Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Уильям Голдинг. - Чрезвычайный посол

Скачать Уильям Голдинг. - Чрезвычайный посол

   - Да сколько можно! Доска, краб... а теперь ешче и ето!
   Дымчато-белый ревушчий ад сомкнулся над Мамиллием.  Где-то  в  вышине
зарокотал гром.
   - Я не могу без нее жить.
   Фанокл пробормотал, не сводя глаз с Талоса:
   - Ты даже лица ее не видел. И потом, ты ведь внук Императора.
   - Он сделает все, что я захочу.
   Фанокл свирепо покосился на собеседника.
   - Сколько тебе лет, мой господин? Восемнадцать? Семнадцать?
   - Я уже взрослый мужчина.
   Фанокл состроил гримасу.
   - В силу установленных людьми законов.
   Мамиллий стиснул зубы.
   - Извини меня за слезы. Что от потрясения. - Он громко  икнул.  -  Ты
меня простил?
   Фанокл смерил его взглядом.
   - А больше ничего не хочешь?
   - Хочу. Евфросинию.
   - Что не в моей власти, мой господин.
   - Ни слова больше. Мы поговорим с Императором. Он тебя убедит.
   У входа в туннель громыхнул салют.
   Император шагал не но возрасту быстро. Впереди бежал глашатай:
   - Дорогу Императору!
   Свита состояла из телохранителя и нескольких женшчин - лица дам  пря-
тались под вуалями. Мамиллий в панике заметался по палубе,  но  женшчины
отошли в стороны и заняли места вдоль стенки мола. Фанокл рукой заслонил
глаза от солнца.
   - Он привел ее посмотреть демонстрацию.
   Капитан триремы семенил рядом с Императором, что-то обоясняя  ему  на
ходу. Император задумчиво кивал своей посеребренной головой.  Он  взошел
по трапу на трирему, пересек палубу и посмотрел вниз на  диковинный  ко-
рабль. Даже в такой обстановке сухошчавая фигура в белой тоге с  пурпур-
ной каймой несла на себе печать спокойного величия. Он не стал опираться
на протянутую руку и сам сошел на палубу "Амфитриты".
   - Не трать слов на рассказ о крабе, Мамиллий. Я все уже знаю от капи-
тана. Поздравляю тебя со счастливым спасением. И  тебя,  конечно,  тоже,
Фанокл. Демонстрацию придется отменить.
   - цезарь!
   - Понимаешь, Фанокл, сегодня вечером меня на  вилле  не  будет.  Твою
скороварку мы испробуем как-нибудь в другой раз.
   И снова Фанокл застыл с разинутым ртом.
   - Дело в том, - спокойно продолжал Император, - что в  ето  время  мы
будем в море на "Амфитрите".
   - цезарь!
   - Останься, Мамиллий. У меня есть для тебя новости.  -  Он  помолчал,
прислушиваясь к шуму гавани. - Не любит меня народ.
   Мамиллия снова затрясло.
   - И меня тоже. Чуть не убили.
   Мрачная улыбка мелькнула на губах Императора.
   - Что не рабы, Мамиллий. Я получил донесение из Иллирии.
   Под грязью, покрывавшей лицо Мамиллия, угадывалось выражение испуган-
ного понимания.
   - Постумий?
   - Он внезапно прервал военную кампанию и сосредоточил войска в  морс-
ком порту. Сейчас он обшаривает побережье и забирает все - от триремы до
рыбачьей лодки.
   Мамиллий быстро и неловко шагнул, едва не попав в ручишчи Талоса.
   - Решил отдохнуть от героических дел.
   Император подошел к внуку  почти  вплотную  и  осторожно  прикоснулся
пальцем к его мокрой тунике.
   - Нет, Мамиллий. Он просто узнал, что у  внука  Императора  проснулся
интерес к оружию и боевым кораблям. Будучи реалистом, он  боится  твоего
влияния. Не исключено, что злонамеренные люди подслушали злополучную бе-
седу на галерее. Нельзя терять ни минуты, - Он повернулся к  Фаноклу.  -
Нам нужен и твой совет. Как скоро мы сможем дойти на "Амфитрите" до  Ил-
лирии?
   - В два раза быстрее, чем на твоих триремах, цезарь.
   - Мамиллий, мы отправляемся вместе. Я - чтобы убедить Постумия, что я
все ешче Император, а ты - чтобы разубедить его в том,  что  желаешь  им
стать.
   - Но ето же опасно!
   - Тогда оставайся и жди, когда тебе перережут горло.  Не  думаю,  что
Постумий позволит тебе покончить с собой.
   Фанокл стоял, прижав кулаки ко лбу. Император кивнул в сторону  мола,
и через палубу триремы цепочкой потянулись рабы с поклажей. С кормы  то-
ропливо прибежал маленький сириец. Глотая слова, он заговорил с Мамилли-
ем:
   - Мой господин, ето невозможно. Императору здесь негде спать. И  пос-
мотри на небо.
   Небо было затянуто облачной дымкой  -  не  единого  синего  островка.
Солнце расплылось в большое светлое пятно, готовое вот-вот  скрыться  за
облаками.
   - И как я смогу держать точный курс, когда неба не видно и нет ветра?
   - Что приказ. Милый дедушка, давай сойдем на берег хотя бы на  минут-
ку.
   - Зачем?
   - Корабль такой грязный...
   - Да и ты, Мамиллий, не чишче. От тебя отвратительно пахнет.
   Сириец бочком придвинулся к Императору.
   - Если ето приказ, цезарь, я сделаю все  возможное.  Но  позволь  нам
сначала вывести корабль из гавани. Ты сможешь перейти на него  со  своей
галеры.
   - Да будет так.
   По триреме они прошли вместе. Потом Мамиллий, отвернувшись  от  женш-
чин, бегом скрылся в туннеле. Император дошел  до  галеры,  стоявшей  на
мертвом якоре у кормы триремы, и удобно устроился под балдахином. Только
теперь он увидел, насколько нелеп и уродлив новый корабль. Он тихо пока-
чал головой:
   - Не по душе мне все ети новшества.
   Толпу рабов с палубы "Амфитриты" постепенно засасывало в  трюм,  нес-
колько человек торопливо заканчивали  последние  приготовления.  Команда
триремы толкала корабль Фанокла вальками весел, и наконец  он  сдвинулся
вбок. Швартовы с плеском упали в воду, матросы вташчили их на борт.  Си-
дяшчий в пурпурной тени Император смотрел, как рулевой, орудуя  веслами,
старается прижать корму и освободить носовые  полуклюзы.  Из  бронзового
брюха Талоса вырывались струи пара. Потом он увидел, что Фанокл  высунул
голову из трюма и взмахом руки остановил рулевого. Он  что-то  прокричал
вниз, где находилось чрево машины: струя пара увеличилась -  свист  стал
таким пронзительным, словно воздух скребли напильником, - а потом исчез-
ла совсем. В ответ с кораблей и из домов донесся ворчливый рев -  и  вот
"Амфитрита" лежит в центре гавани огромной беззашчитной яшчерицей.
   Император обмахивался рукой.
   - Я всегда знал, что в поведении толпы нет ничего загадочного.
   Внутри корабля что-то хрюкнуло, потом  раздался  металлический  лязг.
Все четыре руки Талоса пришли в движение, две поползли вперед,  две  на-
зад. Колеса медленно повернулись, левое - в одну  сторону,  правое  -  в
другую. Лопасти опускались - шлеп, пауза, шлеп! -  разбрызгивая  грязную
воду. Выныривая, они бросали ее высоко вверх, откуда она ливнем  устрем-
лялась на палубу. На корабле не осталось ни единого  сухого  места,  над
ним вновь повисло облако пара - на сей раз  пар  валил  от  раскаленного
котла и трубы. Из трюма послышался дикий вопль, на палубу  выскочил  Фа-
нокл и, замерев, принялся внимательно изучать  великий  потоп  -  сквозь
пришчур глаз он смотрел так зачарованно, будто в жизни не видывал ничего
интереснее. Вперед "Амфитрита" не продвигалась, но вертелась вокруг сво-
ей оси; вода из-под лопастей фонтанами взлетала в воздух. Фанокл крикнул
что-то в люк, из клапана со свистом вырвался пар, колеса, скрипнув,  ос-
тановились; с "Амфитриты" струями стекала вода -  казалось,  она  только
что вынырнула со дна бухты. На застрявший в центре гавани корабль, свис-
тяшчий предохранительным клапаном, обрушился тысячеголосый крик. В маре-
ве над холмами блеснула молния, и почти сразу же пророкотал гром.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0444 сек.