Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

Скачать Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

   И вдруг Нерон наотмашь ударил Сенеку по лицу. Старик вскрикнул, но тотчас
спохватился. И вновь спокойное гордое лицо Сенеки глядело на  Нерона.  Нерон
усмехнулся:
   - Прости, учитель, но ведь промелькнуло, не  правда  ли?  Но  это  только
начало страха... А если с тебя сорвут одежду?
   Одним движением Нерон бросил старика на колени. И Амур ловко закрепил его
голову в деревянных тисках.
   - Зажмут твою голову до хруста,  -  яростно  шептал  Нерон,  усевшись  на
корточках рядом с Сенекой. - И обнажат твою тощую задницу!  Ну  какой  может
быть героизм в такой позе? Одна боль и стыд. Спроси у Цицерона...  И  опять,
Сенека, опять у тебя  промелькнуло...  Нет,  ты  не  виновен  в  этой  своей
слабости, просто повторяю: есть закон пытки. Его открыл наш верный Тигеллин.
Звучит он так: каждый человек, обладающий богатством и почетом,  обязательно
не выдержит унижения и боли плоти. И чем больше были его достояния и  права,
тем скорее. А ты у нас великий богач, один из самых  уважаемых  людей.  Нет,
Сенека, вопрос не в смерти, а в том,  как  наступит  смерть...  -  засмеялся
Нерон и поднялся.
   Амур освободил голову Сенеки. Нерон  помог  Сенеке  встать  и  благодушно
закончил:
   - "Но мы все исследуем" - как любил говорить мудрец  Сократ,  которым  ты
перекормил меня в детстве.  И  только  тогда  я  расплачусь  с  тобою...  Но
придется  торопиться,  чтобы  все  успеть  к  приходу  Тигеллина.  Ведь  нам
определять, а ему - исполнять плату... За дело!

   Амур  церемонно  подошел  к  Сенеке  с  золотым  кубком   в   руках.   И,
поклонившись, высыпал из кубка ему на голову множество свитков.
   - Это и есть, - усмехнулся  Нерон,  -  твои  письма  к  Луцилию.  Точнее,
выдержки из них... Я составил из твоих писем краткий  итог...  как  ты  учил
меня когда-то...
   Амур наклонился, поднял с арены свиток. И сунул Сенеке.
   - Прогляди... Это твои слова? - спросил Нерон.
   Сенека, как обычно, невозмутимо проглядел свиток и бросил его на арену.
   - Это мои слова.
   - И отлично, - сказал Нерон. - Сейчас ты прочтешь все это вслух. Ну а мои
ребята...
   И тут Амур вынул из темноты золотую кифару. Наигрывая на кифаре,  Амур  -
какой-то вдруг угловатый, странный - надвигался на Сенеку.
   - Что с  ним?!  -  в  изумлении  воскликнул  Нерон.  -  Неужто?!  Да  это
метаморфоза!.. Свершилась! Сенека, ты узнал? Это  он  -  мой  бедный  братец
Британик, которого я... Смотри, какой худенький, слабенький... с лицом юного
бога... Помнишь, как он прелестно пел - мой сводный брат Британик?
   И Амур запел.
   - Говорят, я был влюблен в него и даже склонил его к  греху,  -  причитал
Нерон, лаская Амура. - Все сплетни!  Он  опять  с  нами  -  Британик  живой!
Британик! Британик! - звал Нерон.
   - Неро-он! Нерон! - отвечал Амур.
   И оба они смеялись.
   И, радуясь встрече братьев и тоже смеясь, Венера пошла по арене к Сенеке,
вся какая-то новая - величественная, недоступная.
   - О боги! И с ней - метаморфоза!.. Ты узнал ее, Сенека? Это целомудренное
тело? Вспомнил?.. Как она была чиста! И не потому, что неопытна,  а  потому,
что волей победила свои греховные женские наклонности. Ну?! Ну, это  же  моя
жена! Моя бедная Октавия! Ты сам говорил,  что  она  вылитая  богиня  Веста!
Бедная Октавия, я ведь ее... тоже... Октавия! - кричал Нерон. - Октавия!  Ты
опять с нами!
   И вдруг Венера расхохоталась. И разом  ее  походка  изменилась,  и  бедра
начали гулять. Она теснила Сенеку в греховном танце.
   - Нет, это уже не Веста! - вопил  Нерон.  -  Это  метаморфоза!..  Смотри,
праведник, я провожу линию  вдоль  ее  спелой  груди...  живота...  стройных
полноватых ног...  Получилась  волна!  Та  самая  сладострастная  волна,  из
которой она родилась! Да, это - Венера, полная желания. Это она - моя  мама!
Ты сам всегда сравнивал маму с Венерой. Я сразу это вспомнил,  когда  увидел
маму нагую со вспоротым  животом...  Сенека,  к  нам  пришла  мама!  Мамуля,
которую я тоже... Мама! Мамочка! Да, да,  они  все  с  нами,  Сенека!..  Как
прежде.
   Из подземелья раздались крики.
   - Ну конечно... Мы забыли об этих...
   Нерон поволок Сенеку в центр арены. И наклонил его голову к решетке.
   В подземелье веселье достигло апогея. Дым благовоний смешивался с копотью
масляных ламп, блестели нагие, умащенные тела. Люди  валялись  на  мраморном
полу, отяжелев от вина, храпели на ложах, занимались любовью  -  все  это  в
гоготе, в пьяных криках, стонах...
   - Эти лежат на шлюхах, жрут, пьют и орут, - зашептал Нерон. - Эти и  есть
толпа... точнее, великий римский народ, который нас с тобой окружал все  эти
годы. Теперь, по-моему, собрались все. Можно начинать. Ну естественно,  роль
Нерона буду играть я... Что ты уставился?
   - Я не понимаю, Цезарь, - сказал Сенека.
   Нерон усмехнулся:
   - Помнишь, ты рассказывал мне  в  детстве  историю,  как  умирал  великий
цезарь Август? Он  собрал  друзей,  поправил  прическу,  старая  кокетка,  и
спросил: "Как я сыграл комедию жизни? Если хорошо, похлопайте на прощание. И
проводите меня туда аплодисментами..." Так и мы с тобой сейчас... в ожидании
Тигеллина... сыграем комедию нашей жизни... Это нужно тебе,  чтобы  уйти,  и
мне, чтобы с тобой сполна рассчитаться. И быть может,  проводить  тебя  туда
аплодисментами. Да здравствует театр! Понятно, роль Сенеки будешь играть ты.
Для этого я дал тебе твои письма...
   - Кто же отважится сказать, хорошо ли мы сыграли комедию жизни? - спросил
Сенека.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1159 сек.