Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Джелли Дюран. - Раб

Скачать Джелли Дюран. - Раб

   Царь Керх благодушно усмехнулся в бороду:
   - Ну, помучили человека? Пожалуй, ему эти воспоминания всю жизнь  бу-
дут хуже смерти.
   - Что ты имеешь в виду? - вскинулась Илона. -  Ты  хочешь  помиловать
его?
   - Да. Он не заслужил смерти. Тюрьма, эта прогулка на  помост...  Дер-
жится он хорошо, но я готов голову на отсечение дать - у него  все  под-
жилки трясутся. Отвяжи его от столба - он замертво упадет.  Выслать  его
из страны - и дело с концом.
   - Ты хочешь помиловать человека, посмевшего  так  оскорбить  меня?  -
бледнея от негодования, медленно произнесла Илона.
   Керх не заметил, как она сделала знак одному из воинов из личной  ох-
раны Матраха.
   - Да, черт возьми, я хочу его помиловать! Пока я решаю, кому оставить
жизнь, у кого отнять, и я не обязан слушать упреки своей  дочери.  Я  не
хочу, чтобы кушанья на свадебном пиру пахли горелым человечьим мясом.  Я
не хочу, чтобы твое замужество началось с крови!
   - Именно с крови оно и начнется, - сквозь зубы процедила Илона.  -  И
замужество, и царствование.
   Юркий, гибкий воин скользнул за спину Керха; Матрах отвернулся, прит-
ворившись слепым и глухим. Клинок  пронзил  могучую  шею  монарха,  Керх
грузно упал на колени, не имея возможности издать хоть звук. Дочь, прис-
тально глядя в его стынущие глаза, усмехнулась:
   - Достаточно пожил и поцарствовал. Теперь я царица, и  если  тебе  не
дорога моя честь, я сама постою за себя, - она быстрыми шагами подошла к
краю, махнула черным платком, крикнула: - Эй, вы! Начинайте!
 
   Ксантив напряженно вглядывался в людей на царском помосте.  И  только
когда мелькнул темный платок, он понял - он до  последнего  надеялся  на
чудо. Он до последней секунды надеялся, что сердце  Илоны  дрогнет,  что
царь помилует его. Не-ет...
   Захрустели зубы, когда он сжал челюсти, судорожно сократились мышцы в
бессознательном желании вырваться, оборвать цепи, уйти с помоста... Кач-
нулся факел, и громкий, веселый треск сучьев заглушил  его  единственный
стон.
   Пламя окружило его мгновенно. Оно пока не подобралось вплотную, но от
жара нельзя было дышать. Едкий дым высек слезы, обжег легкие;  за  проз-
рачной стеной пламени он еще различал расплывчатые,  неверные  очертания
людей в первых рядах толпы.
   Кто же вы, хотелось крикнуть ему, кто же вы?! Кто вам дал право отни-
мать жизнь себе подобного? Кто вам дал право приходить на площадь, чтобы
поразвлечься зрелищем, как убивают человека?! Кто те судьи, что что  ре-
шили оборвать его дыхание? За что?! Он такой же, он не сделал ничего, за
что его действительно стоило бы карать, он не был ни подлецом,  ни  тру-
сом, ни лжецом... Он молод, он так молод... Так почему он  должен  поги-
бать на позорном помосте?! Почему такие же, как он, веселятся, глядя  на
его мучения? Кто же вы, люди...
   Треск был почти заглушен мерным гудением  набравшего  силу  огня.  От
нестерпимого жара он почти ослеп, синие  ясные  глаза  стали  мутными  и
тусклыми, потрескивали волосы, тлела одежда... Язычок пламени лизнул его
ногу, Ксантив невольно плотнее прижался к столбу, больно ударившись  за-
тылком. Но не было спасения... Горели доски под его ногами, горела кожа.
Острейшая боль пронзала его, пробираясь все глубже.
   Порыв ветра - и человек у столба был окутан  пламенем,  занялся,  как
свеча. Не было крика последней боли, раздирающей, смертельной -  слишком
быстро все произошло, у него уже не было воздуха для дыхания. Но он  еще
жил, еще чувствовал, еще не угасла жизнь под горящей кожей...
 
   ...Ее руки принесли прохладу,  такую  неожиданную  посреди  пылавшего
костра. Она прильнула к нему, целуя, и она была так  прекрасна,  что  он
забыл о боли. Она была его богиней, она ожила, она пришла к нему,  чтобы
спасти. Он думал, что ее зовут Илона, но он, конечно, ошибался.  Она  не
могла носить земное имя.
   Глядя в ее звездные глаза, он спросил:
   - Кто ты?
   - Десс. Я та, кого ты любил, я пришла, чтобы  забрать  тебя  к  себе.
Пойдем, забудь о людях.
   Она манила его. Ее пальчики коснулись цепей -  и  они  распались.  Он
легко оторвался от помоста; она побежала над головами, она взлетала,  он
устремился за ней. Ему без труда удалось догнать ее, он засмеялся:
   - Я будто заново родился.
   - Это и есть рождение - рождение другим. Это оборотная сторона...
   Она запнулась, и в тот же момент Ксантив все понял.  Он  оглянулся  -
посреди площади чадил черным дымом костер, и красноватые языки огня  по-
жирали останки человека.
   Он понял, что она имела в виду, говоря о рождении. Он родился - зано-
во, но он не был человеком... Он понял, какое слово не договорила  Десс,
понял - это же слово было значением ее имени. Ее звали Смерть.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0602 сек.