - И велел вскрыть себе вены... А имущество... - погибал от смеха Нерон.
   - Тебе... тебе, Великий цезарь! - катался от смеха по арене Амур.
   И Венера тоже смеялась - звонко и нежно, как колокольчик.
   - Довольно, - вдруг коротко приказал Нерон.
   И смех будто смыло. Наступила тишина. Нерон сумрачно глядел на Сенеку.
   - Вот видишь, учитель, как осторожно надо  выражаться.  Ты  сказал:  "Они
давно спят". И боги подстерегли твои  слова  -  и  получился  каламбур.  Как
грустно... Где этот Тигеллин?
   - Тигеллин приближается, Цезарь.
   - Вот придет Тигеллин... Ну что же делать?! Кто  из  оставшихся  в  живых
римлян сможет достойно беседовать с Сенекой?
   Амур опустил глаза долу,  пораженный  грандиозностью  вопроса.  В  тишине
трещали факелы.
   И тогда Нерон объявил:
   - Я уверен, только один - сам Сенека! - И,  не  спуская  глаз  с  Сенеки,
Нерон приказал: - Немедленно послать за философом Сенекой.
   Сенека был невозмутим.
   - Будет исполнено, Цезарь, я пошлю трибуна Флавия Сильвана  за  философом
Сенекой.
   И Амур вприпрыжку исчез в темноте...

   - Какая страшная ночь! Как много крови... -  бормотал  Нерон.  И  добавил
благодушно: - Но мы прервались. Как  прекрасно  ты  говорил  о  презрении  к
смерти. Продолжай, учитель.
   - С удовольствием. Вспомни, как  ты  родился...  как  вытолкало  тебя  из
утробы в мир величайшее усилие матери...
   - Мама... Бедная мама... - зашептал Нерон, приникая к груди Сенеки.
   - Ты закричал от прикосновения жестких рук, почуяв страх перед неведомым.
Почему же потом, - продолжал Сенека, - когда мы  готовимся  предстать  перед
другим неведомым и покидаем теплую утробу мира, почему мы так боимся?
   - Сладостна... сладостна твоя речь. - Нерон стонал от восторга.
   - Девять месяцев приготовляет нас утроба матери для жизни  в  этом  мире.
Почему же мы не понимаем, что весь  срок  нашей  жизни  от  младенчества  до
старости мы тоже зреем для какого-то нового рождения?

   Амур с факелом выскочил на арену.
   - Сенека! Спешит к нам! Его шаги! - закричал Нерон.
   - Сенека... - начал Амур и умолк.
   Сенатор заржал.
   - Как?.. И Сенека?! - воскликнул Нерон.
   Амур печально молчал.
   - Ну, знаешь!.. Это даже не смешно!
   - Трибун с гвардейцами подошли к дому Сенеки,  -  докладывал  Амур.  -  И
тогда философ собрал всех своих учеников... Потом Сенека погрузился в ванну.
И в ванне сам перерезал себе вены. Истекая кровью  и  беседуя  с  учениками,
философ Сенека испустил дух.
   - Величавый конец, достойный Сенеки, который никогда не страшился смерти!
- торжественно сказал Нерон.
   - Сейчас я рассказал об этом в толпе у  цирка.  Теперь  о  смерти  Сенеки
говорит весь Рим, - закончил Амур.
   - Как все призрачно, учитель. Этот мир - череда метаморфоз, не более. Где
мальчик Спор, а где юная девица? Где сенатор, а где конь?..  Вот  ты  стоишь
здесь живой, а о твоей смерти уже болтает весь город. -  Нерон  был  ужасен.
Страдание изуродовало его лицо, и  в  глазах  его  были  слезы...  настоящие
слезы. - Потому что совершилась моя последняя метаморфоза. Пока ты беседовал
здесь живой - я превратил тебя в мертвеца, учитель!
   - Это и была твоя плата? За этим меня позвал  в  Рим  Великий  цезарь?  -
по-прежнему невозмутимо спросил Сенека.
   - Короче, как ты умер для истории, мы выяснили. Теперь  остается  решить,
как ты умрешь на самом деле. Стоп!.. Прости! Есть еще один вопрос: за что ты
умрешь? За какую вину? - И Нерон расхохотался. - Да  что  ж  это  мы  все  о
смерти да о смерти! Поговорим-ка лучше о чем-нибудь веселом. Ну  хотя  бы  о
завтрашнем  дне.  Представляешь,  утром  весь  Рим  будет  обсуждать  смерть
Латерана, Пизона, Лукана. Ну и, конечно, твою смерть...
   - Как их будут жалеть! - вздохнул Амур.
   - Нет, больше будут радоваться. Что сами живы, - усмехнулся Нерон. -  Так
уж устроены смертные. Ну а к полудню про вас забудут.  Потому  что  начнутся
Великие Неронии. Интересовать будет только бег колесниц!
   Нерон ударил бичом.
   И с гиканьем и хохотом Амур погнал по арене сенатора -  запрягать  его  в
золотую колесницу.
   - После бега колесниц я задумал великие битвы животных. - И  Нерон  опять
ударил бичом.
   И в мрачном здании на краю  арены  распахнулись  все  двери.  И  в  свете
факелов в огромных клетках яростно забегали голодные звери.  И  в  ответ  на
крики зверей из подземелья понеслись вопли людей...
   - Слон сразится с носорогом... - перекрикивал Нерон вакханалию звуков,  -
лев - с тигром...
   Рев толпы в подземелье все нарастал.
   - Да! Да! - в восторге кричал Нерон. - И тогда на арену выйдут они,  наши
миляги, убойные люди! Речь! Цицерон!
   Запряженный в колесницу сенатор патетически начал речь:
   - О зрелище битвы  на  арене!  Глядите:  вот  побежденный  гладиатор  сам
подставляет горло победившему врагу. Вот он выхватывает  меч,  дрогнувший  в
руке победителя, чтобы бестрепетно вонзить его в себя. Презрение к смерти  и
жажда жизни - вот что такое гладиаторский бой!
   И сенатор заржал. Амур и Венера бешено аплодировали.
   -  Какое  все-таки  замечательное  искусство  наше  римское   сенаторское
красноречие! - вздохнул Нерон. - Что там еще у нас ожидается  завтра?  Живые
картины из жизни богов и героев! Это, как всегда, будет  в  центре  внимания
публики. Сначала покажем прелюбодеяние супруги царя Крита Пасифаи  с  быком,
посланным Посейдоном. Этот номер особенно ценят наши римские зрители...
   Нерон взглянул на Венеру. И Венера подошла к клетке, где  стоял  огромный
черный бык с золотыми рогами. С нежным  призывным  воркующим  смехом  Венера
посылала быку воздушные поцелуи.
   - Кстати, после исполнения этой шлюхой роли Пасифаи я соберу сенат...
   Сенатор с готовностью заржал.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0415 сек.