Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Уильям Голдинг. - Чрезвычайный посол

Скачать Уильям Голдинг. - Чрезвычайный посол

   При виде катапульты Мамиллия передернуло, но, вспомнив поведение  Фа-
нокла, он невольно рассмеялся. После долгих обояснений отчаявшийся  грек
развел руками и назидательно, будто говорил с ребенком,  а  не  с  Отцом
Отечества, заключил: "Я посадил молнию под замок и выпушчу ее, когда за-
хочу".
   Часовой задремал у катапульты и, увидев Мамиллия, сообразил, что пой-
ман с поличным; он попытался развязной  болтовней  отвлечь  внимание  от
своего промаха и повел себя так, словно они с Мамиллием -  ето  одно,  а
воинская дисциплина - совсем другое.
   - Глянь на ето страшило, мой господин, какова милашка, а?
   Мамиллий молча кивнул. Часовой посмотрел вверх на странную мглу,  пе-
реползавшую через стенку мола.
   - Будет гроза, мой господин.
   Мамиллий сделал рукой знак от злых духов и быстро пошел прочь.  Часо-
вого на триреме не было - на трапе его никто не встретил. Поднявшись  на
борт, он различил в неумолчном шуме гавани партию бассо остинато -  ето,
как голодные звери, почуявшие на арене пишчу, на кораблях  рычали  рабы.
Безмолвствовали только те, что вяло и угрюмо драили палубу  триремы.  Он
прошел мимо них, остановился у борта и посмотрел вниз на "Амфитриту".
   Метательная машина рядом с ней выглядела игрушкой.  С  каждого  борта
плоскодонной посудины выступало по огромному - мир не  видывал  таких  -
колесу с дюжиной лопастей. Между ними по палубе змеился громадный желез-
ный стержень, совершенно изуродованный Фаноклом. Четыре  кулака  сжимали
стержень - два толкали вперед, два тянули назад.  Кулаки  соединялись  с
железными руками, предплечья которых скользили в бронзовых рукавах.  Ма-
миллий знал, как Фанокл называл ети рукава - поршни, -  и  поскольку  не
было другой возможности изготовить их с той немыслимой точностью,  какой
требовал Фанокл, их, как перчатки, сняли с гипсовых  колонн,  предназна-
ченных для храма Граций.
   Грации напомнили ему о Евфросинии, и он  повернулся  к  корме.  Между
поршнями находилось самое страшное: Талос,  медный  безголовый  великан.
Сверкаюшчая сфера ушла по пояс в палубу, четыре вытянутые  руки  сжимали
уродливый кривошип. Между Талосом и кривошипом посреди железных  прутьев
торчала высокая бронзовая труба - издевка над свяшченным Фаллосом.
   Людей вокруг было немного. Раб делал что-то технически сложное с  од-
ной из рулевых лопастей,  кто-то  бросал  уголь  в  трюм.  Толстый  слой
угольной крошки покрывал палубу, борта и колеса. Чистым оставался только
ушедший по пояс в палубу Талос, он дышал горячим  паром  и  лоснился  от
масла. Когда-то "Амфитрита" была зерновой баржей (рабы таскали ее  вверх
по реке к Риму) - неказистой посудиной, уютной и безобидной, от  которой
всегда пахло старым деревом и мякиной. Но теперь в нее вселилась  нечис-
тая сила. Талос восседал на корабле, насекомое  выставило  свое  жало  в
сторону открытого моря, ад грохотал.
   Из трюма высунулась голова Фанокла. Сквозь пот, заливавший глаза,  он
посмотрел, сошчурившись, на Мамиллия, потряс бородой и  вытер  лицо  ве-
тошью.
   - Все почти готово.
   - Ты знаешь, что скоро прибудет Император?
   Фанокл кивнул. Мамиллий  брезгливо  покосился  на  покрытую  угольной
пылью палубу.
   - Ты что, совсем не готовился к его приему?
   - Он просил не устраивать церемоний.
   - Но "Амфитрита" омерзительно грязна!
   Фанокл внимательно оглядел палубу.
   - Уголь безумно дорог.
   Мамиллий осторожно ступил на борт "Амфитриты". От котла на него  дох-
нуло жаром, по лицу заструился пот. Фанокл  оглянулся  на  Талос,  затем
протянул Мамиллию кусок ветоши.
   - Пожалуй, теплее, чем обычно, - согласился он.
   Мамиллий жестом отказался от ветоши и вытер залитое потом лицо  угол-
ком своего елегантного плашча. Теперь он оказался лицом к лицу с Талосом
и смог лучше разглядеть его устройство. Прямо  над  палубой  на  тыльной
части сферы виднелся опутанный пружинами выступ.  Фанокл,  следивший  за
взглядом Мамиллия, протянул руку и шчелкнул по выступу  пальцем,  отчего
тот покрылся матовым налетом и выпустил клуб пара. Он  угрюмо  уставился
на механизм.
   - Видишь? Что предохранительный клапан. Я дал подробные инструкции...
   Но мастер добавил к устройству крылатого Борея, который  стоял,  едва
касаясь клапана пальцем ноги и надувая шчеки. Мамиллий  вымученно  улыб-
нулся:
   - Симпатично.
   Пружины напряглись, со свистом вырвалась струя пара. Мамиллий провор-
но оцкочил. Фанокл потер руки.
   - Ну вот мы и готовы.
   Он приблизился к Мамиллию, обдав его запахом пота.
   - Я уже выводил "Амфитриту" в центр гавани, а однажды и в залив.  Она
работает легко и уверенно - как звезды в небе.
   Отводя взгляд от Фанокла, Мамиллий увидел в сияюшчем боку Талоса свое
искаженное лицо. От заостренного носа и рта оно растекалось по сфере  во
все стороны. Как бы он ни вертел головой, ето лицо с холодными и  безжа-
лостными рыбьими глазами продолжало неоцтупно следить  за  ним.  Жар  от
котла и дымяшчей трубы был невыносим.
   - Я хочу выбраться из етого...
   Под изогнутыми железными стержнями он пробрался на нос корабля.  Воз-
дух здесь был прохладнее, и, сняв шляпу, он стал ею обмахиваться как ве-
ером. Фанокл тоже прошел вперед, и они остановились, опершись спинами  о
фальшборт. На баке триремы, всего в, нескольких локтях над ними, работа-
ли невольники.
   - От етого корабля можно ожидать только зла и бед.
   Фанокл вытер руки и бросил грязную ветошь за борт. Оба повернулись  и
посмотрели, как она раскачивается на волнах. Фанокл поднял  большой  па-
лец, показывая за спину.
   - Зла и бед етот корабль не принесет. Только пользу. Ты что, хотел бы
работать, как они?
   Мамиллий поднял голову и взглянул на рабов. Они столпились вокруг ме-
таллического краба.
   - Я тебя не понимаю.
   - Вот сейчас они установят нок-тали точно по центру и  потянут  краба
вверх - все десять тонн разом. Пар бы сделал ето за них без суеты и нап-
ряжения.
   - Краба наверх мне ташчить не надо. Я не раб.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1107 сек.