Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Джелли Дюран. - Раб

Скачать Джелли Дюран. - Раб

   ... Ослабевшие тонкие пальцы выронили бокал - снотворное, подмешанное
Ксантивом, подействовало очень быстро. Он осторожно  подхватил  падающее
безвольное тело, дождался, пока зеленые глаза закроются, положил  уснув-
шую Илону на траву. Ножом сбил застежки браслета на  своей  левой  руке,
бросил позорный знак рабства в ямку, спрятал там же  диадему  царевны  и
прикрыл тайник плоским камнем. Бережно завернув Илону в темное  покрыва-
ло, прижав ее к себе правой рукой, Ксантив уселся верхом на  одного  же-
ребца, привязал поводья второй лошади к седлу и направился в сторону се-
верной дороги.
   До вечера их не должны были хватиться - последние дни  утренние  про-
гулки царевны затягивались до ночи. К тому моменту они будут  далеко  от
дворца; Илона проснется не ранее утра, и к следующему вечеру они  успеют
добраться до портового города. Там Ксантив рассчитывал продать лошадей и
бежать за море - в Энканос. Единственным человеком, который не выдал  бы
беглецов и реально помог бы им, был Лакидос; Ксантив надеялся, что  нас-
тавник поможет им пробраться на север, к варварам - туда, где нет  царей
и рабов, где они могли бы быть по-настоящему свободны и счастливы.
   Он недолго колебался, принимая решение о побеге; особенно повлияло на
него известие, что ему нет смысла ждать освобождения. Его удерживала  на
месте только любовь к Илоне - он не мог, не находил  в  себе  сил  расс-
таться с царевной. Он простил ей все, найдя объяснение ее поступкам.
   Конечно, Илона не могла быть так жестока, как ему показалось.  Конеч-
но, она не могла причинить такую боль любимому человеку намеренно,  а  в
ее любви Ксантив был уверен более, чем в том, что утром взойдет солнце.
   Просто она была слишком юна и гораздо более наивна,  чем  он  ожидал.
Телом женщина, душой ребенок, она росла в  царском  дворце,  ограждаемая
ото всех жизненных бурь, и не имела никакого понятия о многих проблемах.
Она не представляла себе, что такое замужество. Ее жених был  старше  ее
отца, она вряд ли видела в  нем  мужчину,  и,  как  ребенок,  радовалась
предстоящей перемене обстановки, предстоящим праздникам, появлению новой
игрушки - царской короны. Возможно, она полагает, что Матрах  будет  для
нее вторым отцом, что распорядок ее жизни мало изменится. И,  точно  так
же, как и здесь, в другой стране Ксантив будет сопровождать ее на утрен-
них верховых прогулках... Она вовсе не хотела унизить его, лишая надежды
на возвращение свободы, она боялась потерять его и решила, что этот путь
- наилучший, чтобы сохранить любовь.
   Крах этих мечтаний, осознание этой ошибки и невозможности  ее  испра-
вить было бы ужасной трагедией. И жених оказался бы старым,  ревнивым  и
сварливым мужем, а не отцом, и о детских шалостях ей пришлось бы забыть.
Она поняла бы, что ее жизнь загублена, что цари  могут  быть  бесправнее
рабов. Что тогда стало бы с наивной и чистой Илоной?
   Он ничего не говорил ей о своих намерениях. Женщины так пугливы,  она
обязательно бы обеспокоилась бы и за него, и за себя - ведь ему  грозила
смерть за побег - и своим страхом выдала бы их планы. Он сумел  подгото-
виться, сумел даже раздобыть немного снотворного. Он со всем справился в
одиночку...
   Сытые, сильные кони неутомимо несли свою ношу к северу. Ксантиву  хо-
телось петь - он был почти свободен, хотя не забывал, что их ожидало еще
очень много испытаний. Дорога изобиловала рощами и  перелесками,  и  это
позволяло ему избегать открытых мест, опасных не  только  нежелательными
встречами с другими путниками, но и палящими солнечными  лучами.  Он  не
остановился, когда вечерняя прохлада сменила душный дневной зной, только
пересел на другого коня и продолжал путь  под  бархатно-черным  звездным
небом. Привал он устроил перед рассветом. У них был  значительный  запас
времени, и нужно было с толком им распорядиться. Сам он мало нуждался  в
отдыхе, но уйти от погони на усталых лошадях было почти невозможно.
   Свернув с дороги, он углубился в лес, нашел ручей с чистой прохладной
водой. Нарезав ветвей с пышной листвой, Ксантив устроил удобное ложе для
Илоны, стреножил коней. Смыв с себя дорожную пыль  прозрачной  водой  из
ручья, он растянулся на земле рядом с Илоной, закрыл глаза.
   Разбудил его солнечный лучик, пробравшийся  сквозь  кружевную  листву
деревьев и щекотавший ему лицо. Ксантив чувствовал  себя  таким  свежим,
будто отдыхал не несколько часов, а целый месяц. Само ощущение  освобож-
дения придавало ему бодрости.
   Много лет отдав суровой армейской школе, он сумел подобрать все необ-
ходимое, чтобы сделать путь если не удобным, то легко  переносимым  даже
для царевны. Лошади, оружие, еда - все это было; лепешки, орехи и  суше-
ное мясо трудно назвать изысканной пищей, но они вполне могли поддержать
силы путников, а холодная вода из ручья утоляла жажду  не  хуже  старого
вина из дворцовых подвалов.
   Но Илона думала иначе. Когда Ксантив разбудил ее,  она  долго  озира-
лась, не понимая, где они находятся. Его объяснения привели ее в ярость.
   - Как ты посмел?! - ее голос был немного хриплым спросонья. - Как ты,
ничтожный раб, посмел бежать и увезти меня?
   - Я больше не раб, Илона. Я родился свободным, я всегда был свободным
в душе. Теперь я свободен до конца.
   - Ты раб! Ты беглый раб! Тебя повесят на первом же дереве!
   Обида обожгла его, но ему удалось подавить свои чувства. Илона  могла
быть раздражена тем, что он усыпил ее, не предупредив, и в  раздражении,
конечно, не могла оставаться той ласковой девочкой, которую он любил. Но
скоро злость уляжется.
   - Да, повесят, - спокойно согласился Ксантив. - Если найдут. Но этого
не случится - я хорошо все рассчитал. Вечером мы будем в городе,  завтра
утром - в море. Мы найдем корабль еще до того, как все  портовые  города
будут оповещены о нашем исчезновении.
   - А за морем? Ты думаешь, ты найдешь там приют? Там  приютят  беглого
раба?! Или ты рассчитываешь на мое покровительство?
   - Тебя там не знают. Нет, мы доберемся  до  Энканоса,  он  расположен
совсем недалеко от побережья.
   - А дальше? Что ты будешь дальше?
   - Дальше - на север. Там земли варваров, и там нас никто не найдет.
   - И ты хочешь покорить их? Да? Ты ведь говорил, что был  военачальни-
ком, тебя наверняка еще помнят. Тебе дадут большой отряд, с  которым  ты
покоришь все-все северные земли, -  глаза  Илоны  заблестели,  она  даже
улыбнулась. - Ты будешь царем большого и сильного  царства,  тебя  будут
все бояться, а я буду твоей царицей. Ах, как это замечательно! Почему ты
сразу не сказал?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.043 сек.