Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

Скачать Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

   Теперь Нерон сидел в императорской ложе. Сенека по-прежнему  стоял  внизу
на арене. Венера и Амур бесконечно аплодировали, а  сенатор,  запряженный  в
колесницу, вопил свои приветствия.
   - Да, да... - счастливо смеялся в ложе Нерон. - Я занял свое место и  все
вслушиваюсь, вслушиваюсь  в  эти  сладостные  звуки...  И  вот  тут  ко  мне
подходят...  точнее,  должны  были   подойти...   четверо.   Четверо   твоих
несравненных мудрейших друзей: сенатор Антоний Флав, консул Латеран, сенатор
Пизон и поэт Лукан. А я все млею от оваций. И тогда сенатор Пизон в  поклоне
обнимает - точнее, должен был обнять - мои колени. А  в  это  время  великий
Лукан передает мне их послание. Я,  наивный  человек,  разворачиваю  свиток,
читаю. - Нерон развернул воображаемый  свиток.  -  И  тогда  консул  Латеран
наваливается на меня сзади, хватает за руки. А сенатор  Антоний  Флав,  твой
четвертый друг, бьет меня ножом в сердце. -  И  Нерон  выхватил  нож  из-под
золотой тоги.
   Сенатор в ужасе заржал и поволок прочь по арене золотую колесницу...
   В одно мгновение Нерон был на арене. Он схватил за горло сенатора.
   - Нет, - вопил Нерон, - ты больше не Цицерон!! Ты вновь ублюдок - сенатор
Антоний Флав, решивший убить своего цезаря! Ну, покажи нам, как ты хотел это
сделать! - В бешенстве он засовывал нож в руки сенатора. - Коли меня!  -  Он
разорвал на себе тогу. - Ну, бей меня! Никого нет! Только Сенека!  Ваш  друг
Сенека, которого вы мечтали сделать  правителем  Рима!  Он  тоже  поддержит!
пристукнет сзади ученика!.. Ну, смелее, мразь! -  визжал  Нерон,  подставляя
грудь под нож.
   И тогда сенатор упал на колени и отбросил нож в сторону... Заржал.
   - И это современный Брут, -  усмехнулся  Нерон.  -  О  жалкий  век!  -  И
совершенно спокойно обратился к Сенеке: - Вчера на рассвете  мне  донесли  о
заговоре. Как ты думаешь, что сделал я, учитель?
   - Я несведущ в подобных делах, и мне  не  отгадать,  что  сделал  Великий
цезарь, - невозмутимо ответил Сенека.
   - Самым естественным было бы всех их за решетку, -  радостно  предположил
Амур.
   - Да, так поступили бы  все  прежние  цезари,  -  благосклонно  улыбнулся
Нерон. - Но не я. Я знаю свой век. В наше время не нужно усилий:  достаточно
сделать так, чтобы заговорщики сами  узнали,  что  заговор  раскрыт.  Ну,  в
прежние времена, конечно, сразу  бы  что-нибудь  предприняли:  выступили  бы
первыми или попросту сбежали. Но не ныне!.. Ныне они заперлись в своих домах
и начали ждать, подставив шеи под приближающийся топор. Они улеглись в своих
роскошных ваннах и позвали хирургов. Ты свидетель, Сенека: я только  посылал
к ним трибуна! И они поспешно резали свои тела, не забывая угодливо завещать
имущество мне - своему убийце! Чтобы я не преследовал их жалкое потомство. -
И он приблизил безумные глаза к глазам Сенеки. -  Потому  что  этим  городом
давно правлю не я и не великие боги... А страх! И в этом городе страха давно
перевелись люди. Осталось только мясо  и  кости  людей.  -  Он  засмеялся  и
объявил: - Мясо и кости сенатора Флава!
   И сенатор, захлебываясь слезами и страхом, пополз к ногам Нерона...
   - Когда его схватили... палач в ожидании прихода моего верного  Тигеллина
выложил  перед  ним  свои  орудия.  Ну,  что  он  там  выложил?  -  И  Нерон
шаловливо-величественно поднял с арены кол.  -  Вот  эта  штучка  так  легко
дырявит тело. И, пройдя насквозь, сладко щекочет гортань... - Нерон  шутливо
подбросил ногой кверху "зажим". - А эта - с хрустом давит суставы... И  мясо
и кости сенатора Флава обнимали мои колени, умоляя сделать с ним что угодно,
только не отдавать его Тигеллину! Я  смилостивился.  Оставил  его  в  живых,
превратив гордого сенатора в ржущего  жеребца.  Но  не  все  ли  равно,  как
называться мясу и костям?! Вот те, с кем ты был  в  заговоре,  учитель!  Что
молчишь? - истерически, почти рыдая, кричал Нерон.
   Амур подскочил к Сенеке с ворохом свитков. Он тыкал ему в лицо  свитками.
А Нерон продолжал орать:
   - Это твои письма! У всех заговорщиков  мы  нашли  твои  письма!  Где  ты
поливал грязью своего цезаря! - Он задыхался и вопил, уже обращаясь к Амуру:
- Он писал их к некоему Луцилию!
   - Думал замести следы, старая лиса, - визжал Амур.
   Нерон схватил Сенеку за горло:
   - Ты был с ними в заговоре? Отвечай!  Отвечай!..  Мясо  и  кости  Антония
Флава - на очную ставку!
   Сенатор попытался уткнуться лицом  в  опилки  арены.  Но  крохотный  Амур
рывком за волосы поднял огромную голову сенатора.
   - Он был с вами в заговоре? Ну, Цицерон! - кричал Нерон, избивая сенатора
бичом. - Этот Сенека... старая рухлядь, которую  я  осыпал  благодеяниями...
хотел меня убить?
   Сенатор молчал.
   - Позвать Тигеллина! - завопил Нерон.
   И тогда, задыхаясь, в слезах, сенатор заржал.
   - Все кончено, Сенека! Тебя уличил твой друг  -  мясо  и  кости  сенатора
Флава!
   Амур захохотал... И Нерон вдруг улыбнулся, обращаясь к Амуру:
   - А все делал вид: дескать, не умею играть в метаморфозы. А сам  еще  как
играл! Творил втихую превращение учителя в убийцу своего  ученика...  Но  ты
забыл, тварь, что я земной  бог...  И  метаморфозы  -  это  мой  удел!  И  я
превращаю тебя, несостоявшийся убийца Сенека, в мертвеца Сенеку!.. Теперь ты
понял, за что - моя плата. Точнее, первый взнос. Вся плата выяснится  далее.
Сегодня у тебя будет длинная ночь, Сенека. Самая длинная в твоей жизни...
   И Сенека ответил по-прежнему невозмутимо:
   - Я благодарю тебя за плату, Цезарь.
   - И еще поблагодари меня за то, что я не забыл твою  постоянную  дурацкую
заботу о том, что скажут о тебе  потомки.  Именно  поэтому  я  придумал  эту
идиотскую величественную смерть в ванне среди учеников!  Остальное  дополнит
легенда.
   - И за это я благодарю тебя, Великий цезарь, - сказал Сенека.
   - Как он показывает нам, - засмеялся Нерон, - что не боится  смерти!  Ах,
Сенека, - он обнял учителя, - я часто наблюдал смерть и скажу: одно  дело  -
представлять смерть, и совсем другое - умирать. Особенно как умирают  в  наш
просвещеннейший век. - И Нерон, уткнувшись лицом  в  лицо  Сенеки,  бормотал
безумно: - Вот придет Тигеллин... Тигеллин -  великий  ученый...  Он  открыл
закон...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1204 сек.