Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Витольд Гомбрович. - Ивонна, принцесса бургундская

Скачать Витольд Гомбрович. - Ивонна, принцесса бургундская

   АКТ II.

 Покои Принца,  через  одну  дверь входят ПРИНЦ, КИРИЛЛ,  ИВОННА,  через
другую - лакей ВАЛЕНТИН с тряпкой в руке.
 ПРИНЦ (к Валентину). Валентин, прошу тебя, не путайся под ногами.
 ВАЛЕНТИН выходит.
 Посади ее здесь. Я все время боюсь, что она убежит. Может, привязать ее
к ножке стола?
 КИРИЛЛ. Она и так полужива. Не убежит. Филипп...
 ПРИНЦ. Что?
 КИРИЛЛ (с неодобрением). Зачем тебе все это?
 ПРИНЦ.  Зачем?  Зачем?  Я  должен  победить  этого  монстра, преодолеть
препятствие - понимаешь? Есть охотники, которые темной ночью выходят один на
один против буйволов... Есть такие, что хватают быка за рога... Кирилл...
 КИРИЛЛ. С тобой сегодня не договоришься.
 ПРИНЦ.  Но, скорее  всего,  мной владеет  некое  жгучее  любопытство  -
подобное тому,  с  которым  мы разглядываем  червяка,  дотрагиваясь до  него
палочкой.
 КИРИЛЛ. Разреши, я скажу, что думаю.
 ПРИНЦ. Прошу тебя.
 КИРИЛЛ. Давай оставим ее в покое,  ведь пройдет полчаса, и мы  не будем
знать, что  с ней делать...  А  это  неприятно, даже очень, я уж не говорю о
другом - все это слишком бесцеремонно по отношению к ней.
 ПРИНЦ.  Мне  казалось,  что   поначалу  вы  сами  не   слишком   с  ней
церемонились.
 КИРИЛЛ. Согласен, согласен! Но ведь одно дело - легкая шутка  на свежем
воздухе и совершенно другое - тащить ее  сюда, в замок. Филипп,  оставь  эту
затею.
 ПРИНЦ. Да ты посмотри, как она сидит.  Неслыханно! Нет, подумай только,
какая несправедливость! Неужели, если девушка такова, какая есть, она никому
не должна нравиться? Какая самоуверенность! Какая дикость в законах природы!
(Внимательно смотрит  на Ивонну.)  Вот! Знаешь  что? Только теперь, глядя на
нее, я  начинаю ощущать себя принцем  до мозга костей. А  прежде  - в лучшем
случае чувствовал в себе барона, да и то из худородных.
 КИРИЛЛ. Странно. А мне кажется, что поступил ты с ней скорее как барон,
чем как истинный принц.
 ПРИНЦ.  Действительно,  странно, и  все  же  я  должен признаться,  что
никогда еще не чувствовал себя так уверенно, так превосходно, даже блестяще.
Тра-ля-ля... (Берет  ручку  с  пером  и балансирует  ею, поставив концом  на
палец.)  Смотри,  раньше  никогда  не   получалось,  а  теперь   получается.
По-видимому,  для  того,  чтобы  ощутить  свое  превосходство,  нужно  найти
кого-нибудь, кто значительно хуже тебя. Быть принцем номинально - еще ничего
не  означает  - зато  теперь  я понял,  что  значит  быть подлинным принцем.
Легкость...  (Танцует.)  Радость... Ну, а теперь  давай  взглянем на предмет
нашего безумия. Мадемуазель, не соизволите ли вы что-нибудь нам сказать?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ.  А  знаешь,  она не так  уж и  некрасива, вот только  есть в ней
какой-то компонент злосчастья.
 КИРИЛЛ. В том-то и состоит главная беда.
 ПРИНЦ. Скажите, почему вы такая?
 ИВОННА. (молчит)
 ПРИНЦ. Молчит. Ну, почему вы такая?
 КИРИЛЛ. Не отвечает, обижена.
 ПРИНЦ. Обижена.
 КИРИЛЛ. А мне кажется, она не обижена, а, скорее, немного напугана.
 ПРИНЦ. Слегка оробела.
 ИВОННА  (негромко, с  усилием).  Совсем  я не обижена.  Оставьте  меня,
пожалуйста, в покое.
 ПРИНЦ. А! Вы совсем не обижены? Тогда почему не отвечаете?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Ну?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Не можете ответить? Почему?
 ИВОННА (молчит).
 КИРИЛЛ. Ха-ха-ха! Не может! Обиделась!
 ПРИНЦ. Будьте добры, объясните нам - каков механизм ваших неудач. Вы же
вовсе  не так глупы. Тогда почему люди ведут себя с  вами так,  будто  вы не
состоянии даже до трех сосчитать? Откуда такое упрямство с их стороны?
 КИРИЛЛ. Она не глупа, просто оказалась в глупом положении.
 ПРИНЦ.  Ну, хорошо! Извини, Кирилл,  но вот что меня удивляет! Взгляни,
ведь   у   нее  даже  нос  пропорциональный.  И  нельзя  сказать,   что  она
ограниченная.  И  вообще,  выглядит не хуже, чем многие девушки,  которых мы
знаем. Почему  же  над ними  никто не издевается?  Почему,  скажите?  Почему
именно вы стали козлом, а точнее, козой отпущения? Почему так получилось?
 ИВОННА (тихо). А так без конца. Так по кругу.
 КИРИЛЛ. По кругу?
 ПРИНЦ. Как это - по кругу? Не мешай. По кругу?
 ИВОННА. Так по кругу всегда каждый, все всегда... Это так всегда.
 ПРИНЦ. По кругу? По кругу?  Почему - по кругу? Какая-то мистика. А-а-а,
я начинаю  понимать. Тут и  в самом  деле  - некое  подобие круга. Например:
почему  она  такая  сонная?  Потому что  не  в  настроении. А  почему  не  в
настроении? Потому что сонная. Понимаешь, что это за круг? Адский круг!
 КИРИЛЛ. Вы сами виноваты, растяпа! Выше голову!
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Ха! Да она тебя всерьез не воспринимает!
 КИРИЛЛ. Хоть чуть-чуть посмелее! Немного  смелее! И получше настроение!
Больше жизни! Послушайте моего совета - вот сейчас у вас обиженный вид. А вы
улыбнитесь, и все будет хорошо.
 ПРИНЦ. Да улыбнитесь же нам. Не стесняйтесь!
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ.  Не хочет. И правильно  делает  -  если  она  улыбнется,  выйдет
неискренне.  А  это  будет   еще  сильнее  раздражать,  злить,  нервировать,
возбуждать,  провоцировать.  Она права.  Это  же просто  потрясающе, Кирилл!
Великолепно! Я  впервые  вижу  нечто подобное. А что,  если  нам  улыбнуться
первыми?
 КИРИЛЛ.  Тоже  не   поможет,  ведь  улыбка  получится  вымученная,   из
сострадания.
 ПРИНЦ.   Здесь   кроется   какая-то   дьявольская   комбинация.   Некая
специфическая, адская  диалектика.  Смотри,  ведь  не скажешь,  что  она  не
уразумела ситуацию во всей ее  глубине. Это по ней видно, хоть и молчит, как
могила. Знаешь, все это напоминает некую систему, наподобие перпетуум-мобиле
- как если бы привязали к палке собаку  и  кошку: собака гонится за кошкой и
пугает ее, а кошка гонится за собакой и тоже пугает, и все это вместе бешено
мчится без конца а вокруг - полное оцепенение.
 КИРИЛЛ. Система замкнутая и герметично закрытая.
 ПРИНЦ.  Хорошо! А что  было вначале? Что родилось первым? Ведь не могло
же так быть с самого начала. Почему вы  напуганы? Потому что робки. А почему
вы робки? Потому  что немного  напуганы.  Но  что было  первым,  что  сперва
началось в вас, когда-то давно?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Постой, постой.  Ну, хорошо, но разве  в вас нет  вовсе  никаких
достоинств? Неужели совсем ничего? Не можете же вы состоять из  одних только
недостатков. Должно же быть в вас хоть что-то положительное, что дает опору,
ощущение собственной правоты - нечто такое, во что вы верите, что вам в себе
нравится. Вот увидите - мы этот огонек раздуем, пробудим вас к жизни.
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ.  Подожди! Остановись! Это очень важно - вот,  допустим, кто-то к
тебе подходит и говорит, что ты такая-то и такая - самые скверные и  ужасные
вещи, которые  человека убивают, уничтожают, лишают  дара речи, жизни. А  ты
отвечаешь: "Да, я такая, это правда, но..." Что - но?
 ИВОННА (молчит).
 КИРИЛЛ. Ну, что? Что - но? Говорите смело.
 ПРИНЦ. Ну, например: "...у  меня доброе сердце.  Я добрая". Понимаешь -
всего лишь одно достоинство. Один этот плюс!
 КИРИЛЛ (резко). Да говорите же! Отвечайте!
 ПРИНЦ.  Может,  ты  стихи  сочиняешь, а?  Какие-нибудь  скорбные песни,
элегии...  а,  пусть  они  совсем  бездарны,  но  клянусь тебе,  я  буду  их
вдохновенно декламировать.  Дай мне хотя бы точку опоры, только точку опоры!
Так ты пишешь стихи, да?
 ИВОННА (молчит).
 КИРИЛЛ. Она презирает стихи.
 ПРИНЦ. А в Бога ты веришь? Молишься? На  коленях молишься? Веришь,  что
Господь наш Христос умер на кресте за тебя?
 ИВОННА (пренебрежительно). Конечно.
 ПРИНЦ. О, чудо! Наконец! Благодарение тебе, Боже Всевышний!  Но  почему
она  говорит  об  этом...  тоном...  тоном...  пренебрежения?  О  Боге  -  с
пренебрежением! О том, что верит в Бога - с таким презрением?
 КИРИЛЛ. Это недоступно моему пониманию.
 ПРИНЦ. Я знаю,  Кирилл,  в чем тут дело. Она  верит в Бога из-за  своих
недостатков и понимает это. Не имей  она недостатков, не  верила бы. Верит в
Бога,  но в то  же время  знает,  что Бог  - это всего  лишь примочки для ее
психофизических ран. (К Ивонне.) Разве не так?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ.  Бррр...  А  есть,  однако,  в  этом  некая  жуткая  мудрость  -
бесчувственная мудрость...
 КИРИЛЛ. Необходимо лечение! Лекарства! Таблетки  и соответствующий курс
лечения помогли бы против  этой самой мудрости. Здоровый образ жизни - утром
прогулка - спорт - булки с маслом.
 ПРИНЦ.  Но,  извини, ты  забываешь, что  ее  организм  не  воспринимает
лекарств. Не воспринимает, потому что слишком вял. Это мы уже установили. Не
может воспринимать лекарств против вялости из-за того,  что слишком вял.  Ты
забываешь о  замкнутом круге. Утренние прогулки и спорт, несомненно, помогли
бы ей избавиться от слабости, однако она не может ходить на прогулки, потому
что слишком слаба. Уважаемые господа, то есть, нет, не господа, Кирилл, тебе
приходилось слышать о чем-либо подобном? Во мне она вызывает сочувствие, да,
хотя такого рода сочувствие... его свойство...
 КИРИЛЛ.  Это  наверняка наказание  за грехи. Вы,  должно  быть,  сильно
нагрешили  в  детстве.  Филипп,  в недрах  всего  этого  несомненно  кроется
какой-то  грех, здесь не могло  обойтись без  греха. Конечно же,  вы  сильно
нагрешили.
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Ха! Знаю, где собака зарыта! Вот послушайте -  если вы настолько
ослаблены,  то  и  страдание ощущаете  слабее -  слабость  влечет  за  собой
ослабление, вы слышите? Круг замыкается в вашу пользу, одно уравновешивается
другим.  Все  чары, все соблазны  этого мира должны воздействовать на вас не
так сильно, в результате вы меньше страдаете.
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Ну, как?
 ИВОННА (молчит, исподлобья рассматривая Принца).
 КИРИЛЛ (замечает ее взгляд). Что это она так смотрит?
 ПРИНЦ. Как?
 КИРИЛЛ. Вроде бы - обыкновенно! И все же...
 ПРИНЦ (обеспокоенно). Что это с ней?..
 КИРИЛЛ. Филипп! Она же на тебя!..
 ПРИНЦ. Что - на меня?
 КИРИЛЛ.  Вот  так  штука...  Ведь  она  тебя...   пожирает  взглядом...
Страстно! Пылко, черт побери! Она подбирается к тебе... ну, по-своему... Она
- к тебе! К  тебе!  Остерегайся  -  эта  ее вялость  страстна, похотлива как
тысяча чертей!
 ПРИНЦ.  Да она... Она просто беспардонна! Какое бесстыдство! Изощренное
бесстыдство! И ты смеешь  приставать ко  мне,  ты, выдра! Давай припалим ее?
Возьми-ка кочергу и раскали ее добела - вот тогда она у нас попрыгает! Тогда
попляшет!
 КИРИЛЛ. Но, Филипп!
 ПРИНЦ.  В  ней  есть  нечто  невозможное! Нечто невыносимое!  Вся  ваша
сущность  оскорбляет меня! Оскорбляет до самых  глубин  моей  души!  Не хочу
ничего  больше  знать  о  ваших  несчастьях  -  ты,  пессимистка, ты  -  ты,
реалистка...
 КИРИЛЛ. Филипп!
 ПРИНЦ. Посмотри, как она сидит.
 КИРИЛЛ. Пусть тогда встанет.
 ПРИНЦ. А она и стоять будет  так же! Смотри, какой  у  нее просительный
вид... как она просит... Она все время чего-то просит... чего-то, чего-то...
чего-то от меня добивается. Кирилл, это существо следует уничтожить. Дай мне
нож - я с легким сердцем перережу ей горло.
 КИРИЛЛ. Боже милостивый!
 ПРИНЦ.  Да  нет,  я  шучу!  Однако  она  боится  -  смотри,  испугалась
по-настоящему. Ужасно испугалась -  какая  низость. Не надо бояться, я всего
лишь пошутил... Это шутка! Не надо воспринимать всерьез, если я шучу...
 КИРИЛЛ. Начинаешь фиглярничать.
 ПРИНЦ.  Что? Да, в самом деле.  Забавно. Тебе  вправду  кажется, что  я
фиглярничаю?  Весьма  возможно.  Но в этом  виновата она  -  не я!  Она меня
довела, а не я ее!
 Звонок: входит ВАЛЕНТИН.
 КИРИЛЛ.  Кто это там?  (Смотрит  в  окно.) Кажется, гости...  Камергер,
дамы.
 ВАЛЕНТИН. Открыть?
 ПРИНЦ. На разведку явились. Пойдем приведем себя в порядок.
 ПРИНЦ,  КИРИЛЛ  и  ИВОННА  выходят. ВАЛЕНТИН  открывает  дверь. Входят:
КАМЕРГЕР, двое господ, четыре дамы, ИННОКЕНТИЙ.
 1-я ДАМА. Никого нет. (Осматривается.)
 2-я ДАМА. Ой, вот умора! (Хихикает.)
 1-й ГОСПОДИН. А что, если он всерьез?
 КАМЕРГЕР. Спокойствие, спокойствие, милые дамы!.. Умоляю, только будьте
серьезны.
 Дамы хихикают.
 Прошу вас без хихиканья.
 Дамы хихикают.
 Мы просто зашли после прогулки, как ни в чем не бывало, хотим понять, к
чему дело клонится.
 1-я ДАМА.  Вы серьезно?  Ха-ха-ха!  Это идея!  Смотрите  -  ее  шляпка!
Шляпка! Просто умора!
 2-я ДАМА. Можно лопнуть со смеху!
 КАМЕРГЕР. Сдержанней! Сдержанней! Возьмите себя в руки!
 ГОСТИ. Хи-хи-хи - ой, не могу! - Хи-хи-хи! - Перестань, не то я умру. -
Это  ты  перестань.  - Умора!  Можно лопнуть со  смеху!  (Смеются  негромко,
подзадоривая  друг  друга  смех  то усиливается, то  притихает,  не смеется
только Иннокентий.)
 Входят: ПРИНЦ, КИРИЛЛ, ИВОННА.
 Принц! (Все кланяются.)
 КАМЕРГЕР. Мы тут как раз прогуливались неподалеку и не могли удержаться
(Потирает руки.) - всей компанией!
 ПРИНЦ.  Ивонна, дорогая! Рад, что могу представить  вас,  господа, моей
невесте.
 ГОСТИ. А-а-а! (Кланяются.) Желаем счастья! Желаем счастья!
 ПРИНЦ.  Преодолей  свою  робость,  радость  моя,  и  скажи  что-нибудь.
Дорогая, эти господа  принадлежат к лучшему обществу, не  надо их  пугаться,
будто перед  тобой толпа  людоедов или  обезьян  с острова Борнео. Извините,
господа,  но  моя невеста необычайно деликатна, самолюбива  и  стеснительна.
Окажите снисхождение.  (К  Ивонне.) Присядь, дорогая, не будем  же мы  вечно
стоять.
 ИВОННА (как бы пытается сесть на пол).
 ПРИНЦ. Но не сюда!
 ГОСТИ. Ха-ха-ха!
 1-й ГОСПОДИН. Готов поклясться, что там был стул.
 1-я ДАМА. Был, да сплыл.
 ГОСТИ. Ха-ха-ха! Колдовство! Не повезло бедняжке!
 КАМЕРГЕР.  Прошу  вас,  пожалуйста.  (Подает   Ивонне   стул.)   Только
осторожнее!
 КИРИЛЛ. Держите крепче, чтобы опять не убежал!
 КАМЕРГЕР. Осторожно, не промахнитесь!
 ПРИНЦ. Не промахнись, дорогая.
 Ивонна садится.
 Вот и хорошо!
 Все садятся, кроме Принца.
 1-я ДАМА (в сторону к Принцу, фамильярно). По правде говоря, Принц, она
просто смехотворна! Умора! Я лопну со смеху!
 2-я ДАМА (в сторону к Принцу).  Ой, я  умираю!  Умираю со смеху! Сейчас
это самый модный  вид шутки - розыгрыш не знала, что вы,  принц, умеете так
талантливо разыгрывать. Нет, вы только посмотрите, ха-ха-ха!
 ПРИНЦ (подзадоривая смехом гостей). Ха-ха-ха!
 ГОСТИ. Ха-ха-ха!
 ПРИНЦ (громче). Ха-ха-ха!
 ГОСТИ (громче). Ха-ха-ха!
 ПРИНЦ (еще громче). Ха-ха-ха!
 ГОСТИ (нерешительно). Ха-ха-ха!
 1-я  ДАМА. К сожалению,  мне  нужно  идти... Я  вспомнила, что  у  меня
встреча. Надеюсь, вы, принц, извините.
 2-я  ДАМА.  Мне  тоже  пора... Извините,  принц... Меня ждут... (Тихо к
Принцу.) Теперь мне понятно. Все это затеяно на зло нам! Чтобы подшутить над
нами, да? Вам, принц, захотелось над нами поиздеваться! Вы обручились с этой
несчастной, чтобы высмеять нас! Это попросту язвительный  намек  на пороки и
недостатки... некоторых придворных дам. А-а, я поняла! Вы прослышали  о том,
сколько  усилий  затрачивает  на  косметику  и  массаж Иоланта...  и  потому
обручились  с такой замарашкой... чтобы высмеять Иоланту, ха-ха! Я разгадала
иронический смысл вашей затеи! До свиданья!
 ПРИНЦ. Иронический смысл?
 1-я ДАМА (подслушав). Даже если  и  так, то скорее, чтобы выставить  на
всеобщее  обозрение и осмеяние твои два вставных зуба,  о которых знают все!
Ха-ха,  не будьте  к ней, принц, так  жестоки,  ха-ха -  до  свиданья, я уже
опаздываю.
 2-я ДАМА. Мои зубы? А по-моему, - твой подложенный бюст!
 1-я ДАМА. Или твою кривую спину!
 2-я ДАМА. Лучше следи за пальцами на твоих ногах!
 ГОСТИ. Пошли! Нам уже пора!
 ПРИНЦ. Что же вы, господа, убегаете?
 ГОСТИ. Надо уже идти! До свиданья! Нам пора!
 Уходят ГОСТИ, кроме КАМЕРГЕРА и ИННОКЕНТИЯ доносятся возгласы: "нога",
"зубы", "массаж", "косметика" и язвительный смех.
 КАМЕРГЕР. Простите,  принц,  простите,  принц, простите,  принц,  но  я
вынужден переговорить с  вами,  причем, сейчас же! Прошу уделить мне минутку
для беседы! Вы так перепугали прекрасных дам!
 ПРИНЦ. Не меня они испугались, а своих пороков. Оказывается, нет ничего
более устрашающего. Ха! Что такое война, мор и тому подобное  по сравнению с
обыкновенным, мелким, но скрытым недостатком, иначе говоря, дефектом.
 ИННОКЕНТИЙ. Извините.
 ПРИНЦ. Что случилось? Вы остались?
 ИННОКЕНТИЙ. Так  точно.  Извините.  Я только  хотел  заметить,  что это
подлость.
 ПРИНЦ. Что?
 ИННОКЕНТИЙ. Это подлость. Простите - я сяду. (Садится, тяжело дыша.) От
волнения у меня всегда перехватывает дыхание.
 ПРИНЦ. Вы о чем-то сказали, что это подлость?
 ИННОКЕНТИЙ. Простите. Я увлекся. Извините меня, принц. Забудьте об этом
инциденте. Прошу прощения. (Хочет уйти.)
 ПРИНЦ. Постойте-ка, постойте, вы  о чем-то  сказали, что это  подлость.
Задержитесь на минутку.
 ИННОКЕНТИЙ (говорит или  с  мертвенным спокойствием, или с чрезвычайным
раздражением). Но я же вижу, что мне уже не справиться.
 КАМЕРГЕР. Не справиться? Не справиться? Что это за странное выражение -
справиться?
 ИННОКЕНТИЙ. Справиться с тем, что начал. (Хочет уйти.) Простите.
 ПРИНЦ. Подождите, к чему такая таинственность, господин...
 ИННОКЕНТИЙ.  Все  дело  в том, что  я  люблю ее...  и потому  увлекся и
выразил протест. Но теперь я свой протест беру обратно и прошу  забыть  весь
этот инцидент.
 ПРИНЦ. Вы? Вы - ее любите?
 КИРИЛЛ. Вот так штука!
 КАМЕРГЕР. Ко-ме-дия!
 ПРИНЦ.  Вы поразили  меня  в самое сердце, сударь. Неожиданным  образом
дело  приняло  весьма серьезный  оборот.  Не  знаю,  знакомо  ли вам  это  -
внезапные  переходы  от  смеха  к  серьезности.   В  этом  есть  даже  нечто
сакральное. Некое озарение.  Убежден, что тривиальные слова - "любовь слепа"
- следовало бы поместить на фронтонах храмов.
 ИННОКЕНТИЙ. Я всего лишь скромный человек.
 ПРИНЦ.  Ивонна,  прости  меня.  Слава Богу,  значит  и в  тебя можно  -
все-таки  можно...  Стало быть, можно... И у  тебя есть человек,  который...
Какое облегчение! Я-то  ведь все это  затеял лишь  потому, что  не мог  тебя
выносить - нестерпимой была даже мысль о тебе - если уж говорить серьезно...
Извини, пожалуйста. Дети мои, благословляю вас. Идите с миром. Оставьте меня
одного.
 КИРИЛЛ (видя, что Ивонна опустила голову). Плачет...
 ПРИНЦ. Плачет? Это от счастья.
 КИРИЛЛ. Я бы этой плаксе не слишком доверял. Она может плакать только с
горя. Вы любите его?
 ИВОННА (молчит).
 КИРИЛЛ. Это молчание в знак отрицания.
 ПРИНЦ.  Ах!  Не надо  переживать!  Если  нашелся  человек, который тебя
полюбил, это уже полдела. (К Иннокентию.) Вы - решительный человек, истинный
мужчина.  Влюбиться  в  нее -  прекрасный  поступок! Вы  спасли  весь мир от
катастрофы. Наш долг - оказать вам высочайшие почести!
 ИННОКЕНТИЙ. Мое достоинство вынуждает меня заявить,  что  она меня тоже
любит, но,  по-видимому, ей стыдно в этом признаться перед вами, принц, ведь
любовь ко  мне  действительно  не  делает  ей  чести.  (К  Ивонне.)  К  чему
притворяться - ты же сама не раз говорила, что любишь меня.
 ИВОННА (молчит).
 ИННОКЕНТИЙ  (раздраженно).  Ну, ну, не  надо  задаваться. Если быть  до
конца откровенным, ты привлекаешь меня ровно  настолько, насколько и я тебя,
а может и того меньше.
 ПРИНЦ. Вы слышите?
 ИННОКЕНТИЙ (холодно). Разрешите,  принц, я все объясню. Если  я сказал,
что люблю ее, то имел в виду - ну, что просто не нашел ничего лучшего, из-за
отсутствия. Так сказать, из-за недостатка...
 КАМЕРГЕР. Fi doc![1] Как вы можете!
 ИННОКЕНТИЙ. Все дело в  том, что лучшие женщины, и даже посредственные,
невероятно трудны в обращении и нелюбезны со мной,  а с ней я отдыхаю, возле
нее можно хотя бы отдохнуть, и я для нее не хуже, чем она  для меня, с ней я
по  меньшей  мере  могу на  время  забыть  об  этом  неустанном, бесконечном
соперничестве... Обо всей этой мишуре.  Мы полюбили друг друга  потому,  что
она мне не нравится так же, как и я ей, и - никакого неравенства.
 ПРИНЦ. Восхищен вашей откровенностью!
 ИННОКЕНТИЙ. Я бы охотно обманул вас,  но теперь невозможно, времена уже
не те, все на  виду, фиговые  листки поувяли. И не остается ничего  другого,
как быть откровенным.  Да я и не скрываю, что любовь наша -  это так... ради
взаимного утешения... ведь я пользуюсь успехом у женщин в той же мере, что и
она у мужчин. Но не стану  также скрывать, что ревную - да, моей  ревности я
скрывать не стану, выражу  ее  со всей  последовательностью, имею право!  (К
Ивонне, с неожиданной страстностью.) Влюбилась в него? Влюбилась? Ну? Что?
 ИВОННА (кричит). Пошел прочь! Прочь! Прочь! Вон отсюда!
 ИННОКЕНТИЙ. Влюбилась!
 ИВОННА (успокаиваясь). Вон!
 ПРИНЦ. Отозвалась. Но в таком случае...  Ответила. Заговорила. Слышали?
Но  в  таком  случае...  это  означает...  если  уж  заговорила...  что  она
действительно в меня влю...
 ИННОКЕНТИЙ. Так  ведь  оно и видно. А я  как всегда проиграл.  И потому
должен уйти. Ухожу. (Уходит.)
 ПРИНЦ. Влюбилась... А должна была  возненавидеть. Я  издеваюсь над ней.
Унижаю. А она влюбилась. И  теперь... любит меня. За то, что я ее не выношу.
За это любит меня. Ситуация становится серьезной.
 Входит ВАЛЕНТИН.
 Уйди, Валентин! Что же мне теперь делать?
 КАМЕРГЕР. К этой ситуации, принц, следует отнестись со свойственным вам
юношеским легкомыслием!
 ПРИНЦ (к Ивонне). Нет. Скажи, что нет. Ты меня не любишь?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Если она меня любит, то  я... то я, следовательно, ею любим... А
если я ею  любим,  значит,  я ее возлюбленный...  Я  существую  в  ней.  Она
заключила меня в себя. И я не вправе презирать ее... если она меня любит. Не
вправе  по-прежнему презирать ее здесь, если там, в  ней, я ее возлюбленный.
Ах,  ведь  я, собственно, всегда считал,  что существую только здесь, сам по
себе, сам в себе - а тут сразу - бац! Она поймала меня - и я оказался в ней,
как в ловушке! (К Ивонне.)  Если я твой любимый, то не  могу не любить тебя.
Мне придется тебя полюбить... и я полюблю тебя...
 КИРИЛЛ. Что ты надумал?
 ПРИНЦ. Полюбить ее.
 КИРИЛЛ. Ты замышляешь нечто невероятное! Это невозможно!
 ПРИНЦ. Ивонна, надень шляпку.
 КИРИЛЛ и КАМЕРГЕР. Куда вы? Куда вы?
 ПРИНЦ. Мы прогуляемся. Вдвоем. Наедине. Чтобы полюбить.
 ПРИНЦ и ИВОННА уходят.
 КИРИЛЛ. Что же теперь делать?
 КАМЕРГЕР. Вскружила ему голову!
 КИРИЛЛ. Чтобы такая уродина вскружила голову? Такая уродина?
 КАМЕРГЕР. Уродливые  женщины,  когда  подпускаешь  их  к  себе  слишком
близко, способны порой сильнее вскружить голову, чем красивые.
 КИРИЛЛ. Мой разум отказывает мне!
 КАМЕРГЕР.  А  я  вас  уверяю,   нет  ничего  более  опасного...  Обычно
считается,  что  опасность  исходит от женщин  приятных,  однако неприятная,
истинно неприятная женщина действует на мужчин - равно как, впрочем, истинно
неприятный мужчина на женщин... ого! Я всегда  стараюсь не слишком  вникать.
Противоположный пол неизменно привлекает!  И такая вот неприятная женщина, в
особенности, если она молода и если ее  неприятные свойства ярко  выражены -
хо, хо, хо! В особенности для  молодого человека, который приближается к ней
доверчиво, пылко - хо,  хо, хо - и тут  вдруг  оказывается лицом к лицу... с
такими жуткими... жуткими вещами...
 КИРИЛЛ. Какими вещами?
 КАМЕРГЕР.  Вы, молодой человек, о них  не знаете, а я, хоть, надеюсь, и
имею  немалый  жизненный   опыт,  тоже  не  знаю.  Существует   определенная
разновидность явлений,  которых джентльмен  знать не может  по  той причине,
что, узнав их, он бы перестал быть джентльменом.
 Звонок.
 Что там опять?
 Входит ВАЛЕНТИН.
 ВАЛЕНТИН. Открыть?
 Входят КОРОЛЬ и КОРОЛЕВА.
 КОРОЛЕВА. Где Филипп? Их что, нет?
 КАМЕРГЕР. Ушли.
 КОРОЛЬ. Мы явились сюда лично, потому что он... Господи милостивый, что
он  там опять натворил? Дамы прибежали  к королеве  с жалобой, что  наш сын,
якобы нарочно, для розыгрыша, обручился с этим пугалом, чтобы таким способом
высмеять,  ну это... какие-то  там несовершенства их внешности...  Ха-ха-ха!
Вот негодник! Ну, если он только ради этого, тогда еще полбеды.
 КОРОЛЕВА. И все же нельзя допускать подобные  вещи. Мои фрейлины ужасно
возмущены, а вы здесь позволяете себе неуместные шуточки.
 КАМЕРГЕР.  Да,  да,  да! Если  бы  дело  было  только  в  этом!  Будьте
осторожны!
 КОРОЛЬ. Что случилось?
 КАМЕРГЕР.  Случилось...  Случилось  то,  что   он  там  сейчас   в  нее
влюбляется...  хочет  полюбить  ее...  Нет, всего,  что  тут происходит,  не
выразишь словами. Язык не поворачивается! Ситуация складывается... взрывная.
Ваши величества! Будьте осторожны - не то взорвется!
 КОРОЛЬ и КОРОЛЕВА. Что же делать?


 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0479 сек.