Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Джелли Дюран. - Раб

Скачать Джелли Дюран. - Раб

   О Боги, она совсем еще ребенок. Корона для нее - игрушка, но  любимая
игрушка, и, как все дети, она мечтает о ней. Она обиделась, что  Ксантив
так обошелся с ней - усыпил, похитил, но она не могла долго обижаться. В
конце концов, нечто подобное он предвидел - дурное расположение духа по-
началу, но прежнее понимание и доверие потом. Жаль все же, что приходит-
ся отбирать у нее мечту об игрушке.
   - Илона, я не строил таких планов. Это невозможно по многим причинам.
Я был военачальником, но это не значит, что я буду им теперь. Даже  если
мне поверят - земли, покоренные мной, будут принадлежать не мне, а царю,
давшему мне людей.
   - А ты поднимешь бунт, - нашлась Илона.
   - И начнутся бесконечные войны. Меня попробуют покарать за своеволие,
я буду сопротивляться, потом поднимут восстание жители покоренных стран,
я должен буду усмирить их... Зачем? В войнах гибнут тысячи достойных лю-
дей.
   - Странно мне слышать такое от военачальника. Как же ты командовал?
   - Илона, Энканос принадлежит Богу войны. И там нас учили: армия нужна
не для того, чтобы воевать, а для того, чтобы войны не было. Армия долж-
на беречь мир и покой, а не разрушать его. Мир и покой всех людей, а  не
только соотечественников.
   - Не понимаю. Если все так думают, то зачем тогда всем  нужны  армии?
Если никто не нападает, то от кого тогда надо защищаться? И как  быть  с
настоящей доблестью, которая может проявиться только на  поле  боя?  Как
быть с границами государства, которые нужно расширять?  Как  быть,  если
сосед оскорбил тебя? Стерпеть?
   - Все эти вопросы не обязательно решать силой оружия.  Этот  метод  -
силой - наилучший лишь для неразвитых людей, которым проще пустить в ход
кулаки, чем напрягать ум. А доблесть... Это ведь сила не рук, а духа. На
поле боя она отходит на второй план, вытесненная азартом, физической си-
лой, опьянением кровью. Доблесть лучше всего видна там, где нет оружия.
   - Так ты и меня считаешь неразвитой? - вспыхнула Илона.
   - Нет. Ты всего лишь молода. К тому же  ты  женщина.  Тебе  не  нужно
знать все эти тонкости. На войне не место чутким и  нежным  женщинам,  -
Ксантив улыбнулся. - Предназначение женщины в другом.
   - А в чем ты видишь свое предназначение?  Все  мужчины  считают,  что
женщины недостойны их знаний. Но скажи мне, в чем смысл твоей жизни?
   - Я был бы недостоин того, чтобы называться человеком, если бы сделал
доступными для тебя мои  знания.  Это  грубость,  постоянные  лишения  и
смерть, а мои знания - всего лишь умение не бояться этих ужасов.  Я  ни-
когда не позволю тебе испытать беды войны, вот в этом и есть смысл  моей
жизни.
   Как трудно будет выполнить это обещание... Но она должна быть  счаст-
лива, пусть даже ценой его жизни. Ксантив достал еду, пододвинул  к  ней
поближе.
   - Подкрепись. Нам будет трудно эти несколько дней.
   Илона бросила взгляд на лепешки и  отвернулась,  капризно  пожаловав-
шись:
   - Я не могу есть черствые лепешки. Каждое утро во дворце мне подавали
хлеб, размоченный в молоке, и тертые орехи, смешанные с медом.
   - Здесь некому подавать. Ты не ребенок, чтобы пищу за тебя разжевыва-
ли. Ешь, нам предстоит долгий путь.
   - Я никуда не поеду! - плаксиво заявила она. - У меня болит все тело,
я не могу пошевелиться. Мне кажется, что я упала с крыши дворца на  кам-
ни.
   - Тебе это только кажется. Ты спала не на земле, а на ветвях. Ты  бу-
дешь есть?
   - Нет. Я не могу есть эти лепешки!
   - Когда человек требует от пищи изысканности, то он не голоден. Когда
человек голоден, он довольствуется тем, что есть.
   Обиженная Илона отвернулась. Ксантив жевал лепешки, запивал водой  из
ручья; жизнь во дворце не лучшим образом отразилась на  ней,  думал  он.
Она избалована роскошью, и ей трудно будет привыкать  к  простой  жизни.
Поев, он аккуратно завернул оставшуюся провизию, убрал в седельную  сум-
ку. Привел отдохнувших коней.
   - Поехали.
   - Я никуда не поеду.
   - Хорошо, - Ксантив  говорил  с  наигранным  равнодушием.-  Оставайся
здесь или пробуй вернуться домой. Только учти, что дорога кишит  разбой-
никами, и защитить тебя от них будет некому - я поеду к морю. А  разбой-
никам все равно, кого грабить и убивать, для них твоя царская кровь  ни-
чем не отличается от крови крестьянки.
   Тяжело ему было разговаривать с ней таким тоном, но это было  необхо-
димо, иначе она привыкла бы капризничать. Илона метнула в  него  гневный
взгляд, но промолчала. Ксантив помог ей сесть в седло;  в  молчании  они
тронулись в дальнейший путь.
   Лошади бодро стучали копытами по каменистой  дороге,  в  воздухе  уже
пахло морем. По расчетам Ксантива, им оставалось всего  несколько  часов
пути, и они устроятся на ночлег задолго до заката.
   - Ксантив, ты говорил, что был одним из двух сотников Энканоса, - на-
рушила его мысли Илона.
   Ксантив кивнул.
   - То есть, там было двести воинов. Это постоянно или было только тог-
да?
   - Постоянно.
   - Так это целая армия! Это целая армия непобедимых солдат. Зачем тебе
обращаться к какому-то царю, если ты можешь возглавить армию Энканоса?
   - Это невозможно по многим причинам. Во-первых, закон запрещает Энка-
носу вести завоевания. Во-вторых, я не хочу быть завоевателем и не  буду
им. Цари, вопреки твоим убеждениям, такие же несвободные люди, как и ра-
бы. Власть - это иллюзия свободы,  а  на  деле  лишь  оборотная  сторона
рабства. Хозяин и раб связаны одной веревкой, они принадлежат друг  дру-
гу. Если есть хозяин, он не может обойтись без раба, если нет рабов,  то
нет и хозяев. А власть над себе подобными связана с обязанностями и  ог-
раничениями. Ты не можешь поступать так, как тебе хочется, ты  постоянно
учитываешь мнение других, и не всегда приятных тебе людей, ты считаешься
с мнением своих граждан, которое выражается в приличиях и традициях,  и,
в конечном счете, ты зависишь от людей больше, чем они от тебя. Ведь кем
ты будешь, если твои подданные все разом внезапно перестанут тебе подчи-
няться? Тебе придется заставлять их слушаться, а для этого тебе  понадо-
бится армия солдат и законников. Для армии нужны деньги, а где их взять?
У твоих подданных, но у них мало денег и ты не можешь взять их все: если
ты отнимешь все их средства, то они перемрут, и ты останешься без  рабов
и без денег, которые ты можешь с них получить. Тогда ты поступишь  точно
так же, как и другие цари: ты отправишь армию в набег. В случае удачи ты
на деньги убитых жителей другой страны усмиряешь своих, а в случае пора-
жения рабство ждет тебя. Но в любом случае ты ничего  не  получаешь  для
себя, кроме хлопот. Ты постоянно думаешь, как бы угодить всем, а если не
всем, то какой группе людей - солдатам, жрецам, купцам или  вельможам  -
чтобы сохранить власть. Это порочный круг, Илона. И так мы жить  не  бу-
дем. Мы построим свой дом, мы будем жить в нем, потом вокруг нас  начнут
селиться другие люди, а мы будем основателями города.
   - И тебя выберут его правителем.
   Ксантив расхохотался.
   - Да нет же, Илона! Я не хочу быть правителем, я хочу быть  свободным
человеком. Свобода - это равенство двух условий.  Свободным  может  быть
только тот, кем не помыкает никто и кто не имеет рабов сам.
   - Нищий бродяга.
   - Нет. Нищий - он тоже раб. Раб голода, жажды денег и власти. А у нас
будет все, что нужно для жизни, но столько, чтобы это не  тяготило  нас.
Мы всего добьемся сами и никому за это не будем кланяться.
   - Ты украл у меня короны двух царств, чтобы  сделать  крестьянкой?  -
возмущенно крикнула Илона.
   - Я спас тебя от двух корон. Пройдет немного времени, и ты  это  пой-
мешь, - мягко сказал Ксантив. -  Поверь,  мы  будем  самыми  счастливыми
людьми, а для счастья совсем не нужны короны.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0438 сек.