Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

О"Санчес. - Одна из стрел парфянских

Скачать О"Санчес. - Одна из стрел парфянских

     -  Тогда  отключай  меня  и  выпускай  обратно.  Лясы  точить  некогда,
беспокоюсь я насчет внешнего мира, пока мы тут философиям предаемся.
     -- Отключаю, что ж... Вернешься, раб?
     -- Господин.
     -- Господин, раб, какая разница. Буду ждать... мала на тебя надежда, но
другой нет. До свидания...
     И вновь екнуло сердце и старик уже спиной к печке, проем схлопнулся.
     Все  было точно  так  же  в избе: кошка  Зинка  на пороге, баба  Яга за
столом, только за окнами светило солнце.
     --  Ого, уже  день, а  я все  еще не жрамши. С добрым  утром! -- Тяжело
оказалось вернуться к беззубому существованию, хрипящему горлу, боли в спине
и суставах... А вроде как боль поубавилась, особенно в спине...
     - Кому доброе... - старуха выглядела усталой. -- Мы с Зинкой уж думали,
что ты окочурился.
     Только датчик и показывал, что жив. Ну и что ты там набеседовал?
     -- Дай пожрать, после разговоры. Прголодался я.
     -- За  три  года можно крепко проголодаться, это да.  Ничего, еще чуток
потерпишь.
     -- Три года???
     --  Три, касатик,  три. И один день впридачу.  Позапрошлой  зимой мы  с
Зинкой  чуть  с  голоду  не  окочурились, голодная зима  получилась.  Зверье
сбежало, запасы  кончились,  одной кашицей на коре  и выдержали.А уж убоинки
сладкой  годков этак с пяток не видывали.  Все  тебя  ждали. Сегодня сон мне
вещий был про тебя. Сбылся.
     -- Три года...  А сколько же ты этих вещих  снов посмотреть  с той поры
успела?
     -- Не считала, три, что ли. Да ведь и не  каждый  сон сбывается. Говори
Слово.
     -- Какое тебе еще Слово?
     --  Отпускное. Разве ж тебя  компутер  не снабдил?  -- Синие глазищи  у
старухи распахнулись радостно и опасно полыхнули.
     Старик  цапнул себя  за левый  рукав,  крутанулся  спиной к бревенчатой
стене и  выставил руку: черный клинок затрещал, зашипел, словно  раскаленный
под каплями дождя.
     --  Я тебе,  сука,  настрогаю сладкой убоинки, собственную жопу  будешь
грызть  и нахваливать...  Старик потихонечку  смещался  в угол,  перекидывая
взгляд со старухи на кошку, та уже потянулась, встала на задние лапы и стала
расти. Вот она уже ростом с хозяйку, выше, вот уже под два метра.
     Когти  на могучих  лапах выросли  еще больше и стали  непропорционально
длинны.
     -- Зина, нам обед надобен, прибей его!
     Кошка молнией метнулась к  углу,  где  обосновался старик  и  замерла в
полуметре от острия меча.
     Постояв, встала на четыре лапы,  по-собачьи поджала хвост и повернулась
боком, глядя на хозяйку.
     Но старик  не поддался на хитрость.  Вместо того, чтобы воспользоваться
удобным положением и  попытаться  зарубить  "испуганную" кошку, он  не глядя
хватил  мечом  назад,  по  стене.  Глубокий разрез распахнулся,  стенки  его
заметно вывернулись наружу, словно не окаменевшие бревна, а живая плоть.  По
ушам  хлестнул  оглушительный  крик-скрип,  вся  изба  содрогнулась.  Старик
крикнул в пространство:
     - Вкусно? Стой ровно, тварь, а то враз в лучины посеку!..
     Кошка-чудовище перестала притворяться и бросилась по-настоящему. Старик
рубанул  крестнакрест  и  промахнулся  оба раза,  но и Зинка достать  его не
смогла. Минуты три  она стремительно и  бесшумно, словно  нетопырь, металась
перед невидимой границей, очерченной досягаемостью меча, молниеносные выпады
когтистой лапы были бы смертельны для человека, достигни цели хотя бы  один,
но  старик был  пока невредим.  Баба Яга творила заклинания, дула на  клочки
волос,  взбивала  воздух  ладонями,  однако  меч  был  открыт  и  заклинания
бесплодно опадали.  Случайно, на миг,  образовалось  нечто, вроде передышки:
остановился меч, переводила дух Яга, замерла на дыбах
     Зинка...
     Старик  взмахнул  левой рукой и Баба Яга изумленно поглядела на рукоять
ножа под сердцем, за которую она успела рефлекторно схватиться.
     --  Батюшки родные!... Он же убил меня, аспид! Ножом  пырнул, окаянный!
Охти мне... Ой больното!... Старуха ухватилась покрепче, подвывая, выдернула
нож, отбросила  его не глядя и,  зажимая рану ладонями, хныча и вся в слезах
побежала к сундуку у стены.
     Старик шагнул вперед, согнулся пополам и выбросил вперед  руку с мечом.
И  на  этот  раз  Зинка   успела  отскочить  невредимой,  но  контратаки  не
последовало:  меч прошел так близко от ее брюха,  что даже слизнул шерстинки
-- словно мышиная  тропка вдоль  живота  натопталась; Зинка все еще угрожала
атакой, но и сама выглядела напуганной.
     -- Убил, до смерти убил, - причитала Баба Яга,  подсовывая под разрез в
сарафане пучки неведомых трав.
     -- Тебя убьешь, пожалуй, - старик откашлялся. -- Тебя только крематорий
и возьмет, да  и там дымоход засорится. Так когда обедать, или аттракционами
сыты будем? -- Он вдруг,  не прекращая примирительной речи, прыгнул вперед и
рубанул еще. Зинка  с мявком  успела  отпрянуть  и на  этот раз,  но  судьбу
испытывать  больше  не пожелала:  в  считанные  секунда  она уменьшилась  до
нормальных размеров, втянула когти и сиганула на печку.
     -- Портки свои жуй,  а  от меня дохлй мыши не получишь...  Да что же ты
творишь, ирод!...
     Старик уже успел  перевести дыхание,  он попятился  к стене, перехватил
меч по-самурайски, рукояткой вперед,  и вогнал клинок до  половины  в стену,
позади  себя. Изба  отчаянно  завизжала,  словно  несмазанное  колесо  перед
исполинским мегафоном, но с места не трогалась, только сотрясалась мелко.
     -- Мне, бабушка, плевать, что в ней  железо спрятано, я и без компутера
проживу,  Но  я  решил  пообедать,  а раз  так, то  ты  мне на  карачках,  а
прислуживать будешь. Или умрешь бесславно и немедленно.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1077 сек.